18+
  1. Как президент Трамп повлиял на мир. И чего можно ожидать в следующем году

Как президент Трамп повлиял на мир. И чего можно ожидать в следующем году

Как президент Трамп повлиял на мир. И чего можно ожидать в следующем году
Пренебрежительное отношение президента США Дональда Трампа к установившейся международной политике страны встревожило противников и союзников. Его воздействие на международные отношения, по-видимому, будет исследоваться последующими поколениями, но прежде нам нужно это пережить, пишет theguardian.com.

Некоторые из опасностей будут так или иначе возрастать. Противостояние с Северной Кореей осталось в наследство от предыдущей администрации. Но демагогия Трампа усугубила конфликтные тенденции в Азии и на Ближнем Востоке, а его беспечная незаинтересованность в климатических изменениях стала серьезной помехой для усилий по спасению планеты.

Во время единственной встречи двух президентов Барак Обама предупреждал Трампа об угрозе, которую представляет программа вооружения Северной Кореи. Ким Чен Ын был уже близок к созданию межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками. Вскоре после этого Трамп написал в Twitter: «Этого не произойдет!» Но это произошло, и даже с лихвой. Теперь у Пхеньяна имеются, по всей вероятности, водородная бомба и, вполне возможно, – ракета, способная достичь Вашингтона. Трамп по-своему подливал масла в этот готовый разгореться огонь, это были эпитеты («ракетный человечек», «маленький и жирный») в сочетании с угрозами «полностью разрушить» Северную Корею «огнем и яростью». В двух случаях, когда госсекретарь Рекс Тиллерсон создал возможности для диалога, он получил выговор от Трампа, встал вопрос о том, как долго Тиллерсон будет занимать должность.

Советник по национальной безопасности Макмастер повел разговор о «превентивном ударе», в Белом Доме распространилась точка зрения, что запугать Северную Корею не представляется возможным, поэтому, несмотря на риски, понадобится военное противостояние.

Специалисты по Корее взвешивают возможность конфликта в ближайшие месяцы, по крайней мере один из признанных экспертов оценивает их вероятность в 50%.

В своих отношениях с Китаем Трамп хочет достичь двух целей, противоречивых по своей сути. Он пытается сделать эти отношения основой для внешней политики «Америка прежде всего», изменив торговый баланс в пользу США, и в то же время старается заручиться поддержкой Пекина для сдерживания Северной Кореи.

В зависимости от того, как разрешится эта конфликтная ситуация, какая из целей окажется приоритетной, многое сложится в геополитике северо-восточной Азии. Решение китайского правительства начать строительство лагерей для беженцев наводит на мысль о подготовке к падению режима Пхеньяна или к войне на Корейском полуострове.

Враждебность к Ирану – одна из немногих неизменных позиций в международной политике Трампа. Отчасти это отношение основывается на желании ликвидировать основное наследие международной политики Обамы, - договора 2015 года, когда Иран согласился на сокращение ядерной программы в обмен на облегчение санкций. В октябре Трамп отказался подтвердить договор и намерен полностью его торпедировать в середине января, когда он может проложить путь для санкций, просто не подписав необходимый документ.

Это создаст для его администрации курс на конфронтацию с Ираном, попутно - отказ от традиционных для Вашингтона европейских союзников в пользу сотрудничества с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху, саудовским принцем Мохаммедом бин Салманом, настроенных на устранение иранского влияния в зоне Персидского залива.

У альянса Трамп-Нетаньяху-Салман нет реального плана по сдерживанию Ирана в Сирии. По мере того, как Россия сокращает там свое присутствие, ожидается, что Иран расширит свое, восстанавливая сирийскую армию и поддерживая ее за счет ополчения, созданного по образцу ливанской Хезболла.

В 2018 году США с большой вероятностью станут более агрессивными в своих попытках сдерживания Тегерана. Вся команда национальной безопасности Трампа нацелена на Иран. Вопрос в том, выберут ли они вариант постепенного истощения иранских сил или же пойдут на решительную конфронтацию с применением всех ресурсов.

По отношению к России в команде Трампа единства намного меньше. Действительно, в своем желании пойти на уступки, чтобы улучшить отношения с Владимиром Путиным, президент США входит в противоречие почти со всеми высшими правительственными чиновниками.

Министр обороны Джеймс Мэттис и госсекретарь Рекс Тиллерсон пытались надавить на Трампа в этом вопросе, занимая уже устоявшуюся позицию и предъявляя условия: облегчения санкций и потепления дипломатических отношений с Россией не будет, пока она не отступит от Украины.

Беспристрастные предсказания на 2018 год предполагают два варианта развития событий. Либо Трамп перестроит свою команду, заменив Мэттиса и Тиллерсона на более промосковскую альтернативу, либо вновь избранный президентом РФ Путин будет сильно недоволен Трампом. В любом случае сползание двух стран от разоружения обратно к гонке вооружений вряд ли прекратится. Даже если два лидера останутся в дружественных отношениях, у обоих для защиты их власти имеется ядерное оружие.

Надежды британского правительства на сверхособые отношения с Вашингтоном после brexit разбились о каменистое дно его личности. Исламофобские вторжения президента в британскую политику не оставляли Терезе Мэй другого выбора, кроме открытого осуждения с проявлениями ответного гнева. Между тем, глубокие разногласия по Ирану, Северной Корее, изменениям климата заставили Эммануэля Макрона и Ангелу Меркель спланировать в значительной мере независимый от США европейский курс по глобальным проблемам. В 2018 году расхождение, по-видимому, будет усиливаться.

Последние новости