18+
  1. ФАС обнаружил у Минобороны «Транслом»

ФАС обнаружил у Минобороны «Транслом»

ФАС обнаружил у Минобороны «Транслом»
Федеральная антимонопольная служба заподозрила Министерство обороны в ограничении конкуренции и особых отношениях с компанией «Транслом». Впрочем, для рынка это, похоже, давно не секрет.

В свое время Минобороны пыталось добиться для «ТрансЛома» статуса приоритетного покупателя военного лома черных и цветных металлов. В идеале «ТрансЛом» должен был получить право приобретать лом у военных по рыночной стоимости без проведения торгов.

Однако тенденция «ТрансЛома» к монополизму вызвала недовольство участников рынка. На объемы Минобороны, после того, как «ТрансЛом» уже прибрал к рукам лом железнодорожников, рассчитывали несколько крупных компаний. Кроме того, еще раньше своим указом президент разрешил Минобороны передавать свое списанное, но запрещенное к свободной реализации имущество компании «Национальный экологический оператор» (НЭО) - дочке «Ростеха». В Минобороны полагали, что «ТрансЛом» и «Ростех» поделят зоны ответственности. Ожидалось, что «ТрансЛом» будет в первую очередь утилизировать цветной и черный металлолом, а «Ростех» — драгоценные металлы и технику. На практике «ТрансЛом» забрал и драгметаллы.

Так, проверяя торги Минобороны за прошлый год, комиссия ФАС обратила внимание на то, что Минобороны выставляло на торги смешанные лоты, когда в «смешанном ломе черных и цветных металлов», например, от десантного корабля «Митрофан Москаленко» обнаружились «неизвлекаемое серебро» и платина.

В целом, «ТрансЛом» хоть и не получил от Минобороны эксклюзивных прав, но на практике забрал себе весь лом, который военные выставляли на семи аукционах, прошедших в прошлом году. При этом ни о каких рыночных ценах речи не идет.

В частности, депутат Госдумы Андрей Луговой еще в мае пытался разобраться почему Минобороны продает лом «Транслому» за 8 тыс. рублей в среднем при его цене на рынке 17 тыс. рублей.

Как сообщает РБК со ссылкой на свои источники, финансовые потери Минобороны от подобных торгов могут составить 12,6 млрд рублей. Разница между ценами, по которым «Транслом» покупает лом у Минобороны, и ценой его последующей перепродажи составляет для лома черных металлов в среднем 9 тыс. руб. за тонну, для лома цветных металлов — 90 тыс. руб. за тонну, утверждает собеседник РБК. А ведь только в этом году военные продали «Транслому» сотни тысяч тонн черного и цветного металлолома.

Примечательно, что для «Транслома» подобные спекуляции – обычная практика, освоенная еще на работе с железнодорожниками. Например, в конце 2016-го года «Российский аукционный дом», специализирующийся на торгах ломом, отчитался о проведении торгов в которых за лом цветных и черных металлов боролись 9 компаний. В итоге стоимость тонны лома составила 90 тыс. рублей, что в девять раз выше действовавшей на тот момент рыночной ставки.

Тем временем «Транслом» приобретал у Горьковской железной дороги лом по 8 тыс. рублей за тонну без доставки ее до потребителя. А, находившиеся поблизости заводы давали за нее 16 тыс. рублей. Можно представить, как заплатив той же железной дороге тысячу рублей с тонны за доставку лома на завод, трейдер получает доход в 7-8 тыс. рублей.

Контракт с РЖД позволил «ТрансЛому» в 2016 году переработать 2 млн тонн металла, что принесло компании выручку в 15,5 млрд рублей. В 2017 году на фоне роста цен на лом черных металлов выручка компании оценивалась 18 млрд рублей. При этом упущенная прибыль РЖД оценивается в 7 млрд. рублей. А за семь лет действия договора без учета роста цен на лом железнодорожники потеряли по некоторым оценкам не менее 49 млрд. рублей.

До прихода в РЖД Олега Белозерова ООО «ТрансЛом» было дочкой железнодорожников и выступало монопольным продавцом всего железнодорожного лома. Выгода железнодорожников от переноса центра прибыли из РЖД в «дочку» понятна. РЖД получает госдотации, а прибыль «ТрансЛома» делят частные лица.

И данная схема сохраниться, как минимум еще на несколько лет. Перед приходом Белозерова ООО внезапно обанкротилось и сменило собственника, уйдя из-под крыла РЖД. Но незадолго до этого организация подписала с РЖД контракт, сохранивший ее монопольное положение в отношениях с железнодорожниками на ближайшие семь лет. Сохранилось и право на уникальное ценообразование. Белозеров пересматривать столь невыгодный для РЖД контракт не стал. Возможно потому, что «Транслом» связывают с Алексеем Золотаревым, бывшим партнером помощника президента и экс-министра транспорта Игоря Левитина.

Почему Минобороны решило идти по пути РЖД, и кто в оборонном ведомстве оказался заинтересован в выводе из его бюджета миллиардов рублей ФАС, конечно, не ответит. Но очевидно это нельзя назвать случайностью.

Как считают в ФАС, к ограничению конкуренции привели как необоснованный рост размера задатка из-за объединения имущества из разных субъектов, так и условия договоров. В частности, по условиям торгов покупатель должен вывезти имущество в полном объеме в течение 30 дней (плюс день на каждые 30 т, превышающие 1 тыс. т). По мнению комиссии, с учетом того что имущество разбросано более чем по 24 субъектам России, установленный срок вывоза может затруднить исполнение договора, а укрупнение лотов исключает возможность участия в аукционах представителей малого и среднего бизнеса, не обладающих значительными финансовыми ресурсами. При этом география деятельности «Транслома» охватывает 12 субъектов, поэтому необоснованное укрупнение лотов на торгах создавало преимущество конкретному участнику рынка, владеющему наибольшим среди ломозаготовителей количеством площадок по переработке, указано в документе.

Кстати, сам «Транслом», несмотря на подогнанные под него условия торгов, был уличен в их нарушении. Например, глава автобронетанкового управления Минобороны генерал-майор Сергей Бибик приводил пример, когда вопреки условиям контракта компания в течение месяца не вывозила приобретенный на АО «560 БТРЗ» лом.

В перспективе ФАС может добиться изменения условий торгов Минобороны. Дело в отношении Минобороны и подведомственного ему учреждения «Специальное территориальное управление имущественных отношений» возбуждено по признакам нарушения ч. 1 и 2 ст. 17 закона о защите конкуренции. Нарушение этой статьи является основанием для того, чтобы суд признал подобные торги недействительными. Вот только без вмешательства ФСБ и Генпрокуратуры, кто в Минобороны так самоотверженно помогал «Транслому» зарабатывать миллиарды за счет обороноспособности страны, так и останется неизвестно.

Последние новости