18+
  1. Увидеть Африку и умереть – расследование «Века»

Увидеть Африку и умереть – расследование «Века»

Увидеть Африку и умереть – расследование «Века»
Скандал вокруг гибели в Центральной Африке российских журналистов развивается по своим нелинейным законам. Друг убитого в ЦАР Орхана Джемаля Максим Шевченко написал в фейсбуке, что заключение о смерти Джемаля, подписанное консулом РФ в ЦАР, оказалось потерянным, что тормозит подготовку похорон.

«Мстительность тупых властей, не знавших, что делать с Орханом при жизни, не знает предела. В это невозможно поверить, но родственникам сказали, что «потеряли»(!!!!!) заключение о смерти Орхана Джемаля, подписанное консулом РФ в ЦАР», эмоционально отреагировал Шевченко.

Ему тут же возразила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова: «Думаю, потерял перевозчик, так как без этого документа тело не пропустили бы и из Парижа. Не знаю, кто такие «тупые власти», но Российское посольство в ЦАР, Следственный Комитет и МИД на связи для восстановления документа».

Аргументы Захаровой повисают в воздухе, если знать, что при любой авиаперевозке документы на тот или иной груз всегда находятся не у перевозчика (в данном случае это авиакомпания «Эр Франс»), а у сопровождающих этот груз лиц. Не исключено, впрочем, что госпожа Захарова никогда не сопровождала дипгрузы и не в курсе того, как это происходит.

Между тем, практически вся информация, которую сообщают СМИ, основана на сбивчивых показаниях выжившего при нападении неизвестных водителя, а также на публикациях оппозиционного властям ЦАР издания Corbeau News, штаб-квартира которого находится в Канаде.

Показания водителя меняются или модерируются практически ежедневно. Так, вначале он говорил, что нападавших было ровно десять человек, что огни были в чалмах и говорили на арабском языке, который, похоже, понимал Орхан Джемаль. Затем нападавшие на ходу переобулись в балаклавы и заговорили на русском.

1 августа местное издание Palmares Centrafrique со ссылкой на свои источники сообщило, что российских журналистов похитили, допрашивали и пытали перед тем как убить мятежники из группировки Селека, подчиняющиеся полевому командиру Нуретдину Адаму, который контролирует окрестности города Декоа, находящегося на пути следования российских журналистов.

Мария Захарова опровергла и эту информацию, заявив, что врачи не обнаружили следов пыток на телах российских журналистов, убитых в Центральноафриканской Республике. И снова, не исключено, что госпожа Захарова просто не в курсе того, что некоторые пытки, в частности пытки утоплением, которые практиковала в свое время новый директор ЦРУ Джина Хаспел, не оставляют никаких следов на теле жертвы.

Издание Palmares Centrafrique допускает причастность Франции к убийству российских журналистов, предполагая, что это может быть «французская игра». «Франция никогда не скрывала своей враждебности по отношению к России, которая продвигает свои пешки в Центральноафриканской Республике».- пишет издание.

Действительно, в ЦАР у России и Франции есть серьезный конфликт экономических интересов. В республике находятся крупные месторождения урановой руды, которые исторически контролировали французы, а именно государственный холдинг AREVA. В мире есть всего две вертикально интегрированные компании, которые могут делать в ядерной энергетике все, - от добычи руды до переработки отработанного ядерного топлива. Это AREVA и Росатом.

Руководство Росатома официально называет французскую корпорацию своим основным конкурентом на мировых рынках строительства и эксплуатации АЭС. В нынешней ситуации, когда Франция сокращает свое военное и политическое присутствие в ЦАР, урановые рудники переходят к «Росатому» и берутся под охрану нашими ЧВК. Но рынки сбыта контролируют французы, поэтому в прошлом году AREVA и «Росатом» заключили меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве. Таким образом, урановый бизнес в ЦАР вроде бы стал для них общим.

Однако взаимопонимание и сотрудничество России с той же Турцией не мешает потомкам янычар время от времени наносить нам коварные «удары в спину». Думаю, что и французские атомщики не прочь испортить русским урановую обедню на территории своей бывшей колонии.

Кстати, французская пресса по-прежнему агрессивно настроена против России. Так, в апреле французская газета Le Monde с негодованием сообщала об усилении российского присутствия в ЦАР, а особенно возмущалась тем, что русские «беззастенчиво подкупают всех, кто открывает перед ними нужные двери». Недовольно присутствием России в Центральной Африке и издающееся в Канаде франкоязычное издание Corbeau News (Вороньи новости), которое 1 июля опубликовало фотографию «русской базы в Бриа», где находятся месторождения алмазов, и сообщило, что русские не менее трех раз в неделю совершают полеты к алмазным шахтам «под охраной повстанцев мусульманской вооруженной группировки «Селека», с которой они нашли взаимопонимание».

Между тем, вне зоны внимания прессы остается тот странный факт, что свой перелет в ЦАР российские журналисты совершили с большим крюком, через Касабланку, ареал французской разведки DGSE, кишащую шпионами всех мастей. Между тем, как мы уже писали, билеты на прямой рейс Москва – Банги с пересадкой в Дубае или Найроби продаются совершенно свободно.

Зачем им было лететь в марокканскую Касабланку? Может быть, для встречи и инструктажа с представителем заказчика, которым официально являлся Михаил Ходорковский. Но что побудило его организовать столь неподготовленную и откровенно авантюристическую экспедицию в крайне неспокойный регион? Известно, что западные спецслужбы все свои операции с ложным флагом проводят через «прокладки», то есть лояльные им спецслужбы аборигенов того или иного региона. В данном случае, власти ЦАР полностью на стороне России и, возможно, именно поэтому на роль «прокладки» был нанят оппозиционный российским властям Ходорковский. А в Касабланке в таком случае собеседником российских журналистов мог быть местный резидент DGSE, представившийся сотрудником МБХ.

Вне всякого сомнения, и эта предполагаемая встреча в Касабланке, и последующие встречи и передвижения трех российских журналистов контролировались французской разведкой, которая ощутимо присутствует в своих бывших колониях – Марокко и ЦАР.

Доказать наличие четкого «французского следа» в этой трагедии вряд ли удастся. Если выдвинутая мною версия о причастности французских спецслужб как к миссии, так и к убийству российских журналистов верна, то расследование будет спущено на тормозах, убийцами объявят исламистских боевиков или простых бандитов, а французская корпорация AREVA усилит свои позиции на переговорах с Росатомом.