18+
  1. «Роснефть» в окружении «дырявых» банков

«Роснефть» в окружении «дырявых» банков

«Роснефть» в окружении «дырявых» банков
Акционеры Всероссийского банка развития регионов (ВБРР) решили покинуть Ассоциацию российских банков (АРБ). Как и прочие коллеги, видимо, считают работу АРБ неэффективной. Однако логичнее предположить, что проблемы ВБРР и всей банковской группы «Роснефти» начались с тех пор, как они взяли шефство над тонущим банком «Пересвет».

«Пересвет» подвел «Роснефть»

«Есть такая закономерность: когда Мариванна из лучших побуждений подсаживает отличника к троечнику – в конце учебного года ко дну идут оба. Вместо журнала с оценками в этой истории – отчет по МСФО Всероссийского банка развития регионов (ВБРР). С тех пор как там взяли шефство над лузерами из «Пересвета», капиталы «Роснефти» терпят крушение в лучших традициях Титаника», - предваряет негативную информацию о банках telegram-канал «Кролик с Неглинной».

За девять месяцев 2017 года ВБРР получил по МСФО чистый убыток в размере 5,4 млрд. рублей за счет итогов третьего квартала, убыток в котором превысил 9 млрд. рублей. «Такой результат обусловлен консолидацией санируемого банка «Пересвет», собственный убыток которого за 3-й квартал 2017 года составил 8 млрд. рублей (хотя в целом за 2017 г. банк уже прибылен)», - согласен независимый канал экспертов финансового рынка «БонДовик».

Напомним, на сегодняшний день 98,34% акций ВБРР контролирует группа компаний ПАО «НК «Роснефть». И за последние годы главный акционер оказал существенную поддержку своей «дочке» - так, в конце 2016 года капитал банка был увеличен на 88 млрд. рублей.

Но уже по итогам 2017 года банковская группа «Роснефти» нарушила нормативы достаточности капитала, следует из отчета по МСФО. Нормативы достаточности базового (Н20.1) и основного капитала (Н20.2) рухнули до 0%, а минимально допустимые значения - 4,5% и 6% соответственно. Группа также нарушила максимальный размер риска на одного или группу связанных заемщиков (Н21) – он составил 57,2% при максимально допустимых 25%.

Действительно, проблемы в показателях банковской группы «Роснефти» начались сразу после включения в отчетность санируемого «Пересвета», согласно большинство экспертов. Группа приобрела банк Русской православной церкви в июне прошлого года, а ВБРР занимался его санацией с апреля 2017 года с помощью механизма bail-in (конвертация требований кредиторов в капитал кредитного учреждения). При этом у «пациента» был отрицательный капитал из-за «превышения расчетных резервов на возможные потери над фактически сформированными», говорится в отчете.

В итоге базовый капитал всей Группы стал отрицательным: минус 14,17 млрд. рублей против плюс 97,8 млрд. рублей в 2016 году. Основной капитал сократился на 112,1 млрд. рублей – до 81,3 млн. При этом объем невозвратных кредитов банка «Пересвет» составляет в лучшем случае 138 млрд. рублей из 165 млрд., следует из консолидированной отчетности его санатора за 2017 год. Но окончательная оценка должна быть проведена к июню 2018 года.

Кредиторы ближе Всевышнего

Напомним, банк «Пересвет» был основан в 1992 году «дочкой» Торгово-промышленной палаты России и первоначально работал под вывеской «Экспобанка». Затем 44% его акций за 400 млн. рублей выкупила РПЦ, которая в дальнейшем увеличила свою долю до 49,6%. Говорят, инициатором сделки стал будущий патриарх Кирилл, в то время возглавлявший отдел внешних церковных связей – он считал, что церкви нужен свой банк, чтобы содействовать ее «коммерческой, благотворительной и общественной деятельности».

По данным еженедельника «Профиль», основная деятельность «Пересвета» сводилась к двум направлениям: хранение денег крупных госкомпаний, в основном, энергетических («Русгидро», АО «Энергетические системы Востока», «Мосэнергосбыт) и инвестирование в венчурные фонды, занимающиеся развитием инноваций.

«Деятельность этих фондов нередко вызывала вопросы, в том числе и у правоохранительных органов, - напоминает издание. - В мае прошлого года прокуратура Челябинской области пришла к выводу, что деньги «Пересвета», вложенные в компанию «Сберинвест», расходуются неэффективно. Среди проектов - разработка установки по электрогазогенерации из сахарной свеклы, попытка вырабатывать электроэнергию из рисовой шелухи или тепловую энергию из куриного и свиного помета. Из-за таких инвестиций «Пересвет» конфликтовал с некоторыми своими вкладчиками, например, с «Роснано». Кое-какие кредиторы «Пересвета» имели среди своих руководителей родственников топ-менеджеров банка, а некоторые были связаны с ним, хотя и не афишировали свои контакты».

Сгубить «Пересвет» могла и любовь к недвижимости. Согласно отчетности православного банка, в 2016 году дыра в его балансе (разрыв между активами и обязательствами) составляла 103,6 млрд. рублей. Как говорили некоторые аналитики, значительная часть слишком рискованных кредитов приходилась на строительство и недвижимость.

В итоге 21 октября 2016 года ЦБ на полгода ввел в рухнувший банк временную администрацию - кредитное учреждение просили спасти руководители крупнейших его кредиторов. Глава «Роснефти» Игорь Сечин (также возглавляющий совет директоров «Интер РАО», куда входят «Энергетические системы Востока») и его коллеги из «Русгидро» и Торгово-промышленной палаты предложили в качестве инвестора для избежания банкротства «Пересвета» опорный банк «Роснефти» - ВБРР.

За все заплатит ЦБ?

Уже стало известно, что эта санация будет стоить Центробанку и кредиторам почти 160 млрд. рублей и станет одной из самых дорогих в истории российской банковской «чистки». В прошлом году ВБРР получил для оздоровления «Пересвета» льготное финансирование от Агентства по страхованию вкладов на 93 млрд. рублей под 0,51-4,00% годовых сроком до 2032 года. По итогам размещения субординированных облигаций кредиторы выкупили бумаги на меньшую, чем обещали сумму - 69,2 млрд. рублей.

«По 30 банкам, которые проходят процедуру санации (исключая «ФК Открытие», Бинбанк и Промсвязьбанк, где, как мы понимаем, еще нет полной определенности и может быть досоздание резервов), средний уровень обесценения активов - около 40%. В случае с «Пересветом» мы говорим где-то о 60%, - отмечает аналитик Fitch Александр Данилов. - Всего задействованные на санацию средства приблизительно в 1,5 раза больше размера дыры, этого хватит при условии, что банк сможет получать адекватную доходность на активы в течение всего периода оздоровления, чтобы полученная прибыль в конечном итоге покрыла дыру. Но мы видим, что у большинства банков на санации прибыль оказывается меньше, чем должна быть. К тому же ставки продолжают падать, что может затянуть выполнение плана».

В ВБРР, судя по всему, не особенно паникуют и указывают в отчетности, что капитал «Пересвета» стал отрицательным из-за досоздания резервов. Мол, по итогам санации он увеличится, и это позволит Группе «исполнять регуляторные нормативы в полном объеме» и «окажет существенный положительный эффект на консолидированное значение собственного капитала Группы».

Сам Центробанк пока молчит, но некоторые эксперты полагают, что дела у ВБРР и в самом деле идут не так плохо. «По данным ЦБ РФ, сейчас ВБРР не просто соблюдает все необходимые нормативы, но и делает это с большим запасом, - заявил «Веку» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - Например, его самый важный норматив достаточности базового капитала Н1.1 на 1 февраля 2018 года составлял 21,727%, тогда как согласно российскому банковскому законодательству он должен быть не ниже 5,125%. Можно отметить, что прошлый год для банка оказался вполне удачным и его прибыль после налогообложения возросла до 7,2 млрд. рублей по сравнению с 4,2 млрд. рублей в 2016 году. Пока сложно сказать, отразится ли санация банка «Пересвет» на финансовых показателях ВБРР в 2018 году. Ну, да еще «Роснефть» вполне может заработать порядка 160 млрд. рублей чистой прибыли за прошлый год, что несопоставимо выше любых возможных потерь ВБРР. К тому же следует учитывать, что санация не является благотворительностью. Она проводится за счет кредитов Центробанка».

«С «Роснефтью» точно ничего плохого не будет - за все заплатит ЦБ, - пояснил «Веку» аналитик ФГ «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский. - Вы суть поймите: это мы с вами можем быть утопающими, и, по большому счету, мы все утопаем вместо тех, кто должен был утонуть. Потому что тех, кто должен был утонуть, спасают в конечном итоге за наш счет. Спасение утопающих - это в данном случае спасение правильных вкладчиков, спасение репутации и, наконец, спасение ликвидности активов, которые перешли под контроль господина Сечина. Разве можно не помочь господину Сечину? Мне уже некоторое время кажется, что именно он - первое лицо в государстве. Серьезно!»

«Роснефть» укрепляется в МКБ

Тем временем Сечин очевидно расширяет свое влияние в банковском секторе. Недавно первым зампредом правления Московского кредитного банка (МКБ) стал выходец из банковской группы «Роснефти», экс-президент «Пересвета», бывший вице-президент ВБРР Михаил Полунин – его кандидатура была согласована регулятором.

Предполагается, что на новом посту он будет отвечать за развитие взаимоотношений со стратегическими клиентами МКБ, координацию бизнес-подразделений, а также курировать подразделение по работе с проблемными активами. Основным акционером МКБ с долей 55,73% пока остается концерн «Россиум», бизнесмен Роман Авдеев через долю в концерне контролирует 50,1% МКБ, а бывший куратор инвестблока «Открытия» Николай Каторжнов через ту же структуру владеет 5,6% банка.

Осенью 2017 года МКБ удалось пополнить собственный капитал на 22 млрд. рублей за счет долгосрочных субординированных депозитов двух структур «Роснефти». Приход нового кризис-менеджера из «семейства» нефтяной компании породил слухи о том, что МКБ вскоре полностью перейдет под крыло Сечина. Авдеев уже заявил: его банк не нуждается в услугах ЦБ в «содействии в финансовом оздоровлении», МКБ продолжает входить в десятку банков по объемам активов и успешно работать.

Правда, некоторые наблюдатели считают политику банка рискованной, а вероятность дефолта вполне возможной. По их словам, проблема в том, что МКБ продолжает работать как «банк-пылесос», привлекая множество депозитов по ставке выше рыночной и накачивая собственные активы. Вместе с тем, зафиксированный общий долг «Россиума» в сентябре 2017 года составил 40 млрд. рублей. Вполне вероятно, что этот факт можно считать причиной стремительного оттока средств из МКБ: собственник банка уже не спасает его, а банально выводит активы или спонсирует собственные проекты заведомо невозвратными кредитами. И, судя по всему, крупные клиенты Московского кредитного банка, а именно НПФ РГС, НПФ «Сафмар» и НПФ «Доверие» уже осознали все риски и приняли решение прекратить сотрудничество.

Но, к примеру, Сечину МКБ может понадобиться для получения доступа к долларовой ликвидности ММВБ. Вероятно, за счет этого «Роснефть» станет и далее активно приобретать активы, хотя глава нефтяной компании, по мнению многих, – не слишком удачливый менеджер (особенно после сомнительных и переоцененных сделок в Венесуэле). Зато он считается ближайшим другом Владимира Путина, а это во много раз значительнее, чем деловая репутация.

Кстати, «Роснефть» приняла решение вывести свои банки из состава Ассоциации российских банков. Напомним, в минувшем году АРБ покинули Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, Альфа-банк, «ФК Открытие» и Бинбанк – они заявили о снижении эффективности организации из-за неудовлетворительной работы ее руководства, которое еще и критикует политику Центробанка. Примечательно, что среди «выходцев» - крупнейшие по активам госбанки (которым, кажется, закон вообще не писан) и те, кто попал под санацию после вывода капиталов (кроме «Альфы»). Вероятно, вскоре к числу тех, кто не нуждается в лоббистских услугах АРБ, примкнет и МКБ. Игорь Иванович, как известно, сам себе мегалоббист – а банку с таким ресурсом не сможет отказать даже регулятор.

Последние новости