18+
  1. Василий Устюжанин: Страдания неюного вертера

Василий Устюжанин: Страдания неюного вертера

Василий Устюжанин: Страдания неюного вертера
"Страдания юного Вертера". Есть у Гете такой роман. Герой его с первой до последней страницы печалится, что возлюбленная Лотта другому отдана. И ему /другому/ верна. Ну и дальше потоки сознания. Читать не рекомендую.

Особенно участникам теннисного АМА-тура. Унылое чтение. Ввергает в тоску и грусть. Нам оно надо? Лучше лишний раз на корт выйти - постучать ракетками. А вот заголовок в корыстных целях решил попользовать. В строку пришелся. "Страдания неюного Вертера" - самое то для рассказа, как я мучился с форхэндом. Ударом справа.

ЦитатаОда форхэнду, теннису и жизниКонец цитаты

Теннис, как вид спорта, я открыл для себя в том чудесном возрасте, когда начальство, задумываясь о сокращении штатов, делает выбор именно на тебе, счастливчике. До пенсии еще далеко, а вот для увольнения по собственному желанию или в связи с переводом на другую работу - в самый раз. Мне было тогда 44. Еще бы жить не тужить, приносить пользу Родине, трудовому коллективу и семье. Ан нет. Звоночек, что пришел твой смертный час, пробивал - и не раз - в виде упреков на летучках и планерках. И чтобы не подвигать начальника-главреда на решительный поступок /талантливая молодежь и вправду наступала на пятки/, я совершил его сам. Написал то самое "по собственному". Это был акт Провидения! Ничего более мудрого и решительного в своей жизни я не совершил. Ибо жизнь наконец расцвела для меня новыми красками. Сначала, конечно, были хмарь на душе, бессонные ночи, переживания и прочая депрессивная муть. А потом - прошло. Прошло, когда понял, что кроме работы есть и другие радости.

Василий Устюжанин: Страдания неюного вертера

И самой яркой из них стал теннис. Чтобы развеять печаль расставания с любимым делом, полетел с друзьями на море. Конечно, в благословенную Турцию. Двое из дружной компании оказались теннисистами. Мне понравилось, как ловко они вворачивали друг другу на корте желтые мячи. Сам попробовал. Мячи отскакивали не туда и не так. Но некоторые угождали в корт. В эти моменты мне казалось, что теннис обрел в моем лице феноменального искусника. Все дни отпуска я провел на корте. В те тучные для страны годы у меня лишних денег в кармане еще не водилось и быть моим персональным тренером-благотворителем вызвался товарищ.

Теперь-то я понимаю - он и сам имел большие проблемы с техникой. И поставить ее мне категорически не мог. Но его совет: " По счету раз-два-три - бей по мячу" я четко вбил в голову. И на счет: "Три!" тюкал ракеткой в сторону мяча. Получалось тюкать с каждым разом лучше и лучше. Мяч находил корт с завораживающим постоянством.

Но это был трагический опыт. Моя мышечная память, как губка, впитывала в себя примитивное движение. Крутиться мяч категорически отказывался. А попытка сыграть классическим форхэндом с замахом, проводкой и доводкой ракетки за плечо оборачивалась крахом. Круглый снарядик летел либо в небеса, либо в сетку. Из двух зол я постепенно, методом тупого вычисления выбрал меньшее. Небеса! Я даже стал "свечками" выигрывать розыгрыши. Техника - ничто! Результат - все! Вот главный вывод, который я вынес после первых проб. Ужасный, но вдохновляющий вывод. Я заболел теннисом. А он тоже заболел мной. Морщился, кривился, досадовал. Но исправить ничего не мог. И смирился, что еще одним неперспективным чайником в полку фанатов прибыло.

И вот с таким техническим багажом я полетел на свой первый в жизни турнир. В Мексику. В Нанкун. На Карибы. Турнир, помню, назывался красиво - Tennis life. И Нанкун, и Карибы, и Tennis Life грезились таким же заветным и манящим раем, как для Остапа Бендера - Рио де Жанейро.

И о чудо, я вернулся из рая с кубком! Выиграл утешительный турнир. Мои чудодейственные свечки изводили соперников. Финальная игра под палящим солнцем длилась 2,5 часа. Я возвращал и возвращал мячи во владения Бога. 10, 15, 20, 30 раз! Все выше и выше. И достучался-таки до него! В решающем розыгрыше соперник /очень хороший человек и достойный семьянин/, играя правильной классической техникой, вдруг решил уподобиться мне и запустил тоже свечку. Богу это точно не понравилось. Сколько можно! И вернул мяч за линию корта.

Из Мексики я возвращался на коне. Но пришло понимание - так побеждать неинтересно. Мой корявый теннис стал сразу же притчей во языцех. Себе равных я брал измором. А те, кто обученней и техничней, выносили меня с корта играючи.

Я обратился за помощью к профессионалам. Благо, бизнес /я решил заняться им/ пошел в гору. На тренеров тратиться было в радость. О, как хвалили меня наставники. Мои быстрые ноги! С ними вы будете всех выносить с корта. Мои подачи! Они у меня несмотря на нетеннисный рост /168 см/ и вес /60 кг/ летели пулей точно в искомый квадрат. На тренировках я был и вправду хорош. Все получалось. И даже мой незадачливый форхэнд. Я записывал на видео свои удары справа. И удивлялся - мяч красиво отлетает. Завтра всех уделаю на турнире.

Но завтра выходил на корт. На разминке еще что-то цельное получалось. Но как только начиналась игра на счет, снова возвращались безотказные свечки и подставы. Ни замаха, ни обработки ногами, ни подхода к мячу, ни проводки. Беда. Словно не я на корт выхожу.

Тренер посоветовал: "Записывай советы. Веди дневник. И дома повторяй упражнения перед зеркалом". Записывал. Вел. Повторял. Перед зеркалом позировал. Если и есть на свете более исполнительный ученик - то это точно я. И все равно не помогало.

Мой теннисный супер-пляс продолжался. Ходил к стенке в Лужниках и в МГУ. Набивал удары по науке - по 100 раз. Без напряжения. Легко. Против стенки я был король! Настолько король и совершенство, что тренирующийся рядом коллега /такой же чайник как я/ как-то спросил: "А вы Машу Шарапову обыграете?". Стоило брать в руки ракетку, чтобы удостоиться подобного комплимента!

Объяснение на самом деле простое. Стенка не была мне соперником. Она была моим другом, помощником, советчиком. Льстила и угождала мне. Я успевал делать все движения размеренно и правильно. А игра на счет - это другое. Бесконечные форс-мажоры. Мяч летит не туда и не так и вечно застает тебя врасплох. Голова идет в отказ.

Дальше-больше. Через интернет купил теннисную пушку. Игра с нею вообще стала праздником души. Как красиво я ввинчивал мячи слева и справа , как ловко и умело подрезал. Но...

Новый турнир и вылезали старые тараканы. Помню, на турнире в Русской Теннисной академии в полуфинале соперник, молодой парень, устав бороться со свечками, бросил в сердцах ракетку на корт и раздраженно спросил: "Вам самому интересно играть в такой теннис?". Я победил тогда 6:2. И я ему честно сказал: "Если бы я играл в твой теннис, проиграл бы 0:6".

Но заноза осталась. Ее надо было вытащить. Я обращался к новому тренеру в надежде, что наконец с ним пробьет форхэнд. Но нет. Не пробивал, гад.

С ракеткой я облетел все континенты, кроме Антарктиды и Австралии. В каждом из отелей обращался к тренерам. И снова одно и тоже. На тренировке бью. А в игре правая рука делает самое простое и спасительное движение. Без замаха. Заклятие! Клинч какой-то. Заворот мозгов. Один из товарищей рассказал, что в Париже есть знаменитый специалист-психолог, который чистит старую память. "С новой памятью можно начинать все с нуля. Но он дорого берет". Это был слишком радикальный совет. Худо-бедно, но старая память помогала мне зарабатывать на жизнь и вкладываться в хобби. А кем я стану с очищенной памятью? Каким зомби? Нет, Париж пока подождет.

Каков итог моих 17-летних страданий?

А никакой. Форхэнд не пробился! Мышечная память так прочно вбила в себя дурацкие движения, что ни один тренер не смог совершить чуда перевоплощения. Необучаемый. Такой честный приговор вынес я себе. И перестал заморачиваться. Так и играю. Только теперь получаю удовольствие. Да Бог с ним, с этим злосчастным ударом справа. Тем более, что и без него приходят победы. В квартире уже некуда кубки ставить.

Теннис подарил нечто большее. Новых друзей, неповторимые поездки по миру. Радости жизни, которые на весах и близко несравнимы с огорчениями от изьянов в технике. Вот таков итог страданий неюного Вертера, влюбленного в теннис.

А юный Вертер, кстати, кончил жизнь неважно. И не буду даже писать как. Что Гете, что Шекспир, что Бунин - словно сговорились, никто не дарит несчастным влюбленным финального счастья. У гениев свои фантазийные клинчи. Я же наоборот, с теннисом начал проживать красивую и счастливую жизнь. Так что даже доволен, что мой товарищ научил меня корявому теннису. Ну обучился бы я правильной технике... Сколько интересных тренеров прошли бы мимо меня? А многие стали моими друзьями. И скольким товарищам я бы принес огорчение своими победами! А так все выходят на корт с уверенностью - уж Василия Устюжанина я обыграю. То есть с хорошим позитивным чувством выходят на корт.

И я выхожу на корт с тем же позитивом. Разве плохо?

О теннис, ты мир! Лучший из миров.

PS

Писано /правой рукой!/ на борту рейса Москва-Пальма де Майорка. Быть может, там, на родине Рафаэля Надаля, этого уникума из уникумов, случится наконец святое озарение и мои ноги, руки, плечи, голова, ракетка и мяч придут в гармонию и выстрелят изящным и неотразимым бэкхэндом. Еще надеюсь... Хотя нет. На самом деле - по барабану. Лечу на праздник. И зачем портить его несбыточными ожиданиями. И без бэкхэнда вполне счастлив и здоров.

Последние новости