18+
  1. Польские крайне правые меняют свой облик

Польские крайне правые меняют свой облик

Польские крайне правые меняют свой облик
Марш Независимости, прошедший в Варшаве на прошлой неделе, продемонстрировал не только растущую поддержку крайне правых, но и то, что их идеи вливаются в русло общепринятых взглядов, сообщает theguardian.com.

Присутствие на марше исламофобских, гомофобских, антисемитских и расистских лозунгов и транспарантов вызывает опасения, что крайне правое движение в Польше поднимается.

Интервью с лидерами националистов и крайне правых, а также с их оппонентами приоткрыли более тонкие подробности происходящего. Относительно маргинальное движение борется со своим сложившимся имиджем, в то же время надеется воспользоваться возможностями, которые предоставляют им успех правящей правой партии Право и Справедливость и народное неприятие иммиграции из мусульманских стран.

Один из крайне правых так описывает изменения, произошедшие с их движением за последние годы: «Больше девушек, меньше скинхедов». По его словам, заметно выросло количество новобранцев среднего возраста, с высшим образованием. «Десять лет назад, увидев нас в баре, вы бы сразу поняли, что мы из крайне правых, если увидите сейчас, то не догадаетесь».

Среди причин таких изменений – влияние на польское общество молодежи, возвращающейся после работы в таких странах, как Великобритания. «Многие молодые люди едут работать в западные страны, потом они возвращаются и рассказывают своим друзьям и семьям, что происходит в Западной Европе, - говорит Кржиштоф Босак из ультра-националистической организации Национальное движение. - Они рассказывают о том, как людей европейского происхождения сменяют люди из Африки и Азии, а также об исламизации».

«Давно предполагалось, что молодые поляки приедут на Запад и станут более светскими, мультикультурными и либеральными и что эти понятия они увезут с собой в Польшу. Но вместо этого их опыт пребывания на Западе, похоже, еще больше усилил их социальный консерватизм и традиционализм», - заявил профессор политики Суссекского университета Алекс Щербяк.

В числе организаторов марша были Национально-радикальный лагерь (ONR) – преемник довоенного польского фашистского движения, а также крайне правая молодежная организация Всепольская молодежь, чьи медиакампании были признаны расистскими, а также Национальное движение. Несмотря на то, что в марше участвовали даже более жесткие расистские группировки, такие, как Национал-социалистический конгресс и так называемые «штурмовики», марш привлек также тысячи людей, которые имели мало общего или вообще не имели никакого отношения к националистическим или крайне правым группировкам.

Среди защитников марша - Польский национальный фонд, созданный правительством в прошлом году для «продвижения Польши за границу», организация, имеющая сильные связи с партией Право и Справедливость. В фокусе международных СМИ оказались расистские лозунги и плакаты, «порочащие доброе имя Польши и оскорбляющие польский народ». Фонд изображает такое освещение событий как «клеветническое» и описывает марш так: «Размахивая бело-красными национальными флагами, сторонники польской независимости, ветераны, жители и гости Варшавы маршировали вместе. Как и в прошлом, значительная часть 60-тысячной толпы состояла из семей с детьми».

Критики утверждают, что присутствие людей с такими политическими взглядами на марше на прошлой неделе определенно представляет собой проблему, поскольку означает необъявленное признание крайне правого экстремизма. «Может быть, их всех и не отождествляют с националистами, но их всех объединяет язык национализма, - заявил профессор Рафал Панковский, директор объединения Never Again, выступающего против проявлений расизма. - Тот факт, что там были семьи с детьми, не означает, что с этим маршем все в порядке, это означает – что-то не так с людьми, считающими возможным приводить своих детей на крайне правый митинг».

В беседах с корреспондентом Guardian националисты и лидеры крайне правых отстранялись от обвинений в расизме, настаивая на том, что их действия посвящены сохранению польско-католической культуры и нравственных ценностей, а не превосходству белой расы. «Вера очень важна для нас, католическая религия – это часть польской национальной идентичности, - заявил Босак. – Мы хотим, чтобы католическая мораль и общественное учение церкви были основой государственной политики, закона, новой конституции». Томаш Калиновский говорит от имени ONR: «У нас намного больше общего с кардиналом Робером Сара, африканским консервативным традиционалистом из Гвинеи, чем с такими либеральными светскими политиками, как Эммануэль Макрон или с поляком-большевиком Феликсом Дзержинским».

Наблюдатели утверждают, что враждебность по отношению к западной модели мультикультурализма связывает крайне правых с антииммигрантским популизмом правящей партии. «Проблема не в том, что крайне правые пользуются огромной поддержкой, проблема в отсутствии большого различия между консервативными правыми и крайне правыми, это очень опасно в демократическом обществе», - подчеркнул Панковский.

«У крайне правых нет возможности создать партию, организацию, поддерживаемую хотя бы двумя процентами населения, - считает основатель движения Krytyka Polityczna Славомир Сераковский. – Этот марш – признак фрустрации, оправдание их слабости, возможность для них раз в году привлечь к себе внимание. Без СМИ они – ничто».

Последние новости