18+
  1. Без президента не клюет

Без президента не клюет

Без президента не клюет
Уже третий месяц, как на Байкале действует полный запрет на вылов самой известной байкальской рыбы - омуля. Запретительные меры направлены на спасение популяции этой рыбы. Однако мораторий может привести к социальному взрыву. Разобраться в ситуации жители Бурятии попросили Владимира Путина в ходе вчерашней пресс-конференции.

Представитель СМИ из Бурятии сообщил о волне безработицы, которая возникла в регионе после запрета, попросив главу государства «поставить себе галочку» и решить этот вопрос. «Нужно было подумать о людях, которые работают на этом и семьи свои кормят. Я обращу на это внимание обязательно», - заявил Путин.

Про запрет или хотя бы ограничение ловли омуля, который находится на грани исчезновения, специалисты говорили последние несколько лет. Но, несмотря на уже принятые меры, единого мнения относительно эффективности таких шагов нет. Это, в частности, ярко показало рабочее совещание, которое состоялось на днях в Народном хурале Республики Бурятия. Главный тезис – омуля надо спасать никто не оспаривает. По данным надзорных органов, в последние годы даже любительский лов омуля на Байкале приобрел такие размеры, что стал фактически самостоятельным видом промысла. Со стороны Бурятии рыбаки-любители облюбовали Селенгинское мелководье, из Иркутской области – исток Ангары. До введения запрета, например, на мелководье в погожий день выловом занимались сотни граждан. В итоге «биомасса байкальского омуля за последние 20 лет снизилась примерно в три раза. Необходим запрет на вылов минимум на пять лет», - заявил директор Байкальского филиала ФГБНУ «Госрыбцентр» Владимир Петерфельд.

Но здесь начинаются расхождение. В частности, в Лимнологическом институте СО РАН уверены, что «Госрыбцентр» в разы недооценивает количество омуля: «Долгое время промышленный вылов омуля оставался на одном уровне, а ситуация стала ухудшаться в последние годы. Значит, это не единственная причина снижения популяции. Если окончательно решить вопрос с браконьерским выловом, это даст больший эффект, чем полный запрет». В регионах склоняются к тому, что с полным запретом федеральные власти переборщили. Благое намерение оказалось перегибом. Полностью закрыть промысел для кого-то оказалось проще и быстрее, чем вникать в ситуацию на местах, искать менее радикальные решения. «Главной пострадавшей стороной оказалось население. Сейчас мы получим рост осужденных за браконьерство жителей байкальского побережья», - считает академик СО РАН, экс-член Совета Федерации от Бурятии Арнольд Тулохонов.

Действительно, самая важная проблема, которая волнует регионы теперь, - это занятость населения. Часть бывших рыбаков еще может переориентироваться на лес и туристический бизнес. Но хватит ли в этих отраслях дополнительных вакансий для всех? Республиканское агентство занятости Бурятии рапортует, что меры предпринимаются. Однако реально они сводятся только к выплате пособий по безработице. Есть также вариант с общественными работами за 10 тыс. рублей в месяц. Увы, но с доходами от прежнего рыбного промысла эти суммы несопоставимы. Потому можно прогнозировать резкий всплеск вынужденного браконьерства на Байкале. Многие вспоминают, что полный запрет на ловлю омуля уже вводился в Советском Союзе. Но тогда открывались крупные промышленные и сельскохозяйственные предприятия, создавались новые рабочие места, а сейчас чиновники могут посоветовать только встать на учет в органы соцзащиты.

«Ситуацию можно решить, используя комплексный подход, обеспечивая занятость людей, которые до сегодняшнего дня занимались рыболовством и переработкой, организацией рыборазводного процесса на совершенно новом уровне. Также нужно выделение дополнительного финансирования на проведение научных исследований», - считает депутат Хурала РБ Александр Попов.

«Обычно можно только приветствовать любые меры, направленные на снижение антропогенного воздействия на окружающую среду. Но в случае с полным запретом на вылов омуля в Байкале ситуация сложнее. Здесь нужно найти баланс между интересами различных групп и требованиями устойчивого развития. Рубить сплеча, принимая решение, которое не удовлетворит всех и все равно в итоге будет отменено, как это было, например, в случае с водоохранной зоной Байкала, вряд ли целесообразно. К решению байкальских проблем следует подходить комплексно, учитывая взаимосвязь социальных, экономических и экологических факторов. На мой взгляд, давно назрела необходимость проведения стратегической экологической оценки Байкала как уникального объекта всемирного природного наследия ЮНЕСКО по признанным международным методикам. Такая оценка дала бы и необходимый горизонт планирования, и перспективы развития на будущее, и подходы к решению текущих проблем», - заявил «Веку» член Ангаро-Байкальского бассейнового совета Александр Колотов.

Последние новости