18+
  1. Особенности спасения дворянского гнезда

Особенности спасения дворянского гнезда

Недавно в прессе появился ряд публикаций на тему судьбы исторического памятника Москвы Палат бояр Волковых князей Юсуповых (расположенных по адресу Большой Харитоньевский пер., 21).

В газете Известия была опубликована статья Юсуповы палаты уходят из рук государства, где выразила недоумение, почему такой памятник арендуется частными фирмами, которые передают его из рук в руки и при этом переоборудуют его помещения в соответствии со своими нуждами. Еще категоричнее была публикация Вечерней Москвы: во дворце идет самочинный ремонт варварски уничтожающий его исторический облик. Чем закончился евроремонт в доме князя Юсупова восклицал подзаголовок статьи. Наша редакция решила со своей стороны разобраться в сути вопроса.

В результате осмотра здания (оно открыто для посещений не только для специалистов в области истории и архитектуры и журналистов, но и вплоть до школьных экскурсий), нами были выявлены ряд неточностей в прессе. Например, газета Вечерняя Москва рассказывает о якобы поставленных новыми владельцами белых пластиковых стеклопакетах в окнах дворца. На деле же никакого белого пластика нет и в помине, в этом легко убедиться, достаточно бросить взгляд на фасад здания с улицы рамы темно-коричневого цвета. Все они сделаны из мореного дуба. Посреди фасада действительно выделяется белая конструкция из стекла и алюминия в исторические времена там был зимний сад. Конечно, алюминий тогда не использовался, не уверен я и в том, что кованная рама теплицы была белой. (Просто отметим этот факт ради справедливости и понадеемся, что проверяющие государственные инстанции с ним разберутся). В той же газете, рядом с пластиковыми окнами говориться о замазанных краской фресках. Замазанные фрески в здании действительно существуют. Но новые владельцы тут не причем. Закрасили настенную роспись дома Юсуповых коммунисты в 1917г, по идеологическим соображениям. За годы Советской власти стены на месте фресок перекрашивали 22 раза. Там, где реставраторы раскрыли часть фресок, они пронумеровали все слои. И почему журналист, написавший статью, не догадался, что, делая евроремонт, стены не красят 22 раза по одному месту, да при том еще разными красками?

Палаты Волковых Юсуповых были построены в конце XVII века. Примерно 150 лет назад к дому было пристроено еще одно крыло. А в 90-е годы XIX века его отреставрировал архитектор Николай Султанов, придав интерьерам дворца атмосферу XVII века. Не буду трогать историю этого памятника до последнего десятилетия ХХ века. Если читатель интересуется, он может заглянуть в книги или поверить на слово газетным публикациям (в этом аспекте нет основания им не доверять). Единственно, что хочу сказать, Юсуповы палаты памятник уникальный и ему нет цены. Он представляет огромный интерес и для науки, и просто, как пример красоты, какой ее умели созидать наши предки.

Новейшая история дворца началась в августе 2004 года, когда последний из советских хозяев Российская Академия Сельскохозяйственных Наук (РАСХН) передала здание в долгосрочную аренду коммерческой строительной группе компаний БАМО. Непосредственно по документам арендатором стало специально созданное БАМО подразделение межрегионНИИпроект. Передача случилась по причине того, что у Сельскохозяйственной Академии просто не было средств, чтобы поддерживать здание в должном состоянии. Хотя частичные реставрационные работы проводились вплоть до 1999 г. Подтверждением того, что дом, по крайней мере, последние несколько лет находился в аварийном состоянии, может служить, например, публикация в Комсомольской правде от 12 марта 1997г. В палатах князя Юсупова ныне племенные птицы летают. Основные симптомы болезни особняка: нарушение теплоизоляции здания, провалившаяся крыша, плесень и вонь в подвалах, пожароопасная ситуация с электропроводкой, выбитые стекла и разрушающиеся витражи, перегородки установленные Академией, вопреки исторической планировке, чтобы поделить большие залы на отдельные кабинеты (впрочем, пункт, насчет несоблюдения температурно-влажностного режима в здании фигурирует и в списке нарушений выявленных Росохранкультурой в ходе последней проверки этой весной). Получив здание в долгосрочную аренду, БАМО начали вкладывать в его восстановление. Согласно распространенному БАМО пресс-релизу смета не реставрацию составляла 400 млн. рублей. В 2005 г. компания предложила РАСХН продать палаты Волкова Юсупова ей в собственность. К тому времени в России действовал мораторий на приватизацию памятников имеющих культурное и историческое значение. Но он не касался памятников уже находящихся в частной собственности. В этом случае продажа была законна и сделка состоялась.

Далее БАМО нашли несколько подрядчиков на разные виды работ. В том числе реставраторской работой занялась фирма Реском. К реставраторским работам относятся восстановление фресок, картин, зеркал, решеток и изразцовых печей, то есть наиболее художественных элементов убранства дворца. Простая строительная компания не может по закону проводить такие работы, на них нужна специальная лицензия. У ООО Реском такая лицензия была. Художники восстановили несколько наиболее интересных помещений дворца: Тронный зал, Восточную комнату и крыльцо, ведущее на внутренний двор. Но далее, примерно после встречи 2006г у заказчика и подрядчика возник конфликт. К марту всякие восстановительные работы были прекращены. (Единственное, что было сделано силами БАМО починка крыши иначе при таянии снега верхние этажи могло попросту залить). Причиной конфликта ООО Реском называет то, что заказчик попросту не рассчитался с ними за проделанные работы. В БАМО не отрицают этот факт, но выдвигают свои аргументы относительно нарушений договоренностей. Чтобы цивилизованно решить этот спор, стороне, считающей себя пострадавшей, уместно было бы обратиться в суд. Однако это не было сделано. Почему? Ответить на этот вопрос можно вспомнив, как обычно у нас в стране заключаются договора.

Итак, вместо того чтобы подать иск, владельцы Реском, зная список нарушений, допускаемых в здании, передали его общественности. Возмущенная общественность (в основном деятели культуры) в свою очередь начала слать жалобы во все инстанции, вплоть до открытого письма Президенту РФ. В том числе новость дошла до Росохранкультуры (Федеральной службы по охране культурного наследия). Разбуженные федеральные чиновники отправили в Харитоньевский переулок специальную комиссию, которая нашла там ряд нарушений технологии восстановительных работ (список нарушений включает 17 пунктов) и, остановив своим актом все работы которые велись, передала материалы в прокуратуру.

Надо сказать, что противостояние московских властей (Москомнаследия) и федеральных существует очень давно, с тех пор, как в конце 90-х годов было учреждено Федеральное агентство по использованию памятников. Кроме того, что часть исторических памятников на территории Москвы закреплено за Москомнаследием, а часть меньшая является федеральной собственностью, эти ведомства поделили между собой и функции контроля. Так Москомнаследие выписывает Охранные обязательства (документ, описывающий, как собственник может распоряжаться зданием, чтобы не нанести ущерба его исторической ценности) и дает разрешения на те или иные реставрационные работы. А чиновники Росохранкультуры проводят ревизии охраняемых объектов. Не всегда при этом оба ведомства могут договориться, чего можно было делать на объекте, а чего нельзя.

При этом контроль за вверенными им объектами обе структуры производят выборочный. Объясняется это, по их же словам нехваткой людей на все. Естественно, под контролем находятся более ценные памятники. То есть те, которые можно использовать в коммерческих целях, где аренда стоит тысячи долларов за метр, на которые в случае их продажи легко найти очень солидного покупателя и инвестора. Что касается ценности исторической, то нельзя объять необъятное. Вот, например, Московский Комсомолец в материале Драмы и господа писал о некогда знаменитых, но заброшенных подмосковных усадьбах, где ныне только ютятся бомжи, да вьют гнезда вороны. Были названы несколько объектов, которые за многие лета так и не дождались своего ревизора.

Палатам Волковых Юсуповых повезло больше. Впрочем, слово повезло можно употребить и без кавычек. С вложением инвестиций от компании БАМО здание перешло из категории объектов на которые людей не хватает в категорию объектов межведомственного спора. А это значит, что, по крайней мере, основные артефакты дворца: настенные росписи, картины, уникальные изразцовые печи останутся живы.

Последние новости
Еще и