18+
  1. «Дальний Восток»: осуждение невиновных и наказание непричастных

«Дальний Восток»: осуждение невиновных и наказание непричастных

«Дальний Восток»: осуждение невиновных и наказание непричастных
В ДФО набирает обороты общественная кампания в защиту пятерых осужденных по делу о гибели в Охотском море траулера «Дальний Восток». Апелляционная инстанция рассматривает возражения защиты, в СМИ и сообществе моряков поднимается волна недовольства приговором суда Южно-Сахалинска. Люди уверены: приговорены невиновные.

В Сахалинском областном суде разбирают дело о крушении в 2015 году большого автономного траулера морозильного (БАТМ) «Дальний Восток». Тогда погибли 69 из 132 членов экипажа судна. На скамье подсудимых оказались пять человек. Они осуждены практически к максимально возможному наказанию и сейчас пытаются оспорить приговор. Это дело уникально по нескольким обстоятельствам: и по количеству жертв (такого в рыболовном флоте не было за всю постсоветскую историю страны), и по масштабам кампании, развернувшейся в защиту тех, кто, по версии следствия, погубил столько жизней.

Напомним, БАТМ «Дальний Восток» потерпел крушение в Охотском море. На тот момент судно уже третий месяц находилось на промысле минтая. Капитан «Дальнего Востока» Александр Притоцкий был на хорошем счету - настоящий профессионал, говорили, что он буквально чувствует рыбу. 1 апреля Притоцкий должен был сгрузить рыбу из трюмов на перегрузчик, но почему-то не стал этого делать. 2 апреля на борт «Дальнего Востока», трюмы которого и так были забиты минтаем, стали поднимать трал с почти рекордными 130 тоннами рыбы. Огромный вес привел к крену траулера на левый борт.

Этот крен не был критичным, суда данной серии были спроектированы так, чтобы на случай войны можно было переоборудовать их в минные тральщики. Поэтому запас прочности у БАТМ большой. Но крен увеличивался и во внутренние помещения хлынула вода. Через два часа «Дальний Восток», встав «свечкой», ушел под воду. Хотя рядом на промысле находились суда, которые, получив сигнал бедствия, подошли к месту крушения менее чем за 30 минут, спасти удалось только 63 члена экипажа БАТМ.

Практически сразу следователи заявили, что причинами катастрофы стало то, что капитан и его помощники нарушили правила безопасности эксплуатации и управления судном, а также неудовлетворительное техническое состояние траулера.

Были задержаны первый заместитель генерального директора ООО «Магеллан» (судовладелец «Дальнего Востока») Алексей Васин, заместитель генерального директора этой компании по безопасности мореплавания Александр Кудрицкий и бывший капитан траулера Анатолий Борисов. К ответственности были привлечены начальник отдела безопасности мореплавания, сертификации и наблюдения за флотом «Сахалинрыбвода» Николай Харченко и инспектор Федерального агентства по рыболовству Александр Никодименко.

Трое первых обвинялись по статье о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Харченко, который, по версии следствия, необоснованно выдал свидетельство о безопасности судна, - в халатности. Александра Никодименко обвинили в получении взятки и злоупотреблении полномочиями. Все они признаны виновными и получили практически максимально возможные по этим статьям сроки (от 5 лет 8 месяцев до 6 лет и 6 месяцев). Причем, предусмотренные УК санкции подразумевают отбывание в колонии-поселении, когда люди остаются на свободе до рассмотрения дела в апелляции, но всех фигурантов суд приговорил к колонии общего режима и взял под стражу в зале суда сразу же после провозглашения приговора.

Это решение во многом было политическим – на Дальнем Востоке, где рыболовство одна из основных отраслей, многие трагедию БАТМ восприняли как личное горе. Даже по нынешним временам, когда суда гибнут едва ли не ежегодно, эта катастрофа выделяется количеством жертв. Подобное в истории отечественного рыболовного флота в регионе было только в 1965 году, когда в Беринговом море погибли траулеры «Бокситогорск», «Севск», «Себеж» и «Нахичевань». Тогда погибли около 100 человек. В портовом городе Невельске (это и порт приписки «Дальнего Востока») есть монумент в память о тех событиях.

Поэтому приговор в отношении фигурантов дела БАТМ был воспринят как справедливый. Общество с удовлетворением восприняло то, что люди, которые, по версии следствия, из-за алчности пренебрегли правилами безопасности и погубили 69 человек, отправляются в колонию. Даже Кудрицкий и Харченко, которым уже перевалило за 70 лет. Но спустя 5 месяцев после провозглашения приговора общественное мнение кардинально изменилось, поменялся и тон СМИ, которые освещают эти события.

В среде профессиональных моряков приговор вызвал шок. Они стали комментировать решение суда и заявлять, что осуждены люди, не имеющие к крушению никакого отношения. Что суд игнорировал доказательства их невиновности. 47 заслуженных капитанов-дальневосточников подписали открытое письмо председателю Сахалинского областного суда. Однако тот на обращение не ответил. Но текст обращения разошелся по судам, ведущим промысел, его стали подписывать члены экипажей и сегодня под ним поставлено более 1100 подписей. Сбор все еще идет.

То, что ранее озвучивалось только в зале суда, выплеснулось в соцсети и СМИ. Например, по версии следствия, озвученной еще в самом начале разбирательства, причиной гибели траулера стало то, что когда судно стояло на ремонте в корейском порту Пусан в бортах БАТМ были сделаны отверстия, через которые якобы вода хлынула внутрь и потопила судно. Это обстоятельство упоминается в приговоре. Но, оказывается, есть профессиональные снимки «Дальнего Востока», сделанные во Владивостоке, когда БАТМ уходил в последний рейс на промысел. Фотографии сделаны в таком разрешении, что можно осмотреть корпус судна буквально по сантиметру. На них не видно никаких «дополнительных отверстий». Суду фото предоставили, но он их в расчет не принял.

Есть несколько десятков часов подводной съемки затонувшего судна. Но при том, что инициатива подводного исследования принадлежала Следственному комитету, результаты его при составлении экспертизы следователи не использовали. Мало того, экспертиза была подписана в тот же день, когда завершилась экспедиция к затонувшему БАТМ и эксперты еще не видели результаты осмотра судна на дне Охотского моря. Получается, что эксперты, установившие причины крушения, не видели судно не до аварии ни после.

Траулер несколько раз проверяли контролирующие органы – инспекторы Росрегистра, портовые службы, но ни одна служба не выявила нарушений, хотя пройти мимо вырезов в корпусе специалисты не смогли бы.

Также и многие потерпевшие (именно такой статус у оставшихся в живых членов экипажа «Дальнего Востока») заявляют, что никаких отверстий в корпусе не было, и судно потопили неправильные действия капитана и старшего помощника капитана траулера.

При этом критики отмечают, что судоводительскую технико-эксплуатационную экспертизы для судна проводили люди, не имеющие судоводительского образования. Исследование, которое легло в основу приговора, было проведено специалистами АО «ЦНИИМФ» Александром Петровым (специальность «гидроэародинамика») и Николаем Анисимовым (специальность «судостроение и судоремонт»). И это обстоятельство было установлено в суде.

«Наверняка эти люди - профессионалы своего дела, но им были поставлены вопросы, которые требовали, в том числе, знаний и опыта судовождения, а не только судоремонта и гидроаэродинамики. Они дали разъяснения о том, в чем заключалось нарушение правил эксплуатации судна, правильно ли капитан маневрировал, выбирал курс и т. д. Однако экспертиза не может быть объективной и достоверной без привлечения в состав комиссии еще одного эксперта - инженера-судоводителя. Почему его там не было, для меня до сих пор загадка», – говорит адвокат одного из обвиняемых Евгений Ефимчук.

А вот что заявил в интервью камчатским журналистам реально независимый эксперт, капитан дальнего плавания, сюрвейер Александр Седунов:

- Очень серьезные ошибки, приведшие к кораблекрушению БАТМ «Дальний Восток», были допущены старшим помощником и, естественно, капитаном. Все их действия были направлены не на спасение судна, а, как я считаю, вопреки. Вот он (капитан - прим. авт.) ушел, не стал принимать топливо и не стал перегружать груз. Скорее всего, приборами разведки посмотрел, что под судном рыбы полно, а здесь у него уже совсем «переклинило». А это уже просто человеческая жадность. Ну, вытащили они этот трал, ну, перегрузили судно, ну, так приведите вы это судно в такое состояние, которое бы минимизировало все эти риски. А то мало того, что они этот трал вытащили все-таки, так они еще сделали попытку поставить трал правого борта. А это был тот момент, когда была сделана совсем непростительная ошибка. А дальше уже пошло катастрофическое развитие событий, потому что они еще и не предпринимали никаких действий по борьбе за живучесть судна.

Комментировать дело стали выжившие члены экипажа «Дальнего Востока». Один из них, второй механик БАТМ Николай Куденко прилетел давать показания в суде из Африки, где находился на промысле. И выступал он в защиту обвиняемых. Он и еще один выживший, тралмастер Федор Капуза написали жалобу на приговор. Вместе с ними 10 потерпевших, то есть представителей стороны обвинения, так или иначе, оспаривают решение суда первой инстанции. Судно затонуло по вине тех, кто им управлял, уверены люди.

- Все было сделано непрофессионально, - считает тралмастер погибшего судна Федор Капуза. Он пытался остановить губительные для БАТМ действия капитана и старпома, но его советы были встречены грубостью: «Не твое дело!»

Собственно, и капитан, и его помощник в материалах расследования значатся обвиняемыми. Дело в отношении них прекращено в связи с гибелью в тот трагический день обвиняемых. Родные погибших согласились с такой формулировкой, фактически означающей признание капитана и старпома виновными.

Одним из доводов обвинения в суде была нехватка на траулере спасательных средств. Это опровергают как выжившие члены экипажа, так и документы. Перед роковым рейсом на «Дальний Восток» закупили и поставили новые гидрокостюмы и спасательные плоты, вместе с уже имевшимися на судне они могли обеспечить спасение более 200 человек. После катастрофы море вокруг затонувшего траулера было покрыто плавающими спасательными жилетами. Большая часть экипажа просто не успела использовать их – сигнал «шлюпочная тревога» был подан капитаном за 5 минут до стремительного ухода судна под воду. В это время рыбообработчики спали в своих каютах после тяжелой смены.

Отдельно в этой истории стоит судьба капитана Анатолия Борисова. Он управлял БАТМ 15 дней – перегонял его из порта Пусана, где судно стояло на ремонте. Он передал судно Притоцкому, были подписаны акты, что судно в надлежащем состоянии. Потом еще три месяца судно рыбачило и сменившегося капитана на нем не было, а когда затонуло, виновным назвали Борисова на том основании, что он якобы знал о переоборудовании, наличие которого защита опровергает фотографиями и видеосъемками осмотра судна, лежащего на дне.

- За свою карьеру я сменил два десятка судов, - заявил один из капитанов, подписавших письмо в защиту Борисова. - Получается, что если завтра одно из них утопит тот, кто пришел после меня, меня могут посадить?

По мнению адвоката Евгения Ефимчука, добиться тщательного рассмотрения не получается. В одном из интервью защитник заявил: «Создается ощущение, что мы всем надоели и процесс быстро сворачивается, то есть очень быстро хотят завершить рассмотрение этого уголовного дела».

Разбирательство продолжается. Сахалинский областной суд вынесет решение по делу «Дальнего Востока», скорее всего, в середине мая.

Последние новости