18+
  1. Когда силовики не в силах

Когда силовики не в силах

Когда силовики не в силах
Эхо двойного теракта в столичном метро трансформировалось в обвинения, которые российский народ, не потерявший исторической памяти, называет «поиском стрелочников». На сей раз стрелочниками предлагается считать журналистов. А подобные обвинения зазвучали в самых высоких властных сферах из уст первых лиц государства.

Действующие лица: президент Дмитрий Медведев, спикер Совета Федерации Сергей Миронов и спикер Государственной Думы Борис Грызлов. Краткий пересказ их анализа двух взрывов на «красной» ветке московского метро, унесших жизни 40 человек: «некоторые СМИ фактически стали играть на руку террористам, пытаясь убедить граждан нашей страны в неэффективности правоохранительных структур» (Миронов), «Вызывает подозрения, что эти публикации и действия террористов связаны между собой» (Грызлов).

Объекты критики спикеров: газеты «Ведомости» и «Московский комсомолец». «Ведомости» посмели привести мнение сотрудника королевского института международных отношений Джеймса Шерра о разнице в оргвыводах, которые наши страны сделали из прошлых терактов.

«После терактов в Лондоне создана тесная система горизонтальной координации работы спецслужб, они вырабатывают общий план действий, это позволило предотвратить несколько терактов. У вас службы продолжают реагировать по указу начальства», - сказал Шерр.

«Московский комсомолец» опубликовал открытое письмо Путину и Медведеву. Обращаясь к «тандему», журналист Александр Минкин, не стесняясь в выражениях, также проанализировал «работу над ошибками», проделанную российским руководством за последние несколько лет. Да, согласен журналист, милиционеров в московском метро стало больше. Но: «Они вызывают жалость, опасение, недоумение (маленькие, тощие, из одного гаишника можно трех таких сделать); они так странно держатся, будто впервые попали в большой город; где они росли? кто их учил и чему? Они останавливают плохо одетых людей с нерусскими лицами, но, похоже, что они ищут не шахида, а сто рублей. А если снять с этих милиционеров форму и кобуру, надеть на них что-нибудь невзрачное, то ведь их самих немедленно остановят по тем же приметам. Ваш тандем уже 10 лет известен тем, что всё решает силой. А что такое сила? Число бессильных - это не сила, согласны? (Хотя, смотря для чего. Для разгона хилых митингов — ещё годятся, для ловли террористов — нет)».

Всю эту совершенно справедливую и остроумную критику господа Грызлов и Миронов посчитали игрой на руку террористам и доказательством некоей связи между ваххабитами и упомянутыми изданиями. Все это, в принципе, достойно судебного иска в адрес господ, но журналисты, естественно, оказались умнее наших спикеров. Бывший «глава МВД» Грызлов и бывший же десантник Миронов (который, надевая каждое 2 августа голубой берет, просит называть себя просто Серегой) и без того числятся в персонажах анекдотов, но на сей раз даже язвительная и циничная блогосфера воздерживается от «изящной словесности» по поводу спикеров. Очень уж тема больная. Но ведь недаром же эти господа полезли на амбразуру, не постеснявшись выставить себя дураками, полагающими, что констатация факта неэффективности спецслужб равна пособничеству террористам.

Возможно, это был, как у нас принято говорить, «сигнал» о правильном освещении действия силовиков в патриотическом ключе? Чтобы не только в пособничестве не заподозрили, но и руку за антитеррористический вклад пожали.

Следуя методу от противного, можно предположить, что в этом случае журналисты должны говорить о том, что наши спецслужбы очень эффективны. В день терактов 29 марта все россияне видели телекадры, на которых вертолеты московского авиационного центра эффектно приземляются на Лубянской площади и у станции метро «Парк культуры».

СМИ цитировали пресс-службу МЧС: вертолеты курсируют между больницами и взорванными станциями метро, эвакуируя самых тяжелых больных. Зачем они понадобились, если все равно весь центр Москвы был оцеплен и достаточно было обычных карет «скорой помощи», дело десятое – вертолеты, повторюсь, выглядели эффектно, иллюстрируя государственную мощь, брошенную на спасение пострадавших от рук террористов. Однако, как выяснила «Новая газета», на деле эти вертолеты эвакуировали в тот день… одного человека.

«Корреспонденты «Новой», дежурившие на местах терактов, видели, как вертолет МАЦ прилетел к «Парку культуры». Это произошло через полчаса после теракта, и эвакуировал он только одного больного. На Лубянке авиация показала себя, возможно, с лучшей стороны, но через полтора часа после взрыва. К тому времени всех раненых уже развезли по больницам на «скорой», поэтому вертолет красиво опустился на площадь, постоял минут 20 — и так же красиво улетел», - утверждает издание. Видимо, эти кадры с вертолетами предназначались для террористов – мол, у нас все серьезно, не хуже чем в Голливуде. Эффектно, конечно, но вряд ли эффективно.

Ну, а как же быть с предотвращением терактов? Лет пять назад силовики рассказывали о неких секретных базах, на которых террористы готовят смертников: дело это, говорили они, поставлено буквально на поток. В СМИ время от времени просачивалась информация о бандах шахидов, которые с юга страны то и дело пробираются в сторону Москвы.

Общий фон был угрожающим – против России работает целый конвейер, поставляющий десятки «живых бомб» и «черных вдов». Сейчас фон поменялся. Никаких секретных баз, говорят нам, нет. Подготовка шахидов – дело камерное, а сами шахиды – товар штучный. Их взращивают в тиши квартир путем многомесячной психологической и медикаментозной обработки, так что о конвейере говорить не приходится. Потому и теракты в Москве нынче столь редки.

В Москве – да, чего нельзя сказать о Кавказе. Самоподрывы смертников там в последнее время только участились, что говорит о вполне себе работающем конвейере. Да, от столицы далеко, но ведь Дагестан, Ингушетия и Чечня – это тоже Россия, не так ли? И потом, складывается впечатление, будто московскую подземку взрывают как-то расчетливо, дозировано, методично, словно по некоему графику, раз в несколько лет. И кажется, что эти паузы между взрывами – вовсе не заслуга спецслужб, а воля тех, кто этот график составлял. Поэтому очевидно, что вмешаться в исполнение этого графика никому не под силу, если уж не только предотвратить теракт мы не можем, но даже и разобраться с ним по горячим следам не в состоянии.

Например, сообщалось, что шахидки, взорвавшие себя на Сокольнической линии метро на прошлой неделе, приехали в Москву на кизлярском автобусе – этот факт правоохранительные органы объявили фактически «задокументированным». Однако отец одной из них, 28-летней преподавательницы информатики Марьям Шариповой, утверждает, что еще за день до взрывов она находилась в Дагестане, откуда автобусом до Москвы добираться 36 часов. Вводит следствие в заблуждение? Ну, так докажите обратное! И еще о предотвращении.

В ночь на 3 апреля в милицию обратилась москвичка, увидевшая, как на стене станции метро «Планерная» кавказцы наносят баллончиком надписи «Аллах Акбар!» и «Смерть русским!». Установить личности этих кавказцев невозможно, потому что, как выяснилось, «Планерная» даже не оборудована камерами видеонаблюдения. И это в Москве, где метро начали взрывать еще в 90-х годах. И вот в 2010-м президент Медведев обещает подписать указ, «нацеливающий правительство на создание современной системы контроля на транспорте для предотвращения терактов»…

А как же ситуационный центр УВД на метрополитене, на фоне огромных плазменных экранов которого так любят давать интервью милицейские чины? «Несколько лет назад, после теракта в метро, обсуждалась возможность установки на станциях современных детекторов, которые могут реагировать на наличие у пассажиров взрывчатых веществ и даже наркотиков. Как всегда, поговорили и забыли? - спрашивает в блоге Дмитрия Медведева интернет-пользователь Марина из Москвы. А уж не пособничает ли террористам эта самая Марина, господа Миронов и Грызлов?

С таким арсеналом профилактики терактов нашим властям только и остается запугивать СМИ, посмевшие некорректно комментировать картинку, на которой вертолет закладывает над Лубянкой крутые виражи. Впрочем, нашим спикерам можно посоветовать еще кое-что. В 2006 году были внесены поправки в закон о СМИ, которые ввели уголовную ответственность за публичное оправдание терроризма. Это, наверное, правильно. Так почему бы теперь не начать сажать за упоминание о терактах вообще? Ведь как ни крути, а их организаторам только и нужен общественный резонанс, зачем же им оказывать такую услугу?

И как ни крути, это гораздо легче, чем, например, искоренить питающую терроризм коррупцию. И даже легче, чем установить настоящие, а не муляжные камеры и детекторы.