18+
  1. История на три буквы

История на три буквы

История на три буквы
Сибири нужны экстренные меры по спасению археологических памятников. Многочисленные объекты, имеющие огромную ценность для науки, которыми богата Южная Сибирь, страдают от антропологического воздействия. Проще говоря, от вандалов и черных копателей. Первые уничтожают памятники от скуки и безделья, вторые – ради быстрой наживы.

На днях в Красноярском крае стартовал проект «Сохранение и популяризация объекта культурного наследия Шалаболинская писаница». Это комплекс наскальных рисунков на юге региона. Расположен он на берегу реки Туба. Исследуется уже более ста лет, но всех своих тайн науке еще не открыл. И может не успеть, поскольку исчезает буквально на глазах. Петроглифы держались 7 тыс. лет, но бороться с современностью оказались не в силах. «Это древняя летопись, высеченная на камне. Мы не должны ее потерять! Но изображений с каждым годом становится все меньше. Осыпается скальная корка, вандалы портят рисунки, негативные факторы окружающей среды наносят вред петроглифам. Все это приводит к тому, что мы все сильнее утрачиваем связь с прошлым, все тоньше становится нить, которая позволяет нам распутать загадки ушедших тысячелетий», - отмечает представитель Русского географического общества, археолог Ольга Ковалева.

Проект РГО будет реализован на президентский грант. По словам специалистов, на первом этапе предстоит экспедиция на объект, которая определит современное состояние памятников наскального искусства. Затем будет создана единая информационная база петроглифов. И уже на ее основе будут решать, что делать с пострадавшими участками писаницы. Одна из проблем – месторасположение Шалаболинской писаницы. Юг Красноярского края в последние годы становится все более популярным среди диких туристов. Места здесь красивые, климат почти средиземноморский, огромное количество водоемов. Многие желают оставить след в истории, потому без зазрения совести наносят свои автографы (зачастую, непечатные) поверх изображений бронзового века, отламывают фрагменты скал.

«Если сравнивать ситуацию с началом 2000-х годов, то вандализма стало значительно больше. Писаницы становятся все больше известными, к ним тянутся вереницы туристов. И вот вам побочный эффект. Какие-то плоскости писаницы был откопаны совсем недавно. И они уже все покрыты современными рисунками. И ведь не просто рисуют краской! Процарапывают и даже выбивают!», - рассказал «Веку» заместитель директора по науке Минусинского краеведческого музея Тимофей Ключников.

Рядом с Курагинским районом, где находится Шалаболинская писаница, расположен Шушенский район. В первую очередь, известный тем, что в нем при царе отбывал ссылку Владимир Ленин. Но археологи ценят его, разумеется, не за это. Муниципальное образование также известно огромным количеством памятников древнейшей культуры. Например, Казанцевская писаница, расположенная неподалеку от райцентра. Предположительно, тысячи лет назад здесь был погребальный комплекс местных племен. Рядом – река Оя, по которой, судя по всему, умерших после всех необходимых ритуалов отправляли на лодках в мир иной. И эта писаница также уже порядком изгажена вандалами. Их не останавливает даже то, что она расположена на крутом каменном яру, и добраться до рисунков достаточно сложно.

Но самая главная проблема, пожалуй, - это черные копатели. Многие граждане едут на сибирские юга уже не отдыхать, а исключительно для того, чтобы ограбить науку. Разорение археологических памятников поставлено на профессиональную основу. Соцсети полны сообществ, участники которых, не скрываясь, хвастаются добычей, подробно, с фотографиями, описывают, где и как она выкопана. Это противозаконно и подпадает под соответствующую статью УК РФ. Но никаких последствий нет. У ученых складывается ощущение, что правоохранительные органы бросили все силы на поиск в социальных сетях экстремистов, террористов и сексуальных извращенцев. А прочие преступники могут спать спокойно.

«Два года назад я проводил разведку по району. Обследовал более 50 памятников и почти все несли следы ограблений, в том числе современных. И это только то, что известно. Не выявленных

объектов в сотни раз больше. Что там – остается догадываться. Очень много копается на размываемых поселениях и могильниках на Красноярском море. Там вообще все на поверхности. Любой антикварный магазин примет все. Интернет пестрит каталогами, продаются вещи в России, по всему миру. Мародеров с каждым годом все больше. При желании выявить их не составит никакого труда. Но никто не ловит. Закон работает только против самих археологов. Нам же требуется открытый лист на конкретный памятник или район. За его пределы ты не имеешь права выйти. А мародеры ищут, где хотят», - говорит Ключников.

«Вот случай из личной практики. Несколько лет назад знакомый полицейский рассказал, что увидел, как в поле какие-то подозрительные личности что-то копают. Он взял подкрепление, поехал – точно, грабят погребение. Раскоп, на дне керамика валяется, кости, эти граждане по всему топчутся. Для них же такие вещи цены не представляют, а археолога подобная картина может довести до инфаркта. Но для мародеров все закончилось административным штрафом. Еще у них конфисковали веревку, лопату и два ведра», - поделился с «Веком» краевед из Шушенского района Красноярского края Сергей Журавков.

«Черных копателей меньше не становится, проблема остра, как никогда. Можно констатировать, что органы заниматься ими не хотят. Все сходит с рук, даже если ловят прямо на месте нелегальных раскопок. Почему – мне лично неведомо. Может быть, потому, что самые «матерые» копатели подписаны на сотрудничество с органами. Ситуация пошлая, без перспективы решения», - считает научный сотрудник Красноярской Геоархеологии Юрий Гревцов.

Последние новости