18+
  1. Какой будет американская дипломатия после Rexit?

Какой будет американская дипломатия после Rexit?

Какой будет американская дипломатия после Rexit?
Отставка госсекретаря Рекса Тиллерсона и назначение на эту должность директора ЦРУ Майка Помпео поднимает вопросы о дальнейшей международной политике США под руководством воинствующего главного дипломата, не особо склонного смирять побуждения своего босса, пишет france24.com.

Несмотря на нехватку дипломатического опыта Тиллерсон был сторонником использования дипломатии для продвижения международных интересов США, считалось, что он оказывает сдерживающее влияние на президента Трампа. Известно, что по нескольким аспектам международной политики Трамп расходился во мнениях с госсекретарем.

В противоположность Тиллерсону Помпео восхваляет Трампа и его понимание международных проблем: «Президент справляется с этими обязанностями таким образом, что я чрезвычайно горд быть частью его команды».

Трамп говорит о причинах увольнения Тиллерсона: «Мы хорошо ладили, но у нас были некоторые разногласия. Что касается иранского договора, я считаю, что это ужасно, он думает, что все ОК…» «С Майком, Майком Помпео у нас очень похожий ход мыслей».

Так какой же «ход мыслей» будет отныне управлять дипломатией США? В публичных заявлениях Помпео до сих пор проявлялось воинствующее отношение к Ирану, желание надавить на Китай с целью усмирения Северной Кореи, а также глубокий скептицизм по отношению к климатическим изменениям и добрым намерениям России. По многим вопросам международной политики он, похоже, отражает буйный стиль своего босса.

После того как в начале марта Ким Чен Ын неожиданно предложил провести прямые переговоры, а Трамп предложение принял, Вашингтон оказался перед важным раундом переговоров с новым, не проверенным главным дипломатом и без своего посла в Южной Корее.

«Ким продолжает разрабатывать, испытывать, пытается контролировать не только те запуски, которые нам видны, многие из которых не успешны, - заявил Помпео на форуме по безопасности в Аспене в июле прошлого года, - но он учится у всех и продолжает развивать программное обеспечение, совершенствующееся с каждым днем». Помпео видит в этом «совершенно реальную угрозу».

На вопрос, обсуждается ли смена режима в КНДР, он ответил, что это ситуация со многими неизвестными, и потребовалось бы значительное региональное взаимодействие. В числе самых эффективных шагов Помпео рассматривает давление на Китай с целью заставить его сильнее воздействовать на Пхеньян.

Что касается ядерного соглашения с Ираном, Тиллерсон побуждал Трампа придерживаться договора 2015 года, а не расторгать его, как это не раз хотел сделать президент США. Но Помпео, как и Трамп, скептично относится к договору и противодействует ему как член Конгресса.

На саммите в Аспене он сказал, что договор «был предназначен для поддержания стабильности и чтобы Иран возвратился в западный мир, но соглашение этого просто не достигло». Администрация Трампа, по его словам, сосредоточена на обдумывании «как оттеснить Иран не только на ядерной арене, но и вообще по всем сферам», и что Белый дом готов предпринять радикально иной подход. «Когда мы осуществим нашу стратегию, уверяю, вы увидите фундаментальный сдвиг».

Но действиям против Ирана препятствуют другие западные страны, обновляющие свои экономические связи с Тегераном, поскольку подтверждается соблюдение обязательств по ядерному договору. «Следовательно, это дипломатическая проблема», - заключает Помпео.

«О Сирии мы должны думать в контексте всего Среднего Востока, - заявил Помпео в Аспене, - это обеспечивает нам более стабильный Средний Восток и поддерживает безопасность Америки».

«Стабильную Сирию трудно представить при власти Асада. Он – марионетка иранцев, маловероятна ситуация, когда Асад сидит на троне и при этом должным образом удовлетворяются интересы Америки».

Помпео вызвал смех, отвечая на вопрос о долгосрочных интересах России в Сирии: «Им нравится теплая вода в военном порту и приятно утирать нос Америке. Я как бы шучу, но, по-моему, они нашли место, где могут осложнять нам жизнь, нашли что-то для себя полезное». На вопрос, является ли Россия потенциальным союзником в борьбе против ИГ, Помпео отвечает: «В Сирии – нет».

Многие обозреватели обращают внимание на то, что увольнение Тиллерсона произошло через день после того, как он убежденно заявил о причастности России к отравлению в Лондоне Скрипаля и его дочери. Белый дом уклонился от комментирования роли России, назвав инцидент «возмутительным», но не упоминая Россию несмотря на повторяющийся нажим со стороны репортеров.

При расследовании российского вмешательства в выборы в мае прошлого года Помпео публично вошел в конфликт с Трампом, выразив свое согласие с мнением разведывательного сообщества США, что Россия применяла хакерство с целью повлиять на выборы в Америке. На вопрос, продолжает ли Россия «активные меры» по воздействию на политику США, Помпео ответил утвердительно: «Это продолжается давно». На саммите в Аспене Помпео говорил об этом так: «Они нашли эффективный инструмент, легкий путь проникнуть в нашу систему и в нашу культуру, чтобы получать результаты, которые им нужны». Помпео убежден, что Россия применит накопленный опыт к среднесрочным выборам в США в 2018 году и к очередным президентским выборам 2020 года. «И я надеюсь, что мы также чему-то научились и сможем более эффективно противостоять».

Сходство идеологических позиций Трампа и Помпео поможет последнему избежать участи Тиллерсона, считают эксперты, а назначение в Госдеп руководителя ЦРУ поможет упорядочить разработку политического курса.

США предстоит решить немало дипломатических проблем. «Все они имеют место, потому что у нас напряженные отношения с большинством наших традиционных союзников, - отмечает консультант по зарубежной политике Молли Маккью. – Полагаю, что это очень напряженный период в американской международной политике».