18+
  1. Французская элита против Ле Пен

Французская элита против Ле Пен

Французская элита против Ле Пен
Результаты первого тура голосования на президентских выборах во Франции продемонстрировали водораздел по линии «евроатлантическая элита» - «несистемный кандидат».

Итак, по данным МВД Франции (именно Министерство внутренних дел отвечает за организацию выборов и подсчет голосов), в первом туре Эммануэль Макрон (центристская «На марше!») набрал 23,75%; Марин Ле Пен (правая «Национальный фронт») – 21,53%; Франсуа Фийон (правая «Республиканцы») – 19,91%; Жан-Люк Меланшон (левая «Непокоренная Франция») – 19,64%; Бенуа Амон (левоцентристская Французская социалистическая партия) – 6,35%. Остальные кандидаты набрали менее 1,5%.

Явка, по данным МВД, составила 78,69%, в голосовании приняли участие около 36,5 млн. избирателей. Для сравнения: на прошлых президентских выборах в 2012 году явка избирателей составила 70,59%.

«Новые лица» со старыми деньгами

«Новичок» Макрон только играет роль «нового лица». Французская политическая система выстроена таким образом, что совершенно новый кандидат априори не имеет никаких шансов даже зарегистрироваться для участия в выборах. В принципе, раскрутка в центральных СМИ, массовые митинги в его поддержку и админресурс свидетельствуют о том, что за Макроном стоят мощные игроки. К примеру, необходимые для своего выдвижения 500 подписей местных депутатов и мэров со всей Франции кандидат от новой партии «На марше» сдал вторым – сразу после Фийона. Ряд известных политиков так и не смогли собрать минимальные 500 подписей.

Результаты первого тура «выборов по-французски» следует анализировать с точки зрения избирательной системы, а не мнения избирателей. Сразу же после оглашения итогов представители французского истеблишмента - премьер-министр Бернар Казнев, глава МИД Жан-Марк Эро (Французская социалистическая партия), кандидаты Франсуа Фийон (правая «Республиканцы») и Бенуа Амон (ФСП) призвали избирателей поддержать во втором туре Эммануэля Макрона. А Фийон, занявший третье место, даже не стал дожидаться, пока объявят результаты первого тура. Таким образом, проявилась заложенная еще Шарлем де Голлем платформа, сглаживающая разногласия между правоцентристами и социалистами методом предвыборного блокирования. Подобная практика позволяет отсекать от власти «крайних» - как левых, так и правых. Во времена генерала де Голля основную угрозу представляли коммунисты, а сейчас на их месте оказалась Ле Пен.

Президент и парламент

Особенность французской модели правления – президентско-парламентской республики заключается в том, что она может функционировать в двух вариантах:

- когда президент и депутатское большинство в Национальном собрании (нижней палате парламента) совпадают, тогда модель работает как президентская республика по типу США, где президент фактически является и главой правительства. К примеру, такая модель функционировала весь президентский срок Франсуа Олланда, когда и глава государства, и все председатели Совета Министров (Жан-Марк Эро, Мануэль Вальс, Бернар Казнев) представляли Французскую социалистическую партию,

- когда глава государства и большинство представляют разные партии – т. н. «сосуществование». В таком случае президент занимается вопросами обороны и международных отношений, а экономикой и социальной сферой управляет Совет Министров, подотчетный Национальному собранию.

В недавней истории Франции было несколько таких случаев, когда, к примеру, президент Франсуа Миттеран представлял ФСП, Жак Ширак, руководивший Советом Министров с 1986 по 1988 годы, – союз правых партий «Объединение в поддержку республики» и «Союз за французскую демократию».

По данным опросов, во втором туре, который пройдет 7 мая, победит именно Эммануэль Макрон. Сразу после оглашения итогов первого тура Ipsos обнародовала результаты своего исследования, проведенного для французского ТВ, согласно которым Макрон набирает 62% против 38% у Ле Пен.

Заявления ведущих политиков и чиновников сразу после первого тура продемонстрировали, что французская политическая элита и аристократия считают Макрона более договороспособным, если не сказать управляемым, по сравнению с Ле Пен. Судя по риторике самого Макрона, с усердием школьника-отличника выстроенной в соответствии с евроатлантической повесткой, его кандидатура является приемлемой и для США.

Вместе с тем есть одна общая черта между Макроном и Ле Пен – независимо от того, кто бы из них не выиграл, он окажется президентом без своего большинства в Национальном собрании. Судя по всему, французская элита, осознав существенное падение поддержки двух правящих партий, сменявших друг друга у власти последние почти 60 лет, выбрала для себя вариант с минимальными потерями:

– раскрутить и провести на пост президента управляемую фигуру в имидже «нового лица»;

- по итогам выборов в Национальное собрание в июне 2017 года разделить между ФСП и «Республиканцами» расстановку сил в Национальном собрании;

- назначить премьер-министра, который будет представлять интересы французского истеблишмента.

Что касается двусторонних отношений Франции и России, то президент Марин Ле Пен – это шанс положить конец санкциям, в то время как Макрон даже во время предвыборной кампании прибегал к достаточно резкой риторике в отношении Кремля.

Последние новости