Алферов дал миру электронную эру

Алферов дал миру электронную эру
Фото: http://www.e1.ru
В минувшую субботу в возрасте 88 лет умер нобелевский лауреат Жорес Алферов. По словам Сергея Иванова, директора Санкт-Петербургского Физико-технического института РАН, которым на протяжении десятилетий руководил Алферов, он был «легендой и славой советской и российской физики».

Алферов многие годы был депутатом Госдумы, работал во фракции КПРФ. Лидер коммунистов Геннадий Зюганов отметил, что от нас ушел один из самых гениальных граждан России, великий ученый и блестящий организатор научных разработок. Он создал одну из лучших научных школ в мире, объединив таланты величайших математиков, физиков с вузовской, академической наукой. Алферов до последнего дня неустанно работал, при этом «переживая за молодежь, состояние нашей науки и образования». Он боролся за то, чтобы «страна была умной, сильной, могла обеспечивать свою безопасность в мире».

По словам Зюганова, прорывные научные разработки Алферова послужили основой для создания уникальных электронных устройств, без которых уже немыслим современный мир с оптоволоконной связью, мобильными телефонами и компьютерами. Изыскания Алферова открыли человечеству путь в эру электроники и цифровых технологий.

Ученый запомнится и своими выступлениями в поддержку развития отечественной науки. Голос Алферова в ее защиту всегда был громче и авторитетнее других.

Реклама на веке

Полупроводники Алферова и хорошие… проводники в науку

Всемирно известный теперь нобелевский лауреат родился 15 марта 1930 года в Витебске. Его отец, красный командир, назвал сына таким диковинным сейчас именем в честь известного в то время французского философа-социалиста Жана Жореса. Как позднее написал в своих воспоминаниях сам Жорес Иванович, ему еще повезло – его старшего брата отец записал в «метриках» как… Маркса. Не больше – не меньше, такое это было революционное время.

Жорес Алферов многократно бывал во Франции. Но особенно ему запомнился первый визит в Париж в 1964 году на международную конференцию по физике. На регистрационной стойке он вдруг получил нагрудный бейдж «А. Жорес». Видно, французы решили, что Жорес - это фамилия, а Алферов - имя. И русский ученый из буквы «А» сделал символ полупроводникового диода, а к своему имени приписал «Алферов». Трудно представить, сколько это наделало шума. Заметив такой оригинальный значок, некий американский физик устроил настоящий скандал: почему это русским дают фирменные значки с изображением полупроводникового диода, а американцам - нет?

Между тем, полупроводниками Жорес интересовался еще будучи мальчишкой, когда конструировал свой первый детекторный радиоприемник. Но все же первым и главным проводником в его будущей специализации был простой школьный учитель физики Яков Мельцерзон. По воспоминаниям Алферова, «в нетопленном послевоенном классе он не просто преподавал, а читал лекции на университетском уровне». Школярам он не пытался давать азы, а рассказывал, к примеру, про радиолокацию, объяснял, как устроен катодный осциллограф. Позднее Алферов отмечал, что был просто поражен этим умным устройством. «С тех школьных лет электроника меня просто поглотила», - признавался будущий всемирно известный академик-физик.

Раскладушка в научных целях

Блестяще окончив школу, Алферов без проблем поступил в Белорусский политехнический институт. Через год отца направили на работу в Ленинград, и Жорес перевелся на второй курс уже Ленинградского электротехнического института. Через четыре года этот вуз был с отличием окончен и Жорес стал специалистом по электровакуумной технике. Последующее распределение его сильно обрадовало, он оказался во всемирно известном Ленинградском физико-технологическом институте АН СССР, которым тогда руководил его основатель академик Иоффе.

Лаборатория Алферова получила важное правительственное задание по созданию полупроводниковых приборов. Ему довелось участвовать в разработке первых советских силовых машин с использованием химического элемента германия. Новинка была применена и в подводных лодках. Как-то Алферова направили инспектировать установку его детища на заводе в Северодвинске. Он доложил присутствовавшему там адмиралу, потопившему в годы Великой Отечественной войны немало немецких кораблей, что на наши подлодки устанавливаются новые вентили с использованием германия. «Что, советского производства не нашлось?» - поморщился адмирал. Алферов промолчал.

Ежедневно добираться до лаборатории Алферову приходилось часа два, столько же уходило и на обратную дорогу. Он попросил руководство разрешить ему принести в лабораторию раскладушку и получил «добро». Позднее Алферов говорил, что благодаря такой поблажке от начальства он имел счастье круглыми сутками работать в лаборатории, разве что вечерком в ближайший магазин за кефиром сбегаешь - и все.

И это все о нем…

Президент РАН Александр Сергеев сказал, что уход из жизни Алферова – огромная потеря для отечественной науки. Он был ее страстным защитником. «Им немало было сделано в повышении уровня образования нашей научной молодежи, им в Петербурге создан академический университет, которым он и руководил многие годы», - отметил Сергеев.

Ректор Института ТМО РАН Владимир Васильев подчеркнул, что Алферов был не только великим ученым, но и настоящим гражданином страны, сердцем переживавшим за развитие России и считавшим, что именно «высокотехнологичной промышленности отведена роль драйвера в поддержке научных исследований».

Журналист Владимир Познер, взявший у Алферова десятки интервью, считает, что он был одним из самых выдающихся ученых в мире, говорившим всегда только то, что думает. По словам известного телеведущего, «этот человек глубоко верил в социализм и достиг всего в науке именно как советский ученый - распад страны стал для Алферова и личной трагедией».

Похороны Жореса Алферова пройдут 5 марта в Санкт-Петербурге.

Реклама на веке
Шпионский провал в ЛНР: легендарная «ополченочка» перешла на сторону ВСУ, уничтожено 8 танков Большунов посеребрил себя и в лыжном марафоне
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются