18+
  1. США vs Китай: кто возьмет верх?

США vs Китай: кто возьмет верх?

США vs Китай: кто возьмет верх?
Главная интрига современной геополитики - противоборство США и Китая, а потому за подготовкой очередного раунда торговых переговоров между ними следят не только в этих странах.

Более агрессивной стороной в противостоянии на данный момент является нынешний мировой гегемон, Америка, с каждым днем теряющая частицу своего былого могущества. Китай действует более хитроумно и внешне миролюбиво, но в реальности завоевывает новые экономические плацдармы с помощью самых жестких и неполиткорректных методов.

Еще в конце января в Вашингтоне прошёл очередной раунд торговых переговоров между представителем КНР Лю Хэ и торгпредом США Робертом Лайтхайзером. После переговоров Дональд Трамп провел в Овальном кабинете Белого дома брифинг для журналистов, на котором отметил, что «был достигнут существенный прогресс», и что Китай согласился нарастить импорт из США. В то же время, по словам Трампа, США нужна «хорошая сделка» с Китаем, поэтому переговоры будут продолжены.

Министр финансов США Стивен Мнучин и Роберт Лайтхайзер посетят Китай в середине февраля, чтобы провести еще один раунд переговоров», — пишет Bloomberg.

На данный момент Китай согласился увеличить импорт из США сельскохозяйственной, энергетической и промышленной продукции, а также услуг.

Однако Вашингтону предстоит еще немало потрудиться, чтобы и далее сокращать торговый дефицит с Китаем. В 2017 году США экспортировали китайских товаров на $523,7 млрд., а продали Китаю лишь на $188 млрд., то есть дефицит торгового баланса достиг $335,7 млрд., при том, что в 2012 году он составлял $295 млрд.

Тем не менее, главная цель США в переговорах с Китаем – вопросы передовых технологий и интеллектуальной собственности. Особенно ярко выражены противоречия между двумя экономическими гигантами в этой сфере в развернувшейся в настоящее время схватке за первенство в развертывании мобильной связи пятого поколения (5G).

Китайская компания Huawey лидируют в этой сфере, что вынуждает США прибегать к чисто политическим методам конкурентной борьбы. На днях представитель Госдепа США при Евросоюзе Гордон Сондленд на совещании по телекоммуникациям в Брюсселе настоятельно рекомендовал европейцам, как сообщает Bloomberg, отказываться от поставщиков телекоммуникационных технологий и услуг, «находящихся под контролем иностранного правительства». «Китай хочет получить контроль над западными данными и сетями, и нашим союзникам следует дважды подумать, прежде чем использовать оборудование таких компаний, как Huawei Technologies», - заявил Сондленд.

По его словам, Китай работает над тем, чтобы «утвердиться в качестве кибердержавы с помощью незаконных структур и контроля над данными и сетями, а китайские законы требуют, чтобы его государственные и частные компании сотрудничали и обменивались данными с китайской разведкой и контрразведкой».

Bloomberg, между тем, отмечает, что компания Huawei всегда отрицала подобные обвинения и что в самих США в соответствии с законом о прослушивании от 25 октября 1994 года операторы связи и производители оборудования должны предоставлять федеральным агентствам доступ к трафику. Bloomberg напоминает, что бывший сотрудник Агентства национальной безопасности Эдвард Сноуден представил доказательства того, что АНБ использует телекоммуникационное оборудование США для шпионажа.

Предполагается, что мобильные сети пятого поколения будут передавать данные примерно в 100 раз быстрее, чем современные сети 4G, что позволит реализовать такие революционные технологии, как автомобили без водителя, умные города и роботизация производства.

Издание Массачусетского технологического института MTI Technology Review дает наглядное пояснение: 1G позволяет ходить и разговаривать, 2G позволяет отправлять текстовые сообщения, 3G обеспечивает доступ к Интернету и 4G позволяет транслировать, а 5G обещает целый набор «драматических улучшений». Мобильные сети пятого поколения помимо прочего сделают реально возможным интернет вещей.

«Интернет вещей» (Internet of Things – IoT) обозначает сеть физических предметов («вещей»), подключенных к Интернету и взаимодействующих между собой или с внешней средой. Консалтинговая компания McKinsey прогнозирует, что экономический охват интернета вещей к 2025 году достигнет $11,1 трлн.

На сегодняшний день Huawey доминирует на рынке технологий 5G и IoT. Учитывая, что борьба за первенство на рынке 5G – это игра с нулевой суммой, то есть ничьей не может быть, в ход идут прямые запреты и эмбарго. Телекоммуникационное оборудование в сфере 5G Huawei уже запрещено в США, Австралии и Новой Зеландии.

После ареста дочери основателя Huawey Мэн Ваньчжоу в Канаде в стороне от этой торговой войны осталась только Великобритания. Эксперты по кибербезопасности из лондонского Chatham House считают, что «в международных организациях идет подковерная война стандартов за первенство в технологии сверхскоростной мобильной связи 5G и одна из целей в этой войне – выигрыш в торговле, который получает страна, если при установлении стандартов она отдает преимущество технологиям отечественных производителей оборудования. Китай в технологии 5G пока впереди планеты всей». По экспертным оценкам, в сфере 5G между США и Китаем идет битва за право устанавливать мировые стандарты на несколько десятков лет вперед. И эта борьба за гегемонию продлится десятилетия.

США и Китай конкурируют на всем пространстве нашей планеты. Сегодня США близки к тому, чтобы сделать весь американский континент зоной своего влиянии. На их пути, по сути, лишь на ладан дышащая Венесуэла. Построив свои военные базы в Бразилии, США вместе с Великобританией и Израилем, которые создали в аргентинской Патагонии мощный укрепрайон, будут контролировать южную Атлантику и Антарктику, на океанском дне которых сосредоточены огромные природные ресурсы, по данным Фонда Маршалла, сравнимые с ресурсами Евразии. Китай приглядывается к природным богатствам Южной Атлантики, но конкурировать с альянсом ведущих военных держав мира ему здесь пока не по зубам.

Разворачивается геополитическая борьба между США и Китая за Центральную и Южную Азию. Вашингтон полон решимости создать неодолимые препятствия для реализации стратегического проекта Пекина «Один пояс – один Путь», маршруты которого должны пройти через этот регион. В октябре 2017 года министр обороны США Джеймс Мэттис заявил: «Я думаю, что в глобализованном мире много поясов и много дорог, и ни одна страна не должна ставить себя в зависимость от одного пояса, одного пути».

Сам факт, что экономической стратегии Китая дал оценку, причем критическую, глава Пентагона, дает понятие о методах, которыми США будут ставить палки в колеса китайскому торговому каравану на просторах Евразии. Сегодня угроза дестабилизации Центральной Азии как никогда высока. Недавно заместитель главы МВД РФ Игорь Зубов сообщил, что вертолеты без познавательных знаков перебрасывают боевиков из Пакистана к границам Таджикистана. В этот же район переместился «министр войны» террористической группировки ИГИЛ*, бывший полковник таджикского ОМОНа Гулмурод Халимов для организации подрывных действий против Таджикистана и поддержки полевых командиров в Горном Бадахшане, уединенном районе республики, практически не подчиняющемся центру.

Как бы то ни было, исход борьбы между двумя ведущими мировыми экономическим державами предсказать невозможно. Ясно лишь, что роль России в главном геополитическом конфликте современности сведется в лучшем случае к статусу младшего партнера или, как говорил Остап Бендер, «прислуги за всё».

*
«Исламское государство» признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

«Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират») — официально запрещенная в России международная организация.

«Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — официально запрещенная в России международная организация.