18+
  1. Миллиарды для шелкопряда

Миллиарды для шелкопряда

Миллиарды для шелкопряда
В сибирских регионах ликвидируют массовое нашествие шелкопряда, однако до победы над ним еще далеко. Из-за лесных вредителей лесопромышленный комплекс страны теряет сотни миллионов рублей.

Прожорливый вредитель терроризирует тайгу во многих регионах СФО уже несколько лет подряд. Под угрозой исчезновения сейчас реликтовые леса на Ольхоне – знаменитом байкальском острове. Подъем популяции вредителя отмечен этим летом в Бурятии. Специалисты Кижингинского лесничества осмотрели почти 400 га. Примерно 12% тайги уже объедено. Не лучше ситуация в Селенгинском, Гусиноозерском и Джидинском лесничествах. Особую тревогу вызывает Окинское, где сосредоточены чистые кедровые древостои. При сухой и теплой погоде высока вероятность увеличения численности вредителя и в темнохвойных лесах Тувы, Хакасии и Забайкалья.

Ученые ищут альтернативные способы борьбы с этой напастью. В Институте леса имени Сукачева СО РАН, например, экспериментируют с грибными культурами, способными истреблять гусениц.

Как рассказал «Веку» профессор института Игорь Павлов, ученые считают перспективным использование штаммов энтомопатогенных грибов и бактерий. Это естественный механизм контроля численности фитофагов и фитопатогенов – то есть, представителей природы, которые пожирают «зелень». При этом грибы и бактерии действуют эффективнее и экологичнее гербицидов, пестицидов и прочих изобретений человека, которые не только лечат, но и калечат. «Численность вредителя сокращается за счет синтеза ферментов и токсинов, специфически воздействующих на него. Мы ведем поиск и новых штаммов, в особенности грибов. Это перспективное направление биоконтроля. Для них характерны высокие скорости роста и репродукции, а также способность долго сохранять свою активность в природных условиях», - говорит биолог.

По мнению министра лесного хозяйства Красноярского края Димитрия Маслодудова, для снижения негативного влияния вредных организмов пора объединять усилия, вырабатывать системный подход. Об этом шел разговор на выездном совещании Рослесхоза, состоявшемся на днях в Красноярске. По словам главы этого ведомства Ивана Валентика, в прошлом году на борьбу с шелкопрядом четыре региона Сибири, в том числе Красноярский край и Иркутская область, получили в общей сложности около полутора миллиардов рублей. Эффект практически стопроцентный: на обработанных площадях вредитель гибнет и дальше не распространяется. Борьба с вредителем – дело действительно затратное. Красноярский край в прошлом году получил из федерального бюджета 650 млн. рублей. Еще несколько сот миллионов нашли в бюджете краевом. В итоге, по данным регионального минлесхоза, на уничтожение шелкопряда было потрачено свыше миллиарда рублей. Этого хватило, чтобы обработать около 1,2 млн. га леса. Как утверждают специалисты, если бы этого не было сделано, в нынешнем году пораженная площадь тайги выросла бы уже до 3 млн. га.

В то же время, отмечают специалисты ФБУ «Рослесозащита», на участках, до которых руки еще не дошли, опасные очаги продолжают расти. Повышенному риску подвергнуты также зоны санитарного отчуждения вдоль рек и вокруг поселков: в этих местах травить шелкопряда запрещает закон. По словам директора учреждения Олега Токарева, помимо СФО пострадали также уральские регионы. Причем, там ситуация пока, в отличие от Сибири, не улучшается. Серьезные опасения вызывает Томская область, где основные очаги шелкопряда как раз и возникли на запретных для обработки территориях. Потому остановить нашествие вредителя пока не удалось.

Эксперты убеждены: острейшую проблему необходимо решать комплексно. Например, в Енисейском районе Красноярского края намерены развивать лесохимическую промышленность. «Век» ранее писал о проекте строительства здесь целлюлозно-бумажного комбината. Власти рассчитывают на то, что, взявшись за строительство таких предприятий, инвесторы непременно озаботятся состоянием сырьевой базы и будут вынуждены взять ее под защиту. Значит, поддержат научные исследования для разработки новых технологий, которые позволят пускать в дело даже уже поврежденную шелкопрядом древесину. Одновременно предлагается серьезно повысить противопожарную безопасность. Сухостой, который остается после шелкопряда, легко воспламеняется, поэтому мертвые леса нужно отсекать от живых, которые, в свою очередь, должны постоянно восстанавливаться. «Это еще один из наших приоритетов. Став участником федерального проекта «Сохранение лесов», край готов выступить в роли пилотного региона, в котором будут отрабатываться методы возрождения тайги, погибшей от воздействия шелкопряда», - Маслодудов.

«Главное сейчас - понять, что нужно изменить в законодательстве, на какие научные направления сделать упор. И, конечно, рассчитываем на перспективные бизнес-идеи, на разработку новых препаратов, которые не окажут вредного влияния на человека и окружающую среду. Необходимо создать систему защиты лесов, использующую самые современные технологии, позволяющие улавливать очаги на ранней стадии и не допускать возникновения «зеленых пожаров», - заявил на брифинге в Красноярске Валентик.

Последние новости