18+
  1. «Партия Поклонской» может заменить «Единую Россию»?

«Партия Поклонской» может заменить «Единую Россию»?

«Партия Поклонской» может заменить «Единую Россию»?
В ходе обсуждения пенсионной реформы в ранее стройных рядах «Единой России» возникли отчетливые бреши. Открыто против пенсионного дефолта голосовала, как известно, лишь Наталья Поклонская. Ее коллеги явно пытаются выставить ее партийным изгоем и даже объявить ей бойкот

Не все такие смелые, как Поклонская. Восемь депутатов от правящей партии просто не явились на первое чтение одиозного законопроекта. Из них «пострадал» лишь замгенсека совета «Единой России» Сергей Железняк, который подал заявление об отставке. Можно ли трактовать случившееся как партийный раскол или бунт кучки партийных диссидентов? Или правы те проницательные эксперты, которые видят здесь конспирологическую подоплеку, предполагающую далеко идущий стратегический замысел Кремля, взявшего курс на создание реальной двухпартийной системы, поскольку очевидный даже невооруженным глазом провал однопартийной системы с полностью управляемой системной оппозицией ставит под угрозу выживание российских элит и даже сохранение государственности.

После дружного голосования единороссов за пенсионную реформу никаких способов остановить падение их электорального рейтинга не существует. Большие проблемы возникнут не только в очередном федеральном избирательном цикле, но уже и на грядущем 9 сентября едином дне голосования. Не случайно многие идущие на выборы чиновники отложили «на потом» высказывание своего отношения к задуманному правительством пенсионному дефолту.

Таким образом, назревает системная бифуркация, то есть предкатастрофическое состояние, когда власть должна сделать решительные шаги по изменению механизма управления российским социумом под угрозой потери этой управляемости.

Весной 2000 года я предложил Владиславу Суркову, в команде которого тогда пребывал в течение недолгого времени, создать в стране реально работающую двухпартийную систему, с честными выборами и жесткой конкуренцией между сменяющими друг друга и правящими по очереди партиями. То есть, по сути, скопировать хорошо себя зарекомендовавшую американскую парламентскую практику.

Сурков дежурно ответил, что партийная оппозиция в лице КПРФ в стране уже есть, и мое предложение не поддержал. А суть этого предложения была не в том, как называется та или иная конкурирующая с единороссами партия, а в том, чтобы конкуренция была настоящей, а не мнимой. И чтобы выборы были чистыми, а не иллюзорными.

Тогда, 18 лет назад, российским политическим управленцам казалось, что манипулировать электоратом можно бесконечно, и что рентная экономическая модель сможет обеспечить стране если не процветание, то хотя бы сносное существование на десятилетия.

Однако сырьевая экономика явно исчерпала свои возможности, экономический рост наблюдается лишь в отчетах Росстата, и впереди, если что-то не изменить радикальным образом сверху, произойдет что-то радикальное и разрушительное снизу.

Сегодняшний политический механизм явно заточен на нынешнего главу государства, подчинен лично ему и не способен управлять огромной страной в его отсутствие.

Ряд российских политтехнологов эту ситуацию осознали достаточно давно. И самый влиятельный из них, Вячеслав Володин, уйдя из Администрации Президента на должность спикера Госдумы, сохранил рычаги влияния и серьезные ресурсы для манипуляции этими рычагами. Подконтрольные Володину экономисты и политологи в своих выступлениях довольно жестко критикуют действия российского правительства и решения Госдумы, предлагая альтернативные фундаментальному либерализму методы управления народным хозяйством.

Безусловно, идея создания реально оппозиционной партии, допущенной не только к думскому, но и кремлевскому штурвалу, которая была отвергнута Владиславом Сурковым почти два десятка лет назад, может исходить не только от Володина. В качестве версии можно предположить, что такой концепт существует, и у него коллективные авторы, включая самые большие Башни Кремля.

В таком случае тандем Поклонская -Железняк (плюс еще несколько не явившихся на одиозное голосование их однопартийцев) идеально подходит для того, чтобы стать во главе гипотетической партии условно монархического типа с православным уклоном и громко декларируемой социальной направленностью. Как в старые времена – «Православие, Самодержавие. Народность».

Вероятность создания такой партии сегодня велика как никогда. Не случайно тонко чувствующий направление политического ветра Владимир Жириновский объявил, что ЛДПР готова стать монархической партией. Выступил с некими аналогичными претензиями на создание двухпартийной системы и глава справедливороссов Сергей Миронов. Но и тот и другой давно уже исчерпали свой манипуляционный потенциал. Кремль, похоже, осознает необходимость существенной модерации политической системы сверху во избежание стихийной и неконтролируемой модерации снизу.

Поэтому протестный демарш Поклонской и Железняка, который некоторые политологи поспешили назвать системным сбоем, может стать преддверием большой политической реформы, в результате которой «Единая Россия» может даже и не сохраниться, а в парламенте ее заменит новая правящая партия, которая еще пару десятилетий продержит в покорности десятки миллионов утративших пассионарность россиян.

Последние новости