18+
  1. Ртуть без права передачи

Ртуть без права передачи

Ртуть без права передачи
В Приангарье с брошенной промплощадки воруют опасный металлолом. Тревожная ситуация сложилась в районе города Усолье Сибирское, где ранее действовали компании «Усольехимпром» и «Усолье-Сибирский Силикон», которые уже несколько лет, как стали банкротами.

Ситуация типичная, до боли знакомая многим регионам: не вписавшаяся в «цивилизованный рынок» компания разоряется, а после себя оставляет долги и отходы. Площадки предприятий из-за нехватки финансирования охранялась из рук вон плохо, чем пользовались местные сборщики лома. По словам главы города Усолье Сибирское Максима Торопкина, за последние шесть лет они собрали весь металл, который лежал на поверхности. Но сейчас уже эти «сталкеры», судя по всему, пробрались в подземные коммуникации и на опасные закрытые объекты. А там хранятся несколько десятков цистерн с ядохимикатами и баллоны с остатками ртути. Для поддержания хотя бы видимости охраны объекта средства в местном бюджете закончились. С марта расходы на себя взял регион. Уже месяц в области из-за ситуации в Усолье действует режим ЧС. «Экологический мониторинг официально не проводится на территории уже несколько лет. Его делали только ученые собственными силами. Мониторинг воды и воздуха должен проводиться регулярно, а его результаты публиковаться», - говорит старший научный сотрудник Института геохимии Сибирского отделения РАН Михаил Пастухов.

Площадь опасной промзоны – 24 квадратных километра. Совсем рядом - Ангара. Опасные отходы надо утилизировать. «А это самое сложное, что можно себе представить. Даже с радионуклидами работать проще. Ртуть очень сложно отделить от грунтов. Технологии есть, но они очень затратные. Нет экспресс-методов по выявлению соединений ртути, их трудно определять», - пояснил «Веку» глава красноярского ООО «Квант», которое специализируется на обращении с радиоактивными материалами, Сергей Бехтев.

11 марта правительство области сообщило, что наконец-то подписан договор с подрядчиком из Новосибирска, который вывез баллоны с ртутью с территории бывшего предприятия. Но это только начало. Еще предстоит собрать разлитые ранее отходы, найти все емкости от них и демеркуризировать все помещения, где металл хранился. Вот только, чтобы добраться до всего этого, надо уладить множество юридических вопросов. Промплощадка разделена между множеством собственников. Только маленькая часть из 600 га находится в областной собственности. Вся остальная часть земли принадлежит Росимуществу. А все недвижимые объекты на ней – всевозможным частным лицам и бывшим кредиторам завода. Только когда со всеми удастся договориться, можно будет обследовать промзону полностью, чтобы понять, где и что еще опасного лежит.

Но это не единственная «горячая точка» в Иркутской области. Такие же большие беспокойства приносит площадка бывшего Байкальского ЦБК, где основную проблему представляет шлам-лигнин. В накопителях комбината, что на берегу Байкала, порядка 6 млн. кубометров этого опасного вещества. Их ликвидацией не первый год занимается Росгеология. Пока идет поиск необходимой технологии утилизации. Как заявил директор департамента экологических проектов госкорпорации Артем Полтавский, сейчас началась обработка результатов инженерных изысканий в накопителях. Лигнин предлагается обезвоживать, выводить химические вещества, а оставшееся переводить во вторичный продукт – безопасный почвогрунт.

Добавим, что проблемы с лигнином есть и в соседнем Красноярском крае. Там под Канском снова дают о себе знать отходы бывшего биохимзавода. Сотни тысяч тонн тлеющего лигнина 10 лет назад закрыли специальным саркофагом, чтобы перекрыть доступ кислорода. Но время разрушило преграду и отходы производства, как и прежде, отравляют окрестности города. Биохимический завод в Канске был запущен в 60-е годы. Производил спирт, спиртосодержащие технические жидкости и дрожжи. В 2000-х годах обанкротился и был ликвидирован. В наследство городу он оставил около 2,5 млн. тонн отходов – лигнина. В 2009 году шламовый полигон, за которым никто не следил, загорелся. А лигнин в этом плане схож с торфом: тлеть он может десятилетиями. В атмосферу при этом выделяются фенол, формальдегид, сероводород и оксид углерода.

В качестве решения проблемы специалисты предложили закрыть отходы специальным саркофагом из глины и золы, которую предоставили краевые ТЭЦ (ее понадобилось около 100 тысяч тонн). В 2010 году работы были окончены. Но это только временно решило проблему. Под воздействием дождей и ветров щит над лигнином разрушался. В 2012 году его пришлось латать. Летом 2017 года лигнин снова напомнил о себе несколькими прогарами. Засыпали и их. И вот теперь дым над свалкой поднимается снова. Местное население жалуется на резкий запах и задымление в безветренную погоду. По последним замерам краевого министерства экологии и рационального природопользования в районе свалки фиксировалось многократное превышение ПДК по вредным веществам.

На этот раз простыми подсыпаниями уже не обойтись. Саркофаг расползается на глазах. Обследование лигнинового полигона показало, что он уничтожен уже примерно на шестую часть. Районные власти приступили к разработке новой проектно-сметной документации, чтобы получить финансирование из краевого бюджета. Точная сумма пока неизвестна. В 2009 году мероприятия обошлись в 50 млн. рублей. «Скорее всего, будет такой же точно саркофаг. Пока ничего другого не найдено. Нет другого материала менее дорогостоящего и эффективного», - заявил глава Канского района Красноярского края Александр Заруцкий.

Последние новости