18+
  1. Особенности национального наследования

Особенности национального наследования

Особенности национального наследования
Деньги, как известно, ссорят людей. До сих пор в России действует законодательство о наследстве, принятое еще во времена СССР. Нормативные акты, позволяющие нотариусам разыскивать имущество и справедливо его делить между наследниками – отсутствуют.

А делить, как показывает жизнь, всегда есть что. Поэтому кто сумел завладеть документами, тот де-факто и становится собственником наследства.

Очень показательна, к примеру, история, которая сейчас рассматривается в Кунцевском суде Москвы. Год назад, 30 апреля 2009 года, ушел из жизни далеко не бедный человек – Михаил Назаренко, основатель и владелец ЗАО «Фарм-синтез». За 3 недели до смерти из его домашнего сейфа в круглосуточно охраняемом доме в поселке Архангельское Московской области исчезла огромная сумма денег. Уголовное дело возбудили, но после смерти вдова не интересовалась судьбой этого дела.

Похоронив сына, его мать – Галина Назаренко (отличник здравоохранения СССР, врач высшей категории) попросила у вдовы Анны Назаренко право оставить себе в память о сыне пару картин из его коллекции и одни часы. Та передала ей… две авторучки, объяснив что: «не для того Миша собирал коллекции часов, картин, чтобы я их разбазаривала». После этого вдова сообщила матери, о том, что берет бразды правления компании ЗАО «Фарм-синтез» в свои руки, увольняет друга и соратника Михаила Назаренко из генеральных директоров, а сама становится председателем совета директоров компании. На слова матери о том, что для управления разработками в фармакологическом бизнесе нужно как минимум высшее образование, вдова ответила: «прожив много лет во Франции, я всему научилась и все смогу». В результате оборот компании упал в 25 раз - со 140 млн.рублей до 4,5 млн. рублей в месяц.

Буквально через час после смерти, когда тело Михаила Назаренко, что называется, еще не остыло, вдова и близкие ей люди стали уговаривать мать отказаться от наследства. Но наблюдая за тем, как главное дело жизни ее сына разваливается, а выпуск необходимых больным лекарств прекращается, Галина Назаренко попробовала получить у нотариуса Адуевой Н.В. (ведущей дело о наследстве) свидетельство о праве на причитающееся ей по закону акции ЗАО «Фарм-синтез». Получив отказ, она нашла правду в Хамовническом суде города Москвы, который признал 4 февраля 2010 года действия нотариуса Адуевой Н.В. – незаконными.

«Все что я хочу – это защитить интересы моего внука – говорит Галина Федоровна. – Но Анна не дает мне общаться с ребенком, который находится сейчас во Франции. Считаю, что она увезла его специально и пытается воздействовать на меня. В 1999 году, во Франции, жена моего сына – Анна Назаренко (в девичестве Анна Кулагина) была осуждена и отбыла наказание за скупку краденого из бутиков, о чем не раз рассказывала, находясь в состоянии подпития. Поэтому я хочу, чтобы хотя бы моя часть наследства сына все-таки досталось внуку, когда он вырастет. Пусть причитающиеся мне деньги лежат в трастовых фондах до момента его совершеннолетия, а проценты с этих вкладов тратятся на воспитание мальчика».

Наблюдая за развитием событий, друзья сына решили помочь его матери. У пожилой женщины было две цели: восстановить производство лекарств, на что ее сын потратил 12 лет жизни, и обеспечить будущее своего внука – 3-х летнего Константина. Для реализации второй цели друзья наняли адвокатов и детективов во Франции и в России. Подтвердилось то, что Галина Федоровна знала из домашних рассказов - ее невестка действительно была осуждена во Франции за кражи одежды из бутиков. На полученные от такой деятельности средства она смогла прожить около 10 лет. После осуждения и отбытия наказания в 1999 году во Франции, она, видимо, поняла, что для обеспечения старости необходимо поменять образ жизни.

В начале 2000-х, по ее же признанию, сделав несколько пластических операций, она подружилась с одним из российских авторитетных «бизнесменов» и стала сопровождать его на курортах Куршавеля, Лазурного берега и Парижа.

По словам Галины Федоровны, вдова рассказывала ей, что рассталась со своим другом буквально за две недели до того, как: «упала под сноуборд Михаила Назаренко на склоне Куршавеля».

Такой образ жизни не остался не замеченным властями, о чем сохранилась запись в компьютере полиции Куршавеля, которая подозревала Анну Кулагину в занятии проституцией.

Отдадим должное: молодая, со светским лоском, хорошо знающая французский язык, она произвела необходимое впечатление. А после того, как через полгода забеременела, Михаил Назаренко решил на ней жениться, чтобы получить то, чего ему не хватало – сына.

Для обеспечения будущего ребенка он приобрел в Париже отдельный дом и начал его реконструкцию, неоднократно повторяя, что сын получит образование и будет обеспеченным человеком. Не забыл он и детей Анны от предыдущего брака: старший учится в престижной школе, в Англии, младший – в Парижском лицее.

Как рассказала Галина Федоровна, дом в престижном шестнадцатом округе Парижа, «который М. Назаренко приобрел за 15 миллионов евро после рождения сына, сейчас полностью принадлежит его вдове. Анна Назаренко представила в органы регистрации Парижа договор о том, что муж уступил ей свою половину дома за… 510 евро. Но особенно удивителен тот факт, что вдова зарегистрировала эту передачу только через несколько месяцев после смерти своего супруга».

«Миша был очень щедрым, он, конечно, мог подарить дом, но чтобы оформлять документы на французском языке (которого он не знал) во время отпуска на горнолыжном курорте в Швейцарии …Это на него не похоже, - говорит Галина Федоровна. – Он неоднократно говорил, что купил дом для сына и, передумав, скорее дал бы распоряжение своим парижским адвокатам, чтобы те все оформили».

«Сейчас французские власти расследуют дело о подделке документов с целью хищения имущества. Ее даже пытались лишить родительских прав, - продолжает Галина Федоровна. - Двое ее детей от предыдущего брака жили во Франции и учились в школе в пригороде Парижа. Дирекция этой школы инициировала дело по отъему у нее детей в связи с неисполнением Анной Назаренко родительских обязанностей. Сама же она вела достаточно фривольный образ жизни: зимой на курортах в Куршавеле, летом – на Лазурном берегу в компании с российскими бизнесменами. Поскольку задекларированных доходов во Франции на такую жизнь явно не хватит, думаю, понятно за счет чего женщина без собственного состояния может так жить».

Удалось установить, что в начале сентября 2009 года в Париже собственность на весь дом перешла вдове, которая за упомянутые выше пресловутые 510 евро купила 51% акций товарищества собственников жилья, принадлежавших Михаилу Назаренко. Остальные 49% с декабря 2008 года принадлежали вдове, как нажитые в браке. Проведенная криминалистическая экспертиза доказала факт подделки подписи Михаила Назаренко. Вдова не подозревала, что копию этого документа генеральный прокурор при апелляционном суде Парижа передаст адвокатам Галины Федоровны.

Известно, что после кражи денег из домашнего сейфа Михаил Назаренко впал в депрессию и обсуждал с друзьями проблему развода с женой, таким образом, чтобы сын остался с ним. Смерть была странной: за сутки до кончины Михаил договорился с матерью о встрече через три дня. При этом он сказал, что если что-нибудь плохое случится, мать может полностью положиться на одного своего друга. Поскольку Галине Федоровне было 73 года, она и допустить не могла, что переживет сына.

Адвокаты и детективы не зря получали свои деньги. Из банка Монако пришел апостилированный документ о том, что на счетах покойного находится более 6.5 млн. евро, разыскали 2 автомобиля «Бентли», «Порше Кайен», «Мерседес» и «Миникупер», из которых 3 автомобиля были зарегистрированы на Кулагину – девичью фамилию жены. Нашли антикваров, подтвердивших продажу ряда картин, включая: «Качели» работы Малявина (200 тыс. евро), две инсталляции работы Шенье (300 тыс. евро), одну картину, приобретенную на аукционе Сотбис, в феврале 2009 года (за 120 тыс. евро) и многое другое. Эти данные были предоставлены нотариусу Адуевой Н.В., которая отказалась включить в наследственную массу все, кроме акций ЗАО «Фарм-синтез» и зарегистрированных в России автомобилей. Формально нотариус права, поскольку документы из домашнего сейфа забрала вдова, а нет документов – нет и права собственности. И восстановить нарушенное право в суде из-за отсутствия документов невозможно.

По факту хищения автомобилей «Бентли Континенталь» и «Порше Кайен» было возбуждено уголовное дело. Путем оперативно-розыскных мероприятий милиция смогла эти автомобили найти. Вдова на допросе показала, что не знает, как автомобили попали в другой город, поскольку документы и ключи хранились в ее банковской ячейке. Техническая экспертиза показала, что автомобили заводились с помощью заводского ключа, а многочисленные свидетели дали показания следователю, что видели, как вдова неоднократно ездила на этих автомобилях и даже назвали данные водителя, который ее возил и может быть обвинен и осужден, как угонщик. Потому что вдова добилась признания себя потерпевшей по делу об угоне автомобилей.

В настоящее время в Кунцевском суде Москвы идет процесс о разделе всего имущества покойного, включая то, которое находится во Франции и в Монако. Прокурор Парижа начал уголовное расследование по фактам подделки документов, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы до 3-х лет со штрафом в размере 200 тыс. евро. Возможно, справедливость восторжествует. И тогда исполнится мечта Галины Назаренко: полученные деньги будут вложены в трастовый фонд и при наступлении совершеннолетия они достанутся ее внуку.