У ОПК отнимут деньги для социалки

У ОПК отнимут деньги для социалки
Фото: http://1777.Ru
Помощник Президента РФ Андрей Белоусов заявил, что «оборонные расходы бюджета РФ будут сокращаться в связи с тем, что пик цикла насыщения Вооруженных сил новыми видами вооружений пройден».

Белоусов отметил, что для выполнения поручений Президента РФ по итогам Послания Федеральному собранию предполагается направить около полутора процентов от ВВП в основном на здравоохранение и инфраструктуру. Примерно один процент, по его словам, будет получен за счет ускорения экономического роста, а оставшиеся полпроцента придется «искать за счет дополнительной экономии. Такие возможности, безусловно, в бюджете есть», - сказал Белоусов, дав понять, что речь идет, в том числе, и о расходах на оборону.

Через три дня после заявления Белоусова министр обороны РФ Сергей Шойгу провел селекторное совещание с руководящим составом Вооруженных сил, в ходе которого сообщил, что «для безусловного выполнения поручений Президента в План деятельности Министерства обороны до 2020 года в государственную программу вооружений на 2018-2027 годы будут внесены соответствующие коррективы».

Работа над госпрограммой вооружений до2027 года (ГПВ-2027) началась еще в 2014 году. Минобороны РФ тогда запросило астрономическую цифру в 55 триллионов рублей (необходимую, по мнению военных, для выполнения поставленной задачи - довести долю современных вооружений в армии и флоте к 2020 году до 70 процентов), то есть почти в три раза больше, чем по действующей на тот период ГПВ -2020.

Реклама на веке
Как разместить

Однако к концу декабря 2014 года в Минобороны умерили свои запросы до 30 триллионов, что Сергей Шойгу объяснил успешно проведенной работой по снижению разнотипности новых систем вооружений. К лету 2015 года военные согласилось на 24 триллиона, но независимым экспертам и, главное, Минфину РФ было ясно, что на самом деле резервы экономии, причем абсолютно реальные, далеко не исчерпаны.

Так, в Зеленодольске строятся малые ракетные корабли (МРК) проекта 21631 типа «Буян-М». А под Санкт-Петербургом и Феодосии - МРК проекта 22800 типа «Каракурт». На Дальнем Востоке (Комсомольск-на-Амуре («Амурский судостроительный завод») и в Питере («Северная верфь») строят корветы проекта 20380. Флот получил уже пять таких корветов, пять корветов – в постройке. Но одновременно на «Северной верфи» совершенствуют корветы еще и проекта 23385. Американцы идут совершенно иным путем. Эсминцев «Арли Бёрк» они построили около 70 единиц, а крейсеров типа «Тикондерога» - 27.

Что касается наших ВКС, то по непонятным причинам на вооружении стоят сразу четыре типа тяжелых истребителей — Су-27СМ, Су-30М2, Су-30СМ, Су-35С и два типа новых боевых вертолетов - Ми-28Н и Ка-52.

Если исходить из того, что все оставшиеся в постсоветский период на плаву оборонные предприятия равно дороги нашей стране, и их нужно сохранить ради сбережения квалифицированных кадров и соответствующих компетенций, то это вовсе не означает, что их нельзя переориентировать на разработку и производство унифицированных вооружений и военной техники.

Хронический срыв сроков ввода в строй новых вооружений стал в российской оборонке дурной традицией. Так, ни один из фрегатов проекта 22350, которые по замыслу должны стать основными российскими кораблями дальней морской и океанской зоны, в строй не введены, хотя головной корабль этого проекта, «Адмирал Горшков», намечалось сдать флоту еще в позапрошлом году. 1 февраля 2018 года исполнилось 12 лет с момента его закладки на «Северной верфи».

На Прибалтийском судостроительном заводе «Янтарь» даже не берутся хотя бы приблизительно назвать сроки сдачи двух больших десантных кораблей «Иван Грен» и «Петр Моргунов». На той же «Северной верфи» задерживают сдачу судна тылового обеспечения «Эльбрус».

В 2012 году главком ВВС Виктор Бондарев заявил, что уже через год в строевые части должны поступить на войсковые испытания 14 истребителей пятого поколения Су-57, а серийные машины поступят в войска в 2015 году. До сих пор его обещания не сбылись и непонятно когда сбудутся.

Не лучше обстоят дела и в сухопутных войсках. Несмотря на широкую рекламу новой бронетехники, ни супертанк «Армата», ни БМП «Курганец-25», ни бронетранспортер «Бумеранг» в войска так и не добрались.

Как правило, 90 процентов отставаний по срокам в постройке лежит на совести проектировщиков (то есть конструкторских бюро) и заказчика (то есть Минобороны).

«Зная проблемы с «Эльбрусом» и «Иваном Греном» я точно знаю откуда растут ноги задержки в сдаче кораблей», – пишет на военном форуме инженер- кораблестроитель. – «И в том и другом случае вина целиком и полностью лежит на проектанте и том уроде, что писал тех задание. Начинать разбор полетов нужно именно с них. PS: Я построил не так уж и много кораблей, всего 10. Но в каждом из них было огромное число ошибок, причем грубейших ошибок от проектанта. Но ни заказчик, ни проектант ничего не сделали, чтобы устранить эти ошибки. Более того конструкторские бюро требуют денег за исправление собственных ошибок. И счет идет на миллионы».

Никуда не годная проектная документация не единственная причина срыва сроков постройки новой боевой техники. Развалив собственное производство многих комплектующих, мы перезаказали их за рубежом, а объявленное после введения санкций импортозамещение идет ни шатко ни валко.

В последнее время возникли проблемы и с механизмом финансирования оборонки. Так, все девять банков, обслуживающих гособоронзаказ, устанавливают свои собственные, причем совершенно несхожие между собой, требования по пакету документации, которые следует предоставить для проведения необходимых финансовых операций.

Отсутствие унификации банковского сопровождения оборонных контрактов и сопутствующего расчетно-кассового обслуживания спецсчетов приводят в конечном итоге к увеличению штатов бухгалтерского персонала оборонных предприятии, увеличению себестоимости продукции и срыву сроков сдачи военной техники. Унификация корпоративных стандартов банков, обслуживающих гособоронзаказ, назрела давно, но в Минобороны эту задачу, видимо, не считают приоритетной.

Регулирующий гособоронзаказ ФЗ – 275 нуждается в значительной доработке. В нем слишком много неоправданных ограничений по распоряжению средствами оборонных предприятий, например, существует планка в 5 млн руб в месяц, на оплату косвенных расходов. И порой выходит, что в сборочном цехе останавливаются работы, так как нет денег на расчистку подъездных путей, или ремонт здания.

Не все так просто и с импортозамещением. Даже уже имеющиеся отечественные разработки приобретаются весьма неохотно. Так, недавно случился довольно резонансный скандал с тепловизорами. Как выяснили военные журналисты, наш ВМФ и оборонка в целом продолжают закупать тепловизоры американской компании Flir, хотя уже появились отечественные разработки, не уступающие по характеристикам импортным.

Как бы то ни было, ГПВ- 2027, скорее всего, будет еще не раз пересмотрена в сторону уменьшения, но это не сможет нанести фатальный ущерб обороноспособности страны, если в Минобороны РФ и российском ВПК устранят хотя бы небольшую часть тех упущений и недоработок, о которых мы рассказали. А эффективная борьба с коррупционной составляющей и вовсе может свести это ущерб к неощутимому минимуму.

Реклама на веке
Как разместить
Василий Устюжанин: Невпопад про водопад «Сила Сибири» подорожала по плану
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются