18+
  1. Над Эрдоганом нависла смертельная опасность?

Над Эрдоганом нависла смертельная опасность?

Над Эрдоганом нависла смертельная опасность?
В современном однополярном мире политики, несогласные с действиями Вашингтона, могут подвергаться серьезной опасности. Речь, в частности, идет о президенте Турции Реджепе Тайипе Эрдогане. Об этом – в материале Елены Шаройкиной в деловой газете «Взгляд».

Мы живем в удивительное время. Вокруг нас ежедневно происходят события, еще вчера казавшиеся немыслимыми.

Огнестрельное оружие вперемешку с бургерами печатают на 3D-принтерах, генно-модифицированные комары борются с вирусом Зика, а за ловлю виртуальных покемонов к вам в дверь могут постучать вполне себе реальные люди в погонах.

Международные информационные агентства вносят свой посильный вклад в стирание границ между воображаемым и реальным.

Кто бы мог представить, что президент Филиппин Родриго Дутерте будет публично и безнаказанно оскорблять главу Белого дома, а российские ВКС – разгонять американские самолеты в небе над Ближним Востоком? Что Бараку Обаме не подадут трап к самолету после приземления в Китае, в то время как Владимиру Путину на Афоне приготовят трон византийских императоров?

Впечатляющие события сегодня разворачиваются вокруг Турции.

Анкара, долгие годы являвшаяся одним из самых преданных союзников Вашингтона, грезит теперь о возрождении Османской империи и находится в состоянии фактического развода со своими партнерами по НАТО. Детали этой «семейной драмы» с заговорами, политическими убийствами, шпионажем и переворотами представляют собой настоящий геополитический детектив.

Прекрасный документальный фильм на эту тему под названием «Турция. Переворот» вышел в августе этого года на телеканале «Царьград».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган впал в немилость «вашингтонского обкома» после того, как стал проявлять излишнюю самостоятельность в международных делах, вдрызг рассорился с Израилем и попытался организовать прорыв блокады Палестины, поддержав «Флотилию Свободы».

Для многих мусульман антиизраильские заявления турецкого лидера в Давосе в 2009 году были в каком-то смысле эквивалентом знаменитой речи Владимира Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007-м.

Эрдоган, как и российский президент, не побоялся бросить вызов существующему статус-кво, обозначив претензии Анкары на лидерство в исламском мире. С точки зрения господствующей на Западе элиты, подобными «манифестами» оба политика подписали себе приговор.

«Болотная площадь» в Москве и волнения в парке Гези в Стамбуле, устроенные по лекалам цветных революций, не заставили себя долго ждать...

С того времени Эрдогана и Путина часто сравнивали. Сами турки говорят, что их лидеру льстят подобные параллели, и Эрдоган, хотя никогда и не признавался в этом публично, брал с российского коллеги пример при принятии многих государственных решений.

Даже резкое ухудшение двусторонних отношений после трагической гибели нашего летчика на сирийско-турецкой границе, сопровождавшееся эмоциональными заявлениями с обеих сторон, невозможно до конца понять, если не учитывать фактор межличностных отношений между двумя политиками и стремление Эрдогана походить на Путина.

После провалившегося переворота в Турции и восстановления отношений с Россией в августе 2016 года в западной и арабской прессе стали появляться утечки о секретных договоренностях между Путиным и Эрдоганом по урегулированию ситуации в Сирии в ущерб интересам США.

Когда после этого видишь в новостях турецкие танки, действующие на сирийской территории, а следующим сюжетом – репортаж о возобновлении российского чартерного сообщения с Турцией, сомнений в обоснованности подобных предположений не остается.

А это значит, что и без того «неудобный Эрдоган» становится для Запада еще более неудобным.

В условиях, когда слишком многое зависит от одного человека, неизбежно возникает искушение решить проблему путем физического устранения оппонента. Будет ли это новый военный переворот, террорист-смертник из ИГИЛ** или внезапное ухудшение состояния здоровья в силу «естественных причин» – так или иначе над турецким президентом нависла смертельная опасность.

На память приходит необычный разговор, состоявшийся в Китае в 2014 году на конференции по продовольственной безопасности.

Я выступала с докладом о режиме обращения ГМО в России и рассказала о планах руководства страны полностью запретить высевание ГМ-семян. Зал встретил эту новость бурными овациями, а в перерыве ко мне подошел один из организаторов мероприятия – ученый-биолог из Пекина.

В беседе он выразил свое восхищение позицией Владимира Путина по многим вопросам, включая запрет ГМО в России, однако поинтересовался, «не боится ли он, что американцы поступят с ним так же, как с Эрдоганом – заразят раком».

Тогда этот пассаж показался мне невероятным, но, как оказалось, гипотезы о разработке в США «биотехнологического оружия» уже давно циркулируют в международных дипломатических и научных кругах.

Президент Венесуэлы Уго Чавес неоднократно заявлял о том, что его и целый ряд других неугодных лидеров южноамериканских стран могли «целенаправленно инфицировать онкологическими болезнями». В этой связи назывались президенты Бразилии Луис Игнасио Лула да Силва и Дилма Руссефф, Парагвая – Фернандо Луго, Аргентины – Нестор Киршнер и Колумбии – Хуан Мануэль Сантос.

В Турции также распространено мнение, что заболевание Эрдогана, возможно, связано с начавшимся в 2009 году его противостоянием «внешним силам».

Из-за подозрений в рукотворном характере болезни к лечению турецкого лидера якобы не допускают иностранных врачей (надо уточнить, что официально Анкара отрицает наличие у главы государства каких-либо проблем со здоровьем).

В преданных огласке Wikileaks материалах можно найти весьма странные задания, которые Вашингтон направлял в некоторые свои посольства – добыть образцы ДНК зарубежных политических деятелей. Ряд экспертов утверждают, что биоматериалы необходимы американцам для разработки «персонифицированных онкогенов».

Хочу обратить внимание на важную деталь. Центральная лаборатория по изучению злокачественных образований американского Национального института онкологии расположена в Форт-Детрике (штат Мэрилэнд) на одной базе с командованием армии США, ответственным за программы биологического оружия и перспективные медицинские исследования в военных целях.

Связи крупнейших западных научных центров в области высокоточной медицины, биотехнологических и фармацевтических гигантов с военно-промышленным комплексом США не могут не вызывать озабоченность.

Ведущий специалист по компьютерной геномике кафедры онкологии Оксфордского университета Александр Канапин предупреждает о том, что стремительный прогресс в области биоинформатики и генной инженерии ставит на повестку дня вопросы биобезопасности и «биологического цифрового суверенитета».

Собственно, возвращаясь к мысли, изложенной в самом начале статьи, хочется повторить – сегодня уже ничто не должно удивлять.

Онкологическое оружие вполне может быть реальностью или лишь частью информационной войны, направленной на укрепление имиджа США, как супердержавы, и запугивание потенциальных бунтарей из числа лидеров стран, несогласных с нынешним миропорядком. Впрочем, первое совсем не исключает второе. И наоборот.

Будем надеяться, что Эрдоган хорошо понимает, что в складывающейся ситуации главная его надежда на физическое выживание – это воля Всевышнего и дружба с Владимиром Путиным.

А пока предлагаю внимательно следить за состоянием здоровья Родриго Дутерте.

*
«Исламское государство» признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

«Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират») — официально запрещенная в России международная организация.

«Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — официально запрещенная в России международная организация.