18+
  1. Пенсионные деньги подарят «покупателям» российского оружия

Пенсионные деньги подарят «покупателям» российского оружия

Пенсионные деньги подарят «покупателям» российского оружия
Пенсионная реформа сократит число пенсионеров в стране, снизит нагрузку на бюджет ПФР и позволит властям сэкономить миллиарды на этой социальной статье расходов. Что же будет с высвободившимися деньгами?

Пенсионная реформа, предполагающая повышение возраста выхода на пенсию, по версии властей, является давно назревшим решением, у которого нет альтернативы. А уж сколько благ пенсионерам обещали после проведения самой реформы – тут в подсчетах собьется любой математик. В действительности же, недавно появился повод предположить, что пенсионная реформа стала очередной формой уже привычного для россиян «затягивания поясов» в пользу совсем других государственных интересов. Так уж сложилось, что они (интересы) у государства отличные от населения страны.

«Идеи Орешкина»

К примеру, повышение пенсионного возраста, протестовать против которого не перестают крупные города страны, может быть мотивировано отнюдь не столь благими намерениями, которые нам озвучивают из высоких кабинетов. И повод для размышлений накануне дал глава Минэкономразвития Максим Орешкин, решивший распорядиться средствами Фонда национального благосостояния в пользу Сергея Чемезова, вернее, возглавляемой им госкорпорации «Ростех».

Накануне глава МЭР Орешкин направил на имя президента России письмо, в котором выдвинул предложение, куда направить средства из Фонда национального благосостояния (ФНБ). Между тем, важно понимать, что ФНБ в свое время создавался именно для того, чтобы покрывать при необходимости дефицит бюджета Пенсионного фонда страны. В многочисленных сообщениях СМИ ФНБ даже неоднократно называли «деньгами пенсионеров». Вот только средства фонда почему-то решили больше не отдавать пенсионерам – куда проще ведь сократить их численность путем повышения пенсионного возраста. Вот и вся арифметика – «деньги пенсионеров» пенсионерам больше недоступны, теперь они будут направлены на другие бюджетные цели. Какие именно? Вероятнее всего, решать этот вопрос будут глава Минфина Силуанов и глава МЭР Орешкин.

Важно отметить, что на сегодняшний день дефицита средств федерального бюджета или все того же Фонда национального благосостояния не наблюдается. Более того, ФНБ в скором времени покажет серьезный профицит. По состоянию на конец минувшего месяца в ФНБ было сконцентрировано 5,16 триллионов рублей, что составляет более 5% от ВВП России. Всего же в течение 2018 года ФНБ вырос на 1,4 триллиона. Уже к концу текущего года количество средств, сконцентрированных в ФНБ достигнет 7% от ВВП страны – это та самая отметка, по достижении которой все «лишние» средства фонда можно расходовать на те или иные цены. И если в следующем году темпы прироста ФНБ сохранятся, государство получит доступ к освоению 3-4 триллионов рублей – колоссальных средств даже по меркам не бедной России.

Однако же, вернемся к письму Орешкина на имя президента, в котором, как мы понимаем, указано, куда именно можно было бы расходовать «лишние» триллионы фонда. Идеи, надо сказать, масштабные. Вот только каждая из них едва ли не кричит о том, что все средства пойдут в пользу «Ростеха» Чемезова. Во-первых, глава МЭР предлагает кредитовать за счет средств ФНБ зарубежные предприятия, которые готовы осуществлять закупки российской продукции. Во-вторых, речь идет о выделении средств под строительство производственной базы отечественных предприятий в иностранных государствах. В-третьих, министр предлагает финансировать создание сервисные центров, которые займутся обслуживанием отечественной продукции на рынках иностранных государств.

Казалось бы, что крамольного в предложениях Орешкина? Развитие производства, вынос его мощностей в третьи страны, активное продвижение продаж российской продукции, кредитование закупок для обеспечения оборотности и так далее. В действительности же, все предложенное министром несет наибольшую выгоду российскому оборонпрому в лице Ростеха и Рособоронэкспорта. Ведь именно эти структуры в последние годы держатся на плаву как раз не за счет прямых продаж своей продукции, а за счет кредитования федеральными властями третьих стран, которые закупают продукцию указанных госкорпораций. Это своего рода российский способ конкурентной борьбы с оборонной промышленностью США, отвоевать долю международного рынка у которой сегодня выходит только таким образом – ведь американцы, как правило, требуют платить сразу.

Кредиты, которые никто не вернет

Ну и черт бы с ним, скажет читатель. Зато российская оборонка держится на плаву и успешно конкурирует с Западом, развивается военно-техническое сотрудничество со многими странами, нарабатываются тесные связи, продается товар, в конце концов. Да и кредит, выданный покупателю под процент – это тоже способ немного заработать. Беда лишь в том, что впоследствии Россия этим самым странам с завидным постоянством эти самые кредиты и долги легко списывает. Некоторым странам третьего мира кредиты прощаются по несколько раз.

И все дело не столько в конкуренции, сколько в неспособности конкурировать по современным правилам. Главный конкурентный недостаток российской оборонки заключается, преимущественно, в том, что торгует она, по большей части, старым «багажом». Модернизируем самолеты и танки времен СССР, продолжаем штамповать автоматы Калашникова, иногда говорим о перспективах продажи современного вооружения, но дело до этого, как правило, не доходит. А если говорить о продажах чего-то более технологичного, например комплексов С-400, то их покупатели (Китай и в перспективе Турция) в кредитах, как правило, не нуждаются. Кредиты нужны странам третьего мира с давно устоявшимися диктаторскими и тоталитарными режимами, в которых война или локальные конфликты являются состоянием перманентным. Такие страны заведомо не в состоянии платить по счетам и обслуживать свои кредиты, нам они якобы интересны с другой стороны – это наши точки давления, возможность влиять на ситуацию в отдельных регионах. Вот и прощает Россия долги своим зарубежным «друзьям и партнерам», прощает, порой, миллиардами.

Еще больше вопросов возникает ко второму и третьему пунктам предложений Орешкина. Министр предлагает поддерживать российский экспорт еще и за счет строительства и финансирования создания производственных мощностей и сервисных центров в третьих странах. Никакой другой конкретики под этими формулировками не содержится. То есть, не хочет глава МЭР уточнить, кому именно будут принадлежать все эти сервисные центры, производства и прочее. А ведь создавать их будут за деньги пенсионеров, то есть, теперь уже сугубо Фонда национального благосостояния. Кто получит контроль над этими новыми структурами и связанными с ними финансовыми потоками? Создадут новую государственную компанию, которая войдет в структуры тех же Ростеха или Рособоронэкспрта? Или это будет частное предприятие, которое просто так возьмет, да и получит от государства огромную сумму средств из тех денег, которые, как нас убеждали, копятся исключительно для пенсионеров?

Не лишним будет напомнить и о том, что Рособоронэксперт, будучи монополистом в сфере экспорта российского оружия в третьи страны, не так давно переформатировался в обычное Акционерное общество. Теперь это непубличное АО вообще не обязано публиковать свои бухгалтерские отчеты и балансы – нам в буквальном смысле запретили знать о его доходах, финансах, расходах и прочем. Не публичное это дело – оружием торговать. А значит, отчитываться за него никто ни перед кем не будет.