18+
  1. 100-летие ГРУ: исторический подвиг разведчиков

100-летие ГРУ: исторический подвиг разведчиков

100-летие ГРУ: исторический подвиг разведчиков
Во время недавней встречи с военными разведчиками в театре Российской Армии президент РФ Владимир Путин поздравил собравшихся со 100-летием создания в ноябре 1918 года старейшей спецслужбы и сказал о необходимости вернуться к ее прежнему историческому названию – Главное разведывательное управление Генштаба.

Зал поддержал предложение президента аплодисментами и оно, без сомнения, будет реализовано, а существовавшее в течение последнего десятилетия безлико-стеснительное обозначение «Главное управление» будет упразднено (Кому, каким «бдительным» чиновникам помешало слово «разведывательное»?). Так что ГРУ – легенда отечественной истории, возвращается…

В эти дни «Российская газета» представляет на своих страницах специальный проект издания «Родина» к 100-летию отечественной военной разведки, рожденной революцией в ноябре 1918 года. Впервые военная разведка в армии России появилась еще при Петре Великом. Особой строкой в историю ее создания вписано имя легендарного русского генерала Барклая де Толи, ставшего инициатором создания разведывательного ведомства в преддверии войны с Наполеоном.

Золотыми буквами и кровью написана героическая история «бойцов невидимого фронта» сороковых годов. В «Российской газете» подробно рассказывается об одном из таких засекреченных сотрудников, подвигом которого была вся жизнь и работа в советском посольстве за океаном, по легенде – простым шофером военного атташе. О том, кем он был на самом деле, не знали даже руководители нашей дипмиссии. А американцы не знают до сих пор, что едва не раскрытую знаменитую по многим романам и кинофильмам разведгруппу «Омега», состоявшую в основном из граждан США, возглавлял ничем не приметный, на вид даже простоватый водитель советского посольства Лев Сергеев.

Он родился 14 ноября 1906 года в азербайджанском городке Закаталы. Детские годы выдались трудными. Мальчишка остался без отца еще в трехлетнем возрасте. Позднее по бедности ему даже не всегда удавалось ходить в школу. Но живя на многонациональном Кавказе, он самостоятельно смог изучить местные языки и наречия. И впоследствии лингвистические способности Льва Сергеева пришлись очень кстати во время многолетней зарубежной командировки.

В юности Сергееву довелось побегать по Махачкале, то расклеивая объявления, то разнося пакеты в качестве посыльного при воинской части. После годичных курсов военных санитаров в Москве его направляют на стажировку в Баку. Воинская служба начинает Сергееву нравиться все больше и в 1933 году он оканчивает танковую школу в Орле, получив звание лейтенанта и взвод танкистов под свое командование. Вскоре Сергеев получил неожиданное предложение перейти на службу в армейское Разведуправление (РУ, а затем и ГРУ). Он согласился. После двухлетней специальной подготовки его направили в Америку.

К концу тридцатых годов советско-американские отношения разладились. Американцы перестали щедро кредитовать советскую промышленность, как они это делали в двадцатые годы. Это были своего рода санкции, сродни нынешним. И повод для них был похожим. Это и воссоединение с СССР западных территорий Украины и Белоруссии, и конфликт с Финляндией.

Новому шефу группы нелегалов в Вашингтоне Сергееву пришлось работать в обстановке оголтелой антисоветской истерии. Но ему удалось, тем не менее, нацелить на успех ряд симпатизирующих Советскому Союзу граждан США. Особенно отличались важностью своих донесений агенты Доктор, Мастер и Министр (подлинные имена не известны американцам и по сей день).

Ничем не приметный посольский водитель Сергеев действовал под оперативным псевдонимом Морис. По приказу Центра его группа, получившая кодовое наименование Омега, с 1940 года начала собирать информацию по планам и намерениям Рузвельта как в Европе, так и в районе Японского моря. Подвижки здесь разведчики обнаружили только после коварного нападения Гитлера на Советский Союз. В американском обществе стали все больше слышны голоса в поддержку сражающегося против фашистской агрессии государства и поэтому разведчики все чаще стали обращаться за помощью к простым людям.

Но во властных структурах США, как удалось выяснить источникам Омеги, отделывались обещаниями помогать воюющей с общим врагом России, даже не думая их выполнять. Американское руководство занимало выжидательную позицию, строя тайные планы о поддержке той стороны, которая будет одерживать верх и в дальнейшем присвоив победу себе. Примерно такая же обстановка сложилась и на Дальнем Востоке. По сведениям, добытым нашей агентурой в американской разведке, Япония решится напасть на СССР только после того, как Германия одержит ряд ощутимых побед на Восточном фронте. Важнейшие сведения такого рода постоянно поступали в Москву, помогая руководству страны оперативно принимать верные решения. В одном только 1943 году, к примеру, Центру было направлено 240О секретных документов и 420 оперативных сообщений.

Группе Сергеева стало известно о планировавшихся секретных переговорах высокопоставленного представителя разведки США Аллена Даллеса с одним из фашистских главарей Карлом Вольфом. На них он должен был предложить пленение немецких частей «гуманными» американцами, втайне от советского командования. Наш резидент немедленно проинформировал обо всем Москву. По дипломатическим каналам Вашингтон был предупрежден, что такие недружественные действия наших союзников будут иметь серьезные последствия. Вскоре сепаратные переговоры с фашистскими лидерами американской стороной были отменены. А этот эпизод противостояния двух мировых разведок позднее был представлен в фильме «Семнадцать мгновений весны».

После окончания войны полковник Лев Сергеев много лет проработал в центральном аппарате ГРУ, воспитывал молодых разведчиков. Он ушел из жизни 4 декабря 1994 году, но сослуживцы его помнят.

Сохранилась память в сердцах людей и об одном из руководителей советской и российской военной разведки Петре Ивановиче Ивашутине. Он служил ГРУ до 2002 года, до последних своих дней. За время его руководства ГРУ сменилось пять руководителей государства, от Хрущева до Горбачева. И у каждого из них, начиная с Брежнева, ровно в 9.00 на рабочем столе лежала подписанная генералом Ивашутиным краткая справка, около трех страниц, содержащая новейшие разведданные по всему миру. Они позволяли первым лицам государства принимать верные решения.

Разведчикам не ставят памятники, не называют их имен. Но одно исключение все-таки было сделано. Памятник Петру Ивановичу Ивашутину установлен на Троекуровском кладбище в Москве. На нем надпись золотыми буквами: «Жизнь отдана разведке. 25 лет во главе ГРУ».

Последние новости