18+
  1. Бурные страсти «смиренного кладбища»

Бурные страсти «смиренного кладбища»

Бурные страсти «смиренного кладбища»
Атака муниципальной власти по перехвату похоронного бизнеса в Кузьмолово провалилась, несмотря на активное содействие городской прокуратуры Всеволожска.

Почти четверть века на Кузьмоловском общественном кладбище работает ЗАО «Камея» Михаила Лиокумовича. Как и в любом бизнесе, не обходится без противоречий между коммерсантом и муниципальными властями. Но летом прошлого года в отношения местной власти и бизнеса вдруг начали вмешиваться советники юстиции Андрей Корчагин и Татьяна Царева из Всеволожской городской прокуратуры.

Ищите деньги

Именно благодаря содействию прокуратуры контроль над кладбищем у ЗАО «Камея» перехватили муниципальные власти.

Местные власти даже подготовили смету, демонстрирующую, насколько выгодным бизнесом является похоронное дело. А оперировать бюджетом глава администрации Кузьмоловского поселения Виктор Воронин и местный муниципальный начальник Николай Добужинскас отрядили новосозданное Муниципальное казённое учреждение «Специализированная служба в сфере погребения и похоронного дела» (МКУ). Местные власти утвердили штатное расписание (30 сотрудников), смету расходов на финансовый год в размере 4,1 млн. рублей, присмотрелись к новым земельным участкам, недавно присоединенным к территории старого кладбища, и подсчитали, что этой земли хватит на упокоение около 140 тыс. покойных. А главное – скалькулировали объемы финансового оборота – на уровне 7,0 млрд. рублей.

Правда, гендиректор ЗАО «Камея» Михаил Лиокумович приводит другие расчеты, демонстрирующие, что ритуальные услуги должны быть не столько бизнесом, сколько выполнять социальную функцию. А вот муниципальные власти видят в похоронном деле только деньги, а сопутствующие расходы и социальную помощь вообще в расчет не берут.

Лиокумович приводит несколько цифр из работы ЗАО «Камея». Так, похоронное бюро по ценам 1994 года израсходовало 564 миллиона 979 тысяч 882 рубля на обустройство кладбища – геодезия, выравнивание территории, строительство дорог, автостоянки и административного корпуса - на заброшенном карьере площадью 10, 5 га, который находился в собственности муниципальных властей.

Еще 40 млн. рублей «Камея» потратила с 2015 года, когда Министерство обороны передало администрации Кузьмоловского поселения еще 3 участка для расширения площади погоста. Именно в такую цифру обошелся целый комплекс работ – землеустройство, ливневая канализация, освещение и охрана территории. Кстати, бюро ритуальных услуг ни разу не обращалось за финансовой помощью к местным властям. Более того, взяло на себя ряд социальных функций. Например, льготное захоронение для более 1200 местных жителей, каждое из которых обошлось семье покойного всего в 5 тысяч 580 рублей.

Но главное, что муниципальные власти начали свои поползновения с целью «отжать» кладбище после того, как Лиокумович «выбил» земельные участки у Минобороны, обустроил территорию и вообще наладил полный хозяйственный цикл на кладбище.

К моменту, когда муниципальные власти начали операцию с целью «отжать» объект, Кузьмоловское кладбище считалось одним из лучших в РФ, причем там хоронили не просто известных людей или толстосумов, но и простых смертных.

Уроки юридической казуистики

Проблема заключалась в том, что договор между муниципальными властями и ЗАО «Камея» не предусматривал возможности расторжения в одностороннем порядке.

И здесь очень своевременно подключилась Всеволожская городская прокуратура. В октябре 2016 года прокуроры сделали сразу несколько выводов в отношении работы местного кладбища:

- «места погребения могут быть расположены исключительно на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности», поэтому работа ЗАО «Камея» невозможна;

- «Камея» входит в несуществующую хозяйственную структуру местной власти, поэтому ее деятельность якобы незаконна;

- компания нарушает требования федеральных законов от 05.04.2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе» и от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О Защите конкуренции».

Все приведенные доводы по сути своей являются юридической казуистикой, «заточенной» под интересы муниципальной власти. Простой пример – компания Лиокумовича и местные власти заключили первый договор о сотрудничестве в 1994, а повторно оформили свои отношения в 2006 году. Что касается упомянутых ФЗ, то оба они вступили в силу гораздо позже, а закон, как учат на первом курсе юрфака, обратной силы не имеет.

Вытеснив «Камею», муниципальные власти отдали кладбище в ведение МКУ, которое отличилось тем, что хоронило усопших без указания даты рождения и смерти. А проваленные поребрики и покосившиеся кресты на могилах вообще стали «фирменным знаком» муниципальной структуры. Одновременно начальник земельно-имущественного отдела местной администрации Королёв одновременно получил задачу поставить земли под кладбищем на кадастровый учёт, чтобы оформить право постоянного бессрочного пользования для МКУ.

Сам Андрей Корчагин вышел на сцену в середине мая, лично направив гендиректору ЗАО «Камея» Михаилу Лиокумовичу предостережение о недопустимости нарушения законов РФ. Послание прокурора несло четкий подтекст – «вон с кладбища», иначе владелец бюро ритуальных услуг «может быть привлечён к установленной законом ответственности».

Примерно с этого момента соперничество за кладбище между ЗАО «Камея» и МКУ переходит в открытую фазу. «Камея» отказалась покидать территорию и административные здания (тем более что фирма сама их построила и владела по праву собственности). Муниципальные чиновники «окопались» в строительных вагончиках за оградой погоста. А по обе стороны ограды появились отряды парней спортивного телосложения. Разграничили и территорию кладбища – «Камея» хоронила своих клиентов на одном участке, муниципалы – на другом.

Спецназ на кладбище

Наконец, в июне 2016 года Арбитражный суд СПб и Ленинградской области вынес решение по спору между муниципалами и компанией Лиокумовича, подтвердив правоту именно ЗАО «Камея». Более того, суд постановил, что муниципальные власти вышли за пределы своих полномочий, нарушив права и законные интересы фирмы Михаила Лиокумовича.

Но и прокурор Корчагин не дремал, пользуясь своей близостью к месту событий. В начале августа на кладбище появился рейд спецназа, уложивший всех сотрудников «Камеи» «мордой в пол». Рейду предшествовала провокация в отношении охраны кладбища, оформленной на «Камею».

После этого спецназовцы вытолкали «в шею» с территории погоста сотрудников «Камеи», а за компанию и еще ряда ИП. Стоит ли говорить, что полновластным хозяином всей территории стало МКУ? Вдогонку против сотрудников «Камеи» возбудили уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере. А лично Лиокумовича предупредили, что он рискует стать в этом деле подозреваемым №1.

В общем, Всеволожская городская прокуратура показала, кому суд не указ, а закон не писан, силой разрешив вопрос, кто на кладбище главный. И ни муниципальные власти, ни прокуроров, так ревностно заботящихся о соблюдении законности и интересов местных жителей, не волнует, что ЗАО «Камея» до сих пор несет прямые убытки. Компания Михаила Лиокумовича продолжает выплачивать зарплату сотрудникам кладбища, которые не работают из-за вынужденного простоя. А еще «Камея» оплачивает услуги по сбору мусора и вывозу мусорных контейнеров, а также по утилизации отходов.

Видимо, директор МКУ решил подключиться к соревнованию, кто создаст для «Камеи» больше трудностей. Юрий Сафонов ввел для работников компании Лиокумовича пропускной режим, начал требовать предоставить договора на работы по установке надмогильных сооружений. А главное – сообщил, что не даст никого хоронить, если договор составлен не с МКУ. Стоит ли уточнять, что советник юстиции Андрей Корчагин, осуществлявший надзор за соблюдением законности, никаких нарушений в упор не увидел?

А в ответ тишина?

И здесь в деле наметился неожиданный поворот 17 октября 2017 г. Тринадцатый арбитражный апелляционный суд вынес постановление по делу № А56-18820/2017, признав недействительными все действия администрации МО «Кузьмоловское городское поселение» по передаче территории кладбища МКУ. Суд мотивировал свое решение тем, что именно «Камея» по решению муниципальной власти распоряжается земельным участком по праву постоянного пользования, а также владеет административным помещением на территории Кузьмоловского кладбища. Суд четко дал понять, что такое положение вещей исключает любые попытки муниципальной власти передать земельный участок другим лицам, а также провести повторный кадастровый учет.

По второму делу суд встал было на сторону муниципалов, но затем Тринадцатый арбитражный апелляционный суд отменил решение первой инстанции, постановив 18 октября, что договор между местной властью и ЗАО «Камея» является действующим. Более того, суд четко определил, что муниципалы не имеют никакого права незаконно препятствовать деятельности компании Михаила Лиокумовича.

В общем, сразу два состава судей, мягко говоря, не одобрили активность советников юстиции Андрея Корчагина и Татьяна Царевой.

Наконец, несмотря на то, что «Камея» доказала свою правоту цивилизованным способом, остается еще ряд вопросов. Например, кто понесет ответственность за систематические нарушения законности? И за расходы местного бюджета на содержание мертворожденной структуры в лице МКУ? А кто компенсирует неудобства и переживания местных жителей, получивших за свои деньги покосившиеся кресты и проваленные поребрики?

Последние новости