18+
  1. Никто не должен спать спокойно

Никто не должен спать спокойно

Никто не должен спать спокойно
Геннадий Зюганов рассказал «Ленте.ру», что в случае победы уже через три года готов объявить досрочные президентские выборы. По мнению кандидата в президенты РФ от Компартии, добиться честных выборов 4 марта можно, если вывести к каждому из 96 тысяч избирательных участков хотя бы по 50 человек.

Выходить на Болотную Зюганов по-прежнему не готов, предпочитая объединять настроения всех площадей, а не разжигать страсти и сталкивать лбами одних с другими.

Лента.ру: Вы все еще думаете, что второй тур возможен, учитывая, что рейтинг Путина постепенно растет?

Геннадий Зюганов: Я не думаю, я уверен. За неделю до выборов в Госдуму «Единая Россия» провела помпезный съезд, выдвинула Путина, заявила, что придет 65 процентов избирателей, а их пришло не более 50. Половина страны проголосовала ногами против такого рода выборов, не желая в этом участвовать. Если анализировать, как голосовали те, кто читает, соображает и озабочен происходящим, то они проигрывают от МГУ до наукоградов. На северо-западе страны, где родина Медведева и Путина, они нигде там не набирают более 30-32 процентов.

Никто не побежит завтра голосовать за Путина из-за того, что якобы если он уйдет, в стране начнется дестабилизация. О какой стабильности он ведет речь? На заре его управления мы были 15-е по человеческому потенциалу, а стали 71-е. Начались массовые самоубийства, даже детей и подростков.

Мобилизована на полную катушку вся административная вертикаль и придворная социология. Им фактически надо удваивать результат декабря. Не может за 2-3 месяца общество сломаться. Одни видят дикое воровство и нежелание вести с ними диалог, а другие видят произвол администрации, которая их выгоняет на мороз только для того, чтобы покричать «Мы за стабильность». За стабильность вымирания? За стабильность коррупции? За стабильность унижения?

- Но как бороться с возможными фальсификациями?

- Если мы организуем как следует контроль, то второй тур неизбежен. Но в нынешней криминальной России, где административной лом помножен на крышевание силовых ведомств и мощную подпитку олигархии, сопротивляться нелегко. 4 декабря мы мобилизовали огромную армию своих наблюдателей, подготовили их, вооружили юридической литературой и инструкциями. Но тем не менее в целом ряде регионов они не удержались и не устояли, потому что были не готовы к настолько мерзкому, подлому и вероломному поведению администрации и руководителей избирательных комиссий. Раньше у тех еще были остатки советской совести, какие-то правила приличия.

Сегодня вся эта система напоминает спрут и мафию, которая пропитана донельзя взаимными интересами коррупции и казнокрадством. Они действуют как одна сплошная шайка. Если брать сельскую местность, то там давно уже наступил криминальный произвол и феодализм. Угрожают, что не вспашут огород, не повезут в больницу, не возьмут в школу, отключат электричество, не проведут газ.

И, тем не менее, сейчас идет новая волна массового протеста. Все, что поднялось, пропитано одним требованием - хотят честных выборов. И на Болотной, и на Поклонной, на Проспекте Сахарова, на Манежке и на Пушкинской. Это обнадеживает, но требуется очень четкая организация и взаимодействие всех подразделений. Мы дали прямое поручение 11 тысячам наших депутатов обойти все комиссии, всех начальников, все правоохранительные органы и предупредить персонально, что мы рассматриваем воровство голосов как узурпацию власти в корыстных целях. Это должно караться 10-15 годами тюрьмы с конфискацией имущества. Никто из них не должен спать спокойно.

- Но обычно данные ВЦИОМ несильно отличаются от итоговых результатов...

- Это не так. В прошлый раз нам сколько давали? 10-12 процентов. На самом деле по чуровскому подсчету у нас оказалось около 20. Ну и фактически еще примерно 10 процентов украли. Вот 12 и 30 - это большая разница.

- То есть 10-15 процентов, которые вам дают соцопросы, это не ваш реальный рейтинг?

- Если за нас голосовали люди, которым не нравится этот курс и эта политика, то они не могут пересмотреть за два-три месяца свои позиции. Ведь за это время с морально-политической точки зрения ситуация в стране ухудшилась. У них нет оснований доверять Путину и продолжать голосовать за него.

А что он предложил? Какие интересные идеи, способы выхода из кризиса, формы приема накоплений финансовых ресурсов? Если бы вы сейчас внимательно просмотрели его статьи (лидер КПРФ сам прямо перед началом интервью заканчивал писать статью, которую велел своим помощникам передать главредам «Правды» и «Советской России» - «Лента.ру») по экономике и безопасности и положили рядом его бюджет, то возник бы вопрос: с чего вы начнете повышать и прибавлять, когда за ближайшие два года в вашем бюджете минус 150 миллиардов на здравоохранение и образование? Каким образом у вас будет возрождаться экономика и вы будете ее модернизировать, когда из экономики минус 300 миллиардов? Что вы будете делать с землей, лесом и водой, с выгорающими лесами, с деградирующей почвой, если вы как выделяли 1 процент на эти цели, так и выделяете? Хотя даже идиоты знают, что надо выделять 10-15. Та же Америка в прошлом году выделила четверть, а Европа - 33 процента. Все это чистой воды болтовня, и направлена она на то, чтобы дурачить избирателя.

- На последних думских выборах за вас голосовало много людей, не разделяющих коммунистическую идеологию. Был принцип голосования: «против Партии жуликов и воров».

- Таких было немало.

- Почему же вы до сих пор не идете с ними на контакт?

- Абсолютная неправда. Во-первых, я давно пошел на контакт со всеми, кому дорога страна. Для меня это главная партия России. Меня на выборах поддерживает 200 с лишним организаций. Во-вторых, я обнародовал список из 80 человек, кто мог бы составить коалиционное правительство. В нем много талантливых людей, в том числе немало одаренных из того лагеря. Они просто попали в колесницу и вынуждены ползти по этой грязной вороватой колее, которую когда-то протоптал Ельцин.

Все говорят, что я раскулачу, отниму. Но нет ни одного человека в стране, у кого я что-то отнимал или кого-то раскулачивал, кого-то незаконно посадил. Хотя много лет занимался силовыми ведомствами, и можно было поднажать. Наоборот, я вытаскивал из застенков. Поэтому оснований не голосовать за меня в данном случае у тех, кто поддержал нашу команду в декабре, нет.

Если не нравится, что происходит, то давайте попробуем сформировать широкую левоцентристскую коалицию, без больших потрясений и неприятностей вытащим страну из того тупика и дерьма, куда ее затоптали и загнали. Всем хочется вылезти отсюда, и мне очень хочется.

Я провел встречи со всеми - с деловыми людьми, строителями, коммунальщиками, с энергетиками, с военными, с малым и средним бизнесом. Я не вижу у них настроя бегом куда-то бежать от нашей команды, потому что тот же Прохоров - это олигархия. Все это несерьезно, а у нас есть вековой опыт, опыт побед и поражений.

- Но ведь вы могли выйти и сказать это на Болотной площади.

- Мы посылали людей. Ведь все говорят: «Дайте нам молодого».

- Сейчас президентские выборы, другая ситуация. Вы же кандидат в президенты.

- А вы считаете, кандидаты должны бежать на каждую площадь и выступать там?

- На Болотной было довольно много людей.

- Я не возражаю. Мы сами провели тысячи мероприятий. И мы приглашали на Манежную, где выступили все, у нас не было никакой цензуры. Мы высказали свою точку зрения, и два лозунга было: «За честные выборы» и «За достойную жизнь». Все выступали: эсеры, жириновцы, Удальцов, движение «Тигр» с Дальнего Востока.

И мы послали на проспект Сахарова Смолина. Более подготовленного человека в области образования нет, он шесть раз в Госдуму избирался. Какой еще нужен выступающий для такого митинга?

- Вы.

- Кандидат в президенты не может бегать по всем площадям. Кандидат в президенты в данном случае должен объединять настроения всех площадей, предлагая реальную программу и команду, а не разжигать страсти и сталкивать лбами одних с другими. Мне довелось разнимать на Кавказе, в Средней Азии, в Прибалтике.

- А вам не кажется, что без дополнительного электората вы не сможете выйти даже во второй тур?

- Я это прекрасно понимаю. У нас в десятке на думских выборах половина беспартийных - нобелевский лауреат Жорес Алферов, адмирал Комоедов, дважды герой Савицкая, генерал-полковник Черкесов. У нас очень широкая коалиция людей, профессионально подготовленных.

- Так все же, с Болотной площадью - с теми, кого вы называете «оранжевой проказой», вы не можете объединиться?

- Стоп, стоп, стоп, одну минуточку. Вы опять старую свою песню, кого вы имеете в виду с Болотной?

- Людей, но без лидеров все равно мы не сможем это обсуждать...

- Нет. Тогда давайте обсуждать лидеров. Я вот, например, видел там Кудрина. Я 10 лет боролся за то, чтобы Кудрина выгнали. Более разрушительной фигуры с финансово-экономической точки зрения я не знаю в российской экономике. Вот мы обсуждали вместе проблемы развития села и продовольственной безопасности. Все понимают, что земля деградирует. 40 с лишним миллионов гектаров зарастают бурьяном, уже на «Кировце» не вспашешь. Все видят, в каком состоянии леса находятся: 1 миллион 200 тысяч гектаров сгорело в центральной части страны.

Все понимают, что для того, чтобы реставрировать, сохранять, беречь, нужно финансирование. А господин Кудрин приносит нам опять 1 процент. Я ему задаю вопрос: назовите мне еще хоть одну страну в двадцатке, где бы так распределялись ресурсы? Нет таких стран. Почему в Европе заботятся о плодородии, о новой технике, новых технологиях? Почему мы оттуда элитную породу скота везем? Почему у них статья продажи хлеба является одной из основных? Ну давай, выкладывай, почему вы - 1 процент? Немая сцена. Говорю: вы не хотите ничего финансировать, вот как мне жить, скажите, дальше? Половину продовольствия завозим. Какого качества продовольствие? Вы объясните мне. Немая сцена. Денег нет? Как так денег нет, сколько баррель нефти стоит? Почему вы не хотите из дополнительных доходов взять и напоить землю, спасти леса и сделать воду и воздух чистыми?

Потому что он взял эти деньги и отвез в чужие банки под 2-3 процента. Они же отпустили вожжи, сами пошли и набрали долгов на 500 миллиардов бюджетных денег. Но берут-то под 5-7 процентов. Своим дают, а если деловой человек решил строить магазин, то дают под 15-17-20-25 процентов годовых.

И вот я слышу: вы за Кудрина с Путиным или за Кудрина на другой площади с Немцовым? Я против Кудрина, которого надо посадить за это все.

- Понятно, Кудрин вам настолько ненавистен, но есть же другие.

- Касьянова и Немцова я видел в деле. Касьянов тут сидел много раз. Более неуступчивого, неуживчивого и беспринципного примера не было за последние годы. Абсолютно. Ни по одному вопросу никому не пошел навстречу. Ни женщинам, ни детям, ни старикам.

Пришел и давай 122-й закон корежить. Я посмотрел закон и пошел на встречу к Путину. Я сказал, что вот вы сейчас в шаговой доступности уничтожили всю торговлю. В Москве нельзя, чтобы вы вышли из дома и могли так просто забежать и взять булку хлеба. Уничтожили все. Я говорю: бабушка должна сесть на троллейбус, доехать две остановки, там выйти и взять булку хлеба (Зюганов рисует на бумажке два кружка - один, пустой, изображает бабушку, а второй, с буквой «Х», -булочную и изображающую движение бабушки стрелочку между ними - прим. «Лента.ру»).

Тогда вы дайте ей батон хлеба за 15 рублей и два билета на автобус туда и обратно. У нее средняя пенсия 4 тысячи рублей, вы с нее за квартиру содрали каждый январь на 15 процентов больше, плюс вы ее лишили права сесть и бесплатно доехать на автобусе. Вы ей надели веревку на шею и, не намылив, затягиваете. Скажите, зачем вы это делаете? Немая сцена. Никаких объяснений.

- Геннадий Андреевич, подождите…

- Вот вас это не интересует, а меня это очень интересует. И ваш Касьянов стоял у истоков этого развала.

- Но тем людям, которые выходят на Болотную, он не нужен.

- Не надо, не надо. Если бы перед вами сидел человек неосведомленный, можно это кому-то рассказывать. Я всю подноготную господина Касьянова и всей это камарильи знаю наизусть. Немцов одну из самых мощных, развитых, интересных областей раздел донага и угробил все, что только можно было угробить.

Вот на Болотной было примерно 30 процентов тех, кто голосовал за нас и поддерживал нас. Почему они не пустили Смолина, почему на следующую манифестацию не согласовали нашего представителя?

- То есть даже ради высшей цели: сместить Путина, - вы не готовы на какие-то альянсы с либералами?

- У них цель сместить, а у меня цель - предложить реальный выход для страны и убедить избирателя проголосовать за меня и мою команду. Это разные вещи.

- А Сергей Удальцов, который с вами в коалиции, на Болотную выходит.

- Ну и слава богу. Он и у нас выходит. Он мое доверенное лицо, и я ему благодарен. Когда он сидел в тюрьме, я его вытаскивал. Я единственный, кто на встрече с президентом Медведевым сказал: «Зачем вы посадили перед Новым годом Удальцова и Навального?» Остальные молчали.

- Глава путинского штаба Станислав Говорухин недавно процитировал Ленина, который назвал либеральную интеллигенцию «говном нации». Вы согласны с Лениным?

- Ленин был в высочайшей степени интеллигентным человеком. Его имя переживет века и эпохи. Бывают периоды очень острых дискуссий и горячности, когда вырываются довольно жесткие, не всегда лицеприятные слова. Я бы не стал акцентировать внимание. Говорухин вспомнил и, видимо, имел в виду часть той интеллигенции, которой в свое время активно аплодировала советская власть, и та получала в это время все награды, свои дипломы, премии и свой статус. Потом обещали убить гадину канделябром, когда к ним обращался Ельцин. А сегодня вслед за тем, что она, эта интеллигенция, возмущалась криминалом, вдруг активно стали поддерживать некоторые криминальные инициативы нынешней власти.

- На вашей недавней встрече с писателями в «Фаланстере» Удальцов призывал выйти на площади 4-5 марта, а другой ваш молодой соратник спрашивал вас, что надо конкретно делать, если будут опять фальсификации и не будет второго тура. А вы ему так и не ответили...

- Я ответил очень конкретно, и сейчас вам говорю: у нас с вами есть две недели, и нам надо нажимать и настаивать на том, чтобы из девяти законов, которые мы внесли в Госдуму, хотя бы три были рассмотрены. Еще не вечер, еще будет заседание 28-го февраля.

Второе требование - максимально сложить усилия со всеми союзниками. Мы провели переговоры со всеми, подписали документы и продолжаем формировать избирательные комиссии. Можно ждать 4-го, а можно продолжать учить, формировать, тренировать. Более того, мы все свои структуры и организации привязали к конкретным избирательным участкам и настаиваем на том, чтобы туда подтянулись люди с активной гражданской позицией, которые бы помогли из членов комиссии и руководителей выдавить положенную нам по закону копию протокола. Потому что там, где мы получаем копию протокола, уже в ТИКах переписать что-либо очень сложно.

Партия власти под любым соусом уходит от принятия этих трех законов, от гарантий того, чтобы комиссии формировались на паритетных условиях, уходит от открытого порядка подсчета голосов. Она замыливает глаза вот этими камерами. - Вот вы снова же не ответили на вопрос...

- Я намерен бороться за то, чтобы мы не проиграли, и бороться за то, чтобы не было фальсификаций. А если они будут, будем принимать решения, которые будут соответствовать обстановке 4-го ночью.

- Вот тот же Удальцов говорит, что надо выводить людей на улицы.

- Вот если бы Удальцов сказал, что на всех 96 тысячах участков надо провести такую работу, чтобы к моменту подсчета голосов вокруг них собралось хотя бы по полсотни человек, я бы тремя руками это поддержал и посчитал, что это было бы самой эффективной мерой для того, чтобы выдавить честный результат. У меня на родине, в Орле, больше всего проголосовали за меня. Там мы собрали все копии протоколов, команда в 2 тысячи человек дежурила до трех часов ночи, пока не отдали окончательный результат. Мы быстрее них все посчитали, и когда они там ночью стали переписывать все, я позвонил и сказал, люди с улицы не уйдут, пока вы не отдадите копии и реальный результат не назовете. И мы победили там на выборах.

- Так.

- Вот мы сейчас отрабатываем эту модель повсеместно. Мы считаем, что она самая эффективная.

- А модель столь нелюбимой вами «оранжевой революции», когда выходит много людей, стоят на площади и добиваются победы мирным способом, вам не подходит?

- Чьей победы?

- В данном случае - вашей.

- В данном случае я участвовал во всех массовках в 90-м и в 91-м годах и видел, кому доставалась эта победа, и видел, каким образом. Я видел, кто стоял за этой победой. Ельцин был мой сосед, и я его видел во всех ипостасях. Поэтому я не хочу, чтобы на волне недовольства пришли в стране к власти люди, которые ничем себя, кроме двурушничества, не проявили и которые работают не в интересах нашей страны. Категорически не хочу!

- Ну, вы им не дадите…

- Я направлял своих людей на Украину. Они там работали несколько месяцев и в том числе видели, кто деньги раздавал, как подкупали, что делали, каким образом это происходило. Поэтому этот сценарий категорически не годится для нас и нашей страны, категорически!!! Это хуже, чем есть нынче.

- У вас же есть возможность не дать таким людям прийти к власти и сделать это самому!

- Для этого надо убеждать людей, иметь больше эфира, энергичнее проводить нашу программу. Собрать все свои необходимые голоса, структурировать все это движение и направить его в созидательное, а не разрушительное русло. Над этим мы сейчас работаем 20 часов в сутки.

- Вас часто эксперты называют нерешительным политиком. Вот и в 96-м году вы могли вывести…

- Вы сейчас опять будете мне старую чушь пороть...

- Почему? Вчера была встреча Медведева с несистемными политиками, и Бабурин заявил, что Медведев на ней признал, что в 1996-м году победил не Ельцин, а вы.

- Почему эта версия появилась не в 96-м году, а в 2000-м накануне голосования в телепередаче, в которой участвовали Слиска и Жириновский? Сегодня вы продолжаете в сотый раз ее педалировать.

- Это Медведев ее педалировал.

- Ну, вот спросите его, есть ли у него доказательства этой версии. Если есть, то давайте расследуем те факты и накажем виновных. В 96-м году во всех городах-миллионниках победил Ельцин. Промышленно-индустриальные все центры за него проголосовали. На самом деле победил. В Москве голосовало 80 с лишним процентов. Хотя я убеждал своих академиков, ходил и говорил, что более пьяного руководителя не видел. Но они шли, как завороженные, голосовали.

Я победил на юге, потому что их опалила война, там беженцев много было, даже в казачьем поясе я победил. Но вот страна развалилась пополам. Сели смотреть, что делать. Вывести на улицу? Но кого? Тем, кто был помоложе, пообещали, что они станут миллионерами. Они на улицу не готовы были идти. Многие из них улюлюкали в 93-м, когда расстреливали парламент. Более жуткой картины я в своей жизни не видел. Тех, кто постарше, кому больше 55, даже в войну на фронт не брали. Зачем сталкивать лбами два поколения? Или сталкивать юг с севером? Что останется от страны? Ничего не останется. Это с точки зрения логики чисто политической. Теперь возникает логика другая. Разница в первом туре между мной и Ельциным была 3 процента. Лебедь получил 14 процентов, мы сидели всю ночь объяснялись, я предлагал ему сформировать сильное правительство, он вроде согласился. Его 14 процентов плюс мои - был реальный шанс вытащить выборы. Утром он за пост председателя Совета безопасности отдал свои голоса Ельцину.

Состоялся второй тур: процентов 10-11 ушли Ельцину. Вот реальный результат. Поэтому с точки зрения народной активности, народ не готов был реально поддержать на улицах, а с точки зрения геополитической можно было развалить страну пополам и на этом все закончить. Я ответственный человек.

- Если даже в 96-м году вы проиграли, то как сейчас вы победите Путина?

- Опять вы - что проиграли. Истинный результат в 96-м году никто не знает до конца. Ни Медведев, ни вы, ни я. Вот сегодня народ вздыбился, потому что увидел, что у него воруют голоса из-под носа, и увидел, кто ворует. Наконец созрели для более активного гражданского протеста. И я максимально способствую тому процессу.

- Я прочитал вашу кандидатскую программу и не нашел там ни слова про национальную проблему.

- Мы русскую тему специально на пленуме исследуем. Называется он «Защити русскую культуру как основу единства». У нас много национальных вещей. Что держало царскую державу? Бог, царь и отечество. Советская власть собрала единую идеологию, единый народно-хозяйственный комплекс, единую партию. И в чрезвычайных условиях, с перекосами, с проблемами, с тонкостями, но вытянули, вытащили и победили, в космос ворвались, стратегический паритет создали. Потом пришел этот болтун, который затеял 10 реформ сразу. Я говорил, Михаил Сергеевич, ну у вас же огромный корабль - государство. Вы же квартиру не начинаете ремонтировать сразу во всех комнатах. Да из квартиры можно съехать куда-то. А государство должно каждый день лечить, топить, охранять, возить. Его нельзя даже в док загнать, днище почистить, как у корабля. Вы-то что делаете? Вы все рули, механизмы все крушите. А Ельцин - то же самое, только в пьяном виде. Никакой разницы. А теперь вот все сидим и корячимся, думаем, как выбираться из этого дерьма.

- Так, а что делать с националистами-то?

- С националистами надо проводить национальную политику. Почему возрождается национализм? Надо ответить на этот вопрос. Он возрождается, потому что русские оказались самым униженным и оскорбленным народом России. Они под свои знамена собрали 180 народов, ни одного языка не истребили, ни одного народа не порушили, ни одной веры. Взамен получили самый крупный в мире разделенный народ. Сегодня 25 миллионов за суверенными границами, и в той же Латвии проживают 300 тысяч людей какого сорта? Почему у Финляндии шведов 2 процента, а там шведский - второй государственный язык? А почему в Латвии не могут даже ввести региональный язык? Каким образом страна должна развиваться, когда великороссы, малороссы и белорусы разделили их границами, да еще лбами сталкивают. Русские области умирают в два-три раза быстрее. Это общая опасность. Если так продолжится, нечем будет держать эти самые просторы. Пока русская культура и русский язык держат во многом. И то засорили до такой степени, что плеваться хочется. Поэтому национальные проблемы сейчас обострились. Их надо уметь очень умно и тонко решать. А не так.

- А как? Вот националистов, на самом деле, их мало волнует проблема русских за рубежом. Их волнует засилье кавказцев и мигрантов в Москве и в других областях.

- Соберите любую маленькую аудиторию семейную, и через несколько минут этот вопрос поднимется неизбежно. Значит, где-то обожгло. Обожгло само сознание русских. То они собирали всех вместе, а теперь оказались пьяницы, дураки и так далее. Обожгло. Я ходил, уговаривал, чтоб последнюю передачу на Первом канале – «Играй, гармонь» - оставили, так и ту загнали в утро. Как правило, я в 4 или 5 часов включаю передачи, идут великолепные документальные вещи.

- Вы сказали, что как придете, так отпустите Ходорковского. Правильно?

- Я иначе сказал, это передернули.

- Странно, что предлагаете олигарха отпустить, а не наоборот, остальных посадить, например Прохорова.

- Знаете, вы так легко рассуждаете: посадить - выпустить. Вы видели, что такое тюряга?

- Нет.

- Ну и слава богу. В стране было две тюрьмы особо опасных рецидивистов. Я одну из них инспектировал - неделю после этого в себя приходил. Человек ломается насовсем. Тюрьма - это вещь очень тяжелая и сложная. Я сторонник бороться за человека в нормальных условиях. Но есть ряд преступлений, за которые надо на полную катушку. Считайте, что страна не созрела еще для отмены смертной казни. Хотя я человек не злой и не жестокий, но в нынешних условиях ее нельзя отменять. Воруют людей, насилуют детей, возами возят наркотики и ни за что не отвечают. Причем сплошь и рядом правоохранительные системы это крышуют.

- А с Ходорковским-то что?

- Я первым предложил: рассматриваем итоги приватизации. Они лежат в Думе. 53 тысячи уголовных преступлений доказано. Второе: ставим жирную точку и заявляем, что такого мародерства и такой мерзости больше в нашем отечестве не будет. Третье: делаем заключение, что все вот эти капиталы - нахапанные и наворованные, и надо продумать порядок компенсации. А что касается товарно-сырьевой базы, то она будет восстановлена как народная собственность и будет работать на всех. Четвертое: Ходорковский уже много отсидел, и руководители страны должны быть милосердными.

- Так вы отпустите Ходорковского или нет? - Закон должен работать. Нынешний закон позволяет его сейчас отпустить? По-моему, нет. Надо совершенствовать законодательство… - На встрече с писателями вы согласились в случае своей победы через три года уйти. Это, правда, так?

- Я заявил, что этот вариант в принципе возможен. За три года мы должны с вами справиться и отремонтировать ситуацию. Если будем работать плохо, нас с вами выметут в течение трех лет. - То есть через три года вы готовы на досрочные выборы президента? - В принципе, готов.

Беседовал Илья Азар

Последние новости