18+
  1. Согнуть нельзя, присвоить!

Согнуть нельзя, присвоить!

Согнуть нельзя, присвоить!
Владимир Путин поддержал идею об отказе от господства доллара. The Bell сообщает: кабмин почти готов утвердить проект по дедолларизации экономики РФ, нанеся ответный удар на вечно вводимые санкции США. На этом фоне проливаются «крокодильи слезы» западных спецслужб, уверяющих, что именно они когда-то привели Путина к власти.

О том, что российский президент в целом поддержал его инициативу по дедолларизации российской экономики, заявил накануне глава ВТБ Андрей Костин. Как словом, так и делом, и вот уже The Bell со ссылкой на три авторитетных источника сообщает: в правительстве почти готов проект отказа от доллара при расчетах по экспортно-импортным операциям (с переходом на рубли или другие национальные валюты). Главная цель, которую преследует кабмин - перевести расчеты с крупнейшими торговыми партнерами России: Китаем и ЕС - в юани и евро, со странами ЕАЭС - в рубли, объясняют собеседники издания.

Правда, один из источников The Bell уточняет: законопроект готовится не столько по мотивам плана главы ВТБ, сколько в ответ на подписанный президентом США Дональдом Трампом закон о санкциях (CAATSA) еще в августе прошлого года. «Это ответная мера на санкции против России, - уверен и зампредседателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Николай Арефьев. - Сама Россия большого влияния на доллар не окажет, но если мы войдем в паре с Евросоюзом и с Китаем, то это будет существенно для Соединенных Штатов.

Мы являемся одной из лидирующих держав по поставкам углеводородного сырья на Запад. Но расчеты ведем в долларах и в Европе в евро. Если мы сейчас отказываемся и начинаем использовать свою национальную валюту и евро, то доллар выходит из игры. Триллионы долларов не будут задействованы – эта бумага опять подорвет мировой рынок, доллары будут ничем не обеспечены и останутся лежать в банках никому не нужными. Это, конечно, ударит по экономике США».

Депутат уверен, не выдержав такого удара по собственной экономике, паразитирующий на долларах Вашингтон, безусловно, начнет активно противодействовать. «Если они скажут «ша» некоторым ребятам, то те сразу ложки отложат, - заявил Арефьев в интервью «Накануне.Ru». - Потому что они сейчас вводят санкции против России, и даже какая-то там Словения - и та выгоняет наших послов. Да, они будут сопротивляться. Но у них нет влияния на Россию, Китай, Индию, Вьетнам, Белоруссию, и можно перечислить еще много стран, на которых они влияния не имеют. Вот там мы должны применить свое влияние и их взять к себе в товарищи по этому вопросу».

Британское sorry и OK от США

По всей видимости, на Западе догадывались о том, что Россия не станет в очередной раз подставлять щеку в ответ на бесконечные санкции и разоблачения своего руководства. Случайно ли 30 сентября в авторитетном британском издании The Times появилась статья с громким заголовком: «Глава MI6 сожалеет о том, что помог Путину прийти к власти»?

Напомним, бывший шеф британской секретной службы Ричард Дирлав поведал о том, что накануне президентских выборов в России в 2000 году по просьбе некоего «высокопоставленного сотрудника» российских спецслужб помог организовать совместное посещение Мариинского театра тогдашним премьером Тони Блэром с и.о. президента РФ Владимиром Путиным. По мнению Дирлава, тогда это якобы помогло навести «глянец» на репутацию малоизвестного тогда политика и победить ему на выборах, о чем теперь все в MI6, дескать, очень сожалеют. «Помните, что у нас был период, когда наши отношения с Россией носили, скорее, позитивный характер. Потом этому стали препятствовать маленькие проблемы, а затем маленькие проблемы превратились в большие», - подчеркнул сэр Ричард Дирлав. По его словам, российско-британские отношения, на протяжении двух лет развивавшиеся вполне успешно, намного усложнились по мере того, как «режим Путина стал все яснее показывать свое лицо». Видимо, британцы никак не рассчитывали увидеть вместо элегантного джентльмена-театрала жесткого прирожденного чекиста, неустрашимого бойца с терроризмом, привыкшего решать конфликтные вопросы силовыми методами и способного по-хрущевски «показать кузькину мать» всем внешним врагам России.

А ведь в то же время тогдашний президент РФ Борис Ельцин презентовал Владимира Путина в качестве своего преемника американскому коллеге Биллу Клинтону. За месяц до откровений мистера Дирлава в западных СМИ типа Bloomberg появились материалы на тему «Как Клинтон упустил возможность изменить будущее России». Поводом послужили рассекреченные переговоры между президентами РФ и США в 1999 году. «Цельный человек, очень внимательно следит за различными вопросами, находящимися в его ведении», «очень коммуникабелен и отличается тщательностью и силой (говорил Ельцин о Путине). Он может легко выстроить хорошие отношения и общаться с людьми, которые будут его партнерами. Я убежден, что он будет поддержан в качестве кандидата в президенты в 2000 году».

Борис Николаевич, похоже, ни минуты не сомневался в том, что выборы выиграет именно Путин. «Он - демократ, и он знает Запад. Он жесткий. У него внутренний стержень. Он жесткий внутренне, и я сделаю все возможное, чтобы он выиграл – юридически, конечно. И он победит. Вы будете делать дела вместе. Он продолжит линию Ельцина на демократию и экономику и расширит контакты России. У него есть энергия и мозги, чтобы преуспеть», - уверял Ельцин Клинтона.

«Авторские права» на «галеры»

Похоже, американские и британские журналисты уверены: не одобри Клинтон выбора Ельцина, и уж, тем не более, не сходи Тони Блэр с Путиным в оперу – у России был бы другой президент. Ну, то есть, если российского президента нельзя переиграть – его нужно «присвоить»! Вероятно, искушенного фантастическими голливудскими блокбастерами западного читателя можно легко убедить в том, что все происходящее в России по-прежнему контролируют внешние силы, а если Путин и рисуется в образе «жесткого диктатора», то это же «наш жесткий диктатор».

«Это, с одной стороны, попытка унизить Владимира Путина, показать ему, что он - якобы творение Запада, которое освободилось и вышло из-под контроля, - приводит «Свободная пресса» слова гендиректора региональных проблем Дмитрия Журавлева. - А с другой, это стремление объяснить уже собственному населению, что они как были главными в мире, так и остались. Они говорят гражданам, что живут в такой стране, которая создала не только «главного бога», но и «главного дьявола» - Путина. Они убеждают избирателей, что они страшнее, умнее и сильнее всех. Помните Мюнхенскую речь Путина в 2007 году? Он ведь тогда не сказал, что мы против Запада, что требуем что-то изменить. Он просто дал понять, что у нас тоже есть свои интересы и свои позиции. Это было воспринято Западом как плевок в лицо, как предательство. Они искренне верят, что единственная приемлемая форма существования - это когда они дают команды, а весь остальной мир их выполняет».

По мнению политолога Евгения Минченко, в истории с Блэром англичанин сильно преувеличивает. «И Ельцин не согласовывал кандидатуру Путина, он хотел, чтобы у Запада были хорошие отношения с его преемником, - пояснил политолог «Веку». - Встреча Путина с Блэром - это эпизод, который не имел сколько-нибудь серьезного влияния на ход выборов. И дальнейшее влияние Запада на ситуацию внутри России будет незначительное».

«Откровения бывшего главы MI6 отражают всю глубину досады и разочарования западных элит в отношении нынешнего главы России, приход которого к власти в качестве «преемника» Бориса Ельцина они сначала приветствовали, - рассказал «Веку» эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов. - В Британии разочарование в связи с событиями вокруг Александра Литвиненко, Сергея Скрипаля особенно велико, тем более, что первоначально главным кандидатом в «друзья Путина» намечался Тони Блэр (это потом появятся «друг Сильвио» и «друг Герхард»). Геополитический разворот, который сделала путинская Россия, сначала воспринимался с недоумением (реакция на «мюнхенскую речь»), сегодня же (после Украины, Сирии и президентских выборов в США) у западного истеблишмента не осталось иллюзий в отношении российского лидера».

Учитывая антироссийские санкции, которые США ввели за вмешательство в американские выборы, подобные признания Запада могли бы стать хорошим кейсом и для российской пропаганды. Но вряд ли Москва станет делать на этом акцент, рискуя поставить под сомнение легитимность выдвижения и избрания Путина.

«Антиамериканизм и противостояние Западу - ключевые инструменты, на которые опирается российский режим в мобилизации лояльности граждан, - продолжает Слатинов. - Девальвация этих инструментов налицо, но других пока не придумали. Поэтому если российские телеканалы и расскажут про слова бывшего директора британской разведки о поддержке почти два десятка лет назад Тони Блэром российского лидера, то в контексте представления Владимира Путина как ловкого политика, объегорившего западные элиты. Либеральная российская оппозиция предпочтет не педалировать тему поддержки Западом Путина в начале 2000-х (Запад у нее не имеет права на ошибку), а оппозиция «патриотическая» также предпочтет промолчать, так как считает, что опрокидывание нынешнего режима чревато распадом государственности».

Главными противниками Владимира Путина внутри страны сегодня Владимир Слатинов считает не прозападных «агентов влияния», не «патриотов» или «либералов», а снижающийся рейтинг и прогрессирующую усталость от образа - процесс, который был приостановлен «крымским эффектом», но последний явно выдохся. «Резко ускорили рост негативных эмоций и оценок пенсионная реформа и открывшееся понимание «путинским большинством», что именно на него власти и далее готовы перекладывать издержки от экономических трудностей, именно его готовы последовательно поражать в правах, - говорит политолог. - Западное влияние на российскую политическую ситуацию сегодня ограничено и больше проявляется через пагубные последствия санкций, которые в определенной мере перекрываются дорожающей нефтью. Тем не менее, ясно, что морально и ресурсно Запад готов поддерживать российскую либеральную оппозицию. Однако, общественные настроения в стране явно дрейфуют в сторону «левого поворота».

Следы Запада

Активное участие США в политической жизни России 90-х годов далеко не секрет, говорит директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. «Можно вспомнить видеокадры разговора Михаила Горбачева и Джорджа Буша, когда уже отстраненный президент низвергнутого СССР, находясь в явном психологическом шоке, докладывает своему заокеанскому коллеге о передаче власти Борису Ельцину и сохранении при этом безопасности для самих США, - рассказал политолог «Веку». - Есть версия, что в 1992 году на VII Съезде народных депутатов РФ при выборе кандидатуры нового председателя Совета министров Российской Федерации Борис Ельцин консультировался с Белым домом прежде чем предложить Виктора Черномырдина вместо набравшего большинство голосов при рейтинговом голосовании Юрия Скокова.

Западные консультанты готовили большую часть документов новой финансово-экономической жизни страны: по приватизации, по правилам работы финансовых учреждений, по экономическим программам, по организации экспорта природных ресурсов и так далее. Проиграв холодную войну, страна находилась под внешним управлением, фактически в полуколониальном статусе».

Нет никаких оснований предполагать, что к концу 90-х годов традиция совещаться с заокенскими товарищами по ключевым вопросам государственной политики России куда-то исчезла из президентского обихода, говорит Солонников. Так что сейчас нам не «открывают глаза». Конечно, при выборе своего преемника Ельцин организовывал стандартные процедуры консультаций, какие считал нужными, и с лидерами Запада в том числе.

«При этом возмущение Запада нынешним положением дел вполне можно понять, - продолжает эксперт. - То же заявление министра обороны Великобритании Гэвина Уильямсона о том, что никто не позволит России переписать итоги холодной войны. С точки зрения элит Запада, проигравший должен знать свое место и действовать только в рамках строго очерченных ему возможностей. Как говорила госсекретарь США Кондолиза Райс: «Интересы России заканчиваются на ее границах». Но и внутри страны можно делать лишь то, что согласовано победителями. Частично правила поведения побежденной страны сохраняются. Как минимум, в части финансово-экономического блока. Несмотря ни на какие угрозы санкций и заморозки зарубежных активов доходы от продажи дорогой нефти продолжают вывозиться из страны и в качестве репараций оседать в зарубежных банках.

В других аспектах поведение изменилось. И это страшно раздражает стан западных победителей. Особенно из-за непонимания, почему? Почему, продолжая выполнять одни обязательства, российская элита идет на нарушение других? Или, наоборот, почему разрешая себе свободное поведение по одним вопросам, по другим страна продолжает считать себя субъектом международных отношений с ограниченным суверенитетом? Где логика?»

Примайданенные интересы

Видимо, восстановить эту логику на свой манер и пытаются сейчас западные «старшие партнеры», организовав внешнее давление, призванное усмирить строптивые головы в «колониальной администрации», которой они считают руководство России. Нет сомнений в том, что данная стратегия будет работать и на стадии транзита власти. Однако, ее формы и технологии, это пока очень большой вопрос, заключает Солонников.

Что касается плана российских властей по отказу от долларовых расчетов - Западу, очевидно, не нравится такая «ответка» из Москвы. Запад хочет играть в одни ворота, вводя все больше санкций против российских элит, надеясь настроить их против собственного президента, якобы неспособного защитить честь страны и достойно ответить на провокационное и все более оскорбительное поведение Вашингтона и Британии в отношении России, считает доктор экономических наук, бывший замминистра финансов США по экономической политике в администрации Рональда Рейган Пол Робертс.

«Его (Путина – ред.) политика игнорирования провокаций полностью имела смысл в течение какого-то времени, - пишет Робертс. - Она показывала европейцам, что Путин, в отличие от Вашингтона, уравновешен и неконфронтационен. Открытость Путина и его ответственное поведение противоречило тому образу «российской угрозы», который Вашингтон вложил в головы европейцев. Он надеялся, что Европа переключится с пособничества агрессии Вашингтона на противодействие ей. Думаю, что Путин дал этой политике достаточно времени и что он должен был твердой рукой остановить провокации еще несколькими шагами ранее. Это послало бы очень сильный сигнал тем американским и европейским идиотам, которые ведут мир к ядерной войне. Я считаю, что это отрезвило бы европейцев и часть конгресса США, а также привело бы к тому, что другие страны стали бы оказывать давление на Вашингтон, чтобы тот охладил свой пыл. Единственной причиной, по которой Вашингтону сходят с рук его убийства, является то, что мир позволяет ему это делать. А мир позволяет это потому, что не видит такой могущественной страны, которая прекословила бы Вашингтону».

В России, впрочем, все меньше верят в страшилки «дядюшки Сэма». Вероятно, россияне потому и не «меняют коней на переправе», упорно избирая Путина своим лидером, что понимают, как хочется американцам воспользоваться заминкой при передаче дел (если таковая состоится). И будь преемником Путина в 2024 году хоть второе ныне по влиятельности лицо в АП Сергей Кириенко или грозный генерал-губернатор Тульской области Алексей Дюмин (чьи имена чаще всего сегодня называют политологи) – громкого «дворцового переворота» Запад вряд ли дождется…