18+
  1. Бурятия сэкономит на монгольской промышленности

Бурятия сэкономит на монгольской промышленности

Бурятия сэкономит на монгольской промышленности
Вопрос достройки ТЭЦ-2 в Улан-Удэ сдвигается с мертвой точки. Минэнерго РФ обещает в течение двух недель определиться со схемой финансирования проекта.

Такое заявление сделал замминистра энергетики РФ Вячеслав Кравченко, побывавший на днях с рабочим визитом в столице Республики Бурятия. И этих слов руководство региона ждало от Москвы много лет. ТЭЦ-2 – ключевой долгострой энергетической отрасли РБ. Ситуация с ней типична для постсоветского пространства. Планировалась и начинала строиться она в СССР. Но всем производственным планам не суждено было сбыться, как и мечтам о строительстве коммунизма. Полномасштабные работы свернули в 1992 году. Построить успели только одни котлы без двух энергоблоков. Сейчас ТЭЦ-2 (которую правильнее называть «котельная») отапливает примерно треть города Улан-Удэ. Остальное – ТЭЦ-1 и малые котельные.

Завершение строительства ТЭЦ-2 важно не только для города, но и для всей Бурятии. Первая теплоэнергоцентраль сдавалась еще в 30-е годы прошлого века и ресурс свой почти выработала. Постоянные аварии в отопительный период уже никого не удивляют. Если по электроэнергии резерв у города есть, то по теплу возможностей в обрез. По мнению специалистов, уже через два-три года в Улан-Удэ просто нельзя будет строить ничего нового, поскольку гигакалорий на всех не хватит. Плюс – вопросы экологии. ТЭЦ-1 расположена в черте города и играет не последнюю роль в том, что Улан-Удэ входит в число самых загрязненных городов России. Завершение строительства ТЭЦ-2 оценивается в 33 млрд. рублей (включая 6 млрд. рублей, необходимых для модернизации схемы выдачи мощности). Владелец – ТГК-14 ранее неоднократно заявлял, что лишних средств на проект у него нет. Впрочем, такая позиция характерна для многих крупных компаний и не только в сфере ЖКХ и энергетики. «Проект обсуждается не первый год. Основной вопрос связан со схемой финансирования и возврата инвестиций», - подчеркивает гендиректор ТГК-14 Алексей Лизунов.

«Проблема есть и ее, безусловно, надо решать. Поэтому мы попросили коллег актуализировать схему теплоснабжения и генплан, чтобы определить оптимальные способы для этого. Новые объекты помогут обеспечить надежное энерго- и теплоснабжение потребителям в Улан-Удэ на долгие годы», - заявил Кравченко накануне. Ранее в России подобные объекты строились по схеме ДПМ (договор на поставку мощности), когда государство гарантировало инвестору, что произведенные ресурсы будут покупаться и вложения вернуться в строго оговоренные сроки. Первой, в частности, по такой схеме была достроена ТЭЦ-3 в Красноярске в 2012 году. Картина была та же, что и в Улан-Удэ: возведение начиналось в СССР, построить успели только котлы, и объект долгие годы выдавал одно тепло. Запуск первого энергоблока обеспечил дальнейшие градостроительные планы Красноярска на левом берегу. Возможно, такую же схему применят и в Улан-Удэ. Хотя бытует мнение, что программа ДПМ в масштабах страны свои задачи уже выполнила, последние объекты генерации по ней достраиваются и новых уже не будет.

ТЭЦ-2 сможет решить много задач сразу. В Улан-Удэ сегодня 60% электроэнергии – это поставки с Гусиноозерской ГРЭС и иркутской генерации. Тема ГРЭС тесно увязана с историей вокруг притоков Селенги и озера Байкал. В Монголии быстро развивается горнодобывающая промышленность, которой требуется электроэнергия. И существуют проекты строительства ГЭС на притоках Селенги. А она, как известно, самая крупная водная артерия, впадающая в Байкал. Россия серьезно обеспокоена планам Монголии. Появление искусственных регуляторов отрицательно скажется на состоянии озера, которое и так вызывает опасения. Потому Россия готова выдать соседнему государству необходимый объем мощностей в обмен на отказ от строительства. А основной вариант, как раз, экспорт с Гусиноозерской ГРЭС, когда ее мощности высвободятся в Улан-Удэ. Потому с особой надеждой на достройку ТЭЦ-2 в Улан-Удэ смотрят экологи.

«Текущая ситуация с монгольскими ГЭС, угрожающими Байкалу, остается сложной. Ни один из проектов не заморожен. Более того, мы наблюдаем систематическую и планомерную работу монгольской стороны по их реализации. Проекты ГЭС в рамках проекта MINIS (Шуренская ГЭС и ГЭС «Орхон» с водоотводным каналом Орхон-Гоби), финансируемого Всемирным банком, находятся сейчас на стадии подготовки технического задания на выполнение региональной экологической оценки. Проект строительства ГЭС «Эгийн-гол» формально не входит в MINIS, однако монгольская сторона продолжает финансировать его и активно ищет инвесторов.

Если монгольские ГЭС и начнут когда-то строиться, то первой возводимой гидроэлектростанцией станет именно Эгийнгольская ГЭС. В июле в Бахрейне состоится 42-я сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО. Коалиция «Реки без границ» направляла туда свои замечания по ситуации с Байкалом. Ответ был получен на прошлой неделе. Он показывает, что к нашим обращения отнеслись серьезно. В проекте решения подчеркивается необходимость совместной российско-монгольской разработки трансграничной стратегической экологической оценки любых проектов в области гидроэнергетики. В рамках СЭО должны быть представлены альтернативы строительству ГЭС.

Предполагается определить конкретный срок выполнения решения ЮНЕСКО - до 1 декабря 2019 года», - сообщил «Веку» член Ангаро-Байкальского бассейнового совета, координатор «Рек без границ» Александр Колотов.

Остается добавить, что поставками электроэнергии в Монголию Бурятия сможет решить и проблемы своих рядовых потребителей, заявил глава РБ Алексей Цыденов. «Увеличение поставок - это налоги и рабочие места. Но есть и еще один важный момент. В стоимости электроэнергии для потребителей самой большой составляющей в Бурятии является сетевая. И если мы грамотно выстроим систему поставок в Монголию, то для населения республики она снизится», - отметил он.

Последние новости