18+
  1. В мире вновь наступил «позолоченный век»

В мире вновь наступил «позолоченный век»

В мире вновь наступил «позолоченный век»
Со времен «позолоченного века» в США – периода Рокфеллеров, Карнеги и Вандербильтов на рубеже ХХ столетия - никогда еще такое огромное богатство не было сосредоточено в руках такого малого количества людей, пишет theguardian.com.

После того как в прошлом году состояние 145 мультимиллионеров выросло до сумм с девятью нулями, в мире стало 1 542 долларовых миллиардера. Им принадлежит в совокупности $6 трлн. Это вдвое больше, чем ВВП такой страны, как Великобритания.

Ведущий исполнитель отчета UBS/PwC Billionaires report Джозеф Стадлер сообщил^ его клиенты миллиардеры обеспокоены тем, что растущее неравенство между богатыми и бедными может привести к «ответному удару». «Мы находимся в точке сгиба, - говорит Стадлер. – Сконцентрированность богатства так же высока, как в 1905 году. Это предмет озабоченности миллиардеров. Проблема в мощном действии принципа «процент на процент», который делает большие деньги еще больше. До каких пределов это может продолжаться и в какой момент общество вмешается и совершит ответный выпад?» Он добавляет: «Мы уже два года находимся на пике второго «позолоченного века».

Так называемые «семьи баронов-грабителей» в конце ХIХ века, в эпоху быстрой индустриализации и растущего неравенства в Америке, получившей название «позолоченного века», сколотили огромные состояния на американских монополиях нефти, стали, железных дорог и банков. Раздражение против них привело в итоге к тому, что президент Рузвельт в начале 1900-х годов принял меры, уменьшающие доходы компаний и трестов, и увеличил налог на богатство.

«Отреагирует ли общество подобным образом на современный «позолоченный век»? - задается вопросом Стадлер. – Закончится или продолжится второй «позолоченный век»? Стадлер говорит, что «точка сгиба» просматривается при общем взгляде на проблему неравенства и сверхбогатства, однако было бы неправильно представлять, «что миллиардеры делают деньги для себя за счет остального населения». 98% от их денег так или иначе возвращается в общество; состояния богатейших людей за последний год выросли в среднем на 17% благодаря успешной деятельности их компаний и инвестиций, особенно в сферах развития технологий и производства потребительских товаров.

Сверхбогатые обеспокоены тем, что общественность считает, что они богатеют за их счет, это заставляет миллиардеров все больше вовлекаться в благотворительность, расходовать свои деньги на общественные картинные галереи, на поддержку спортивных команд. «Можно сказать, что все это – эгоизм и желание выделиться, – отмечает Стадлер, - но это ведь еще и отдача». В докладе Стадлера говорится о том, что среди 200 выдающихся мировых коллекционеров картин – 72 миллиардера. «Хотя это не новое явление, число частных музеев растет, особенно в Азии. Коллекционеров стимулирует собственная страсть к искусству, а зачастую и благоприятные налоговые условия, и они организуют частные музеи по всему миру, чтобы поделиться с людьми своими собраниями».

«Думаю, что большая часть инвестиций миллиардеров направляется в спортивные франшизы, - говорит руководитель по менеджменту частного капитала при UBS Джон Мэтьюз. - Это способ сказать самому себе: «Я достиг больших денег, и я сделал это здесь, в Огайо, я должен сделать что-то взамен для моего общества, и один из способов это сделать – обустроить великолепный стадион». В докладе UBS говорится, что 140 лучших мировых спортивных команд принадлежат 109 миллиардерам. Возрастает количество таких сделок в спорте с участием крупнейших покупателей из Китая. Один из миллиардеров заявил экспертам из UBS, что он приобретает спортивные команды, «потому что это открывает ему доступ к звездам, шейхам, знаменитым бизнесменам, всем правильным парням мира, и все это из-за одних только разговоров о мяче».

«Позолоченный век», длившийся с 1870-х до начала 1900-х годов, был временем бума в Америке, железные дороги открыли перед страной большие возможности, в нее хлынули миллионные потоки иммигрантов из Европы. Термины, в которых историки в 1920-х годах запечатлели период ускоренной индустриализации и общественного подъема в Штатах, берут свое начало от романа Марка Твена «Позолоченный век: повесть наших дней», написанного в 1873 году. Деньги из Лондона и Парижа текли в США и подогревали индустриализацию и развитие железных дорог, в том числе трансконтинентальных, открывающих доступ к огромным территориям, на которых можно было основать горное дело или завести фермерское хозяйство. Время передвижения от Нью-Йорка до Сан-Франциско сократилось с шести месяцев до шести дней. Ряд производств, включая нефть, сталь, сахар и хлопок, перешли под контроль нескольких крупных фирм под управлением трестов. Тресты контролировали все аспекты производства от сырья до продажи, что давало им возможность функционировать в своей сфере монопольно, устраняя конкурентов. Владельцы трестов оказались в числе богатейших людей в истории, их потомки также представлены в ежегодных списках богачей.

Раздражение против богатства, явно накопленного за счет рабочих, выразилось в прозвище «бароны-грабители», которое дали Корнелиусу Вандербильту (ж/д), Эндрю Карнеги (сталь), Дж. П. Моргану (сталь), Джону Джекобу Астору (недвижимость и мех). По словам историка Т. Дж. Стайлса, это прозвище «вызывает в воображении образ титанических монополистов, которые сокрушали конкурентов, манипулировали рынком и коррумпировали правительство. Со своей ненасытностью и мощью они держали в подчинении беспомощную демократию».

Президент США Теодор Рузвельт, избранный в 1901 году, предпринял действия по ослаблению монополий. Компания Джона Рокфеллера Standard Oil была разделена на 34 отдельные фирмы, некоторые из них были предшественниками Exxon, BP и Chevron. «Позолоченный век» уступил дорогу «прогрессивной эре», когда ответная реакция на излишества и неравенство вылилась в широкую социальную активность и политические реформы.

Последние новости