Иконка просмотров
Век » Версии » Отголосок кризиса, или как черные риэлторы в погонах кошмарят «Смоленский Банк»

Отголосок кризиса, или как черные риэлторы в погонах кошмарят «Смоленский Банк»

Опубликовано 10.09.2012 09:45
Отголосок кризиса, или как черные риэлторы в погонах кошмарят «Смоленский Банк»

В 2008 году в России разразился финансовый кризис, быстро переросший в кризис полномасштабный, экономический. Обанкротились десятки банков, остановилось множество производств, выросла безработица.

Однако благодаря как достаточно быстро улучшившейся мировой конъюнктуре, так и своевременным и адекватным действиям российского правительства весьма успешно удалось минимизировать и его негативные последствия, и его продолжительность. Уже в 2009 страна начала выходить из кризиса. Казалось бы, сегодня этим кризисом могут интересоваться разве что историки. Однако на днях его отдаленное эхо странным образом докатилось до «Смоленского Банка».

В начале сентября в московский офис банка пришли полицейские, которые произвели обыск и осуществили выемку документов. Эти действия они осуществили в связи с возбуждением уголовного дела и задержанием Сергея Салия – московского предпринимателя, много лет являющегося клиентом банка. По мнению полицейских, в период кризиса Салия, представляясь сотрудником банка, мошенническим путем завладел несколькими десятками квартир москвичей. Вот так неожиданно в банке пришлось вспомнить кризис, который все уже давно забыли. Так что же тогда произошло?

В конце 2008 года «Смоленский Банк», как и все без исключения российские банки, столкнулся с угрозами, которые нес глобальный кризис. Зарубежные кредитные линии были заморожены, внутренний рынок межбанковского кредитования обвалился, многие вкладчики, поддавшись паническим настроениям, кинулись забирать свои вклады, что для ряда банков стало смертельным ударом - обрушилась ликвидность, банки не смогли отвечать по своим обязательствам. Началась череда банкротств банков. Кризис быстро распространился на промышленность и торговлю, покупательная способность упала. Предприниматели, уже привыкшие работать на банковских кредитах, лихорадочно искали дополнительные источники финансирования, чтобы хоть как-то продолжить свою деятельность (ситуации были разные: нужно было платить по договорам, товары «зависли» на таможне и т.п.). Банки же, опасаясь чрезмерных рисков, останавливали кредитование. Ежедневно прекращали свое существование все новые и новые банки. Немногие, в их числе и «Смоленский Банк», увидели в кризисе не только новые возможности для развития, но и способы помочь предприятиям, организациям, да и просто людям пережить тяжелые времена. Тогда, надо сказать, к этому банковский сектор призывали и президент, и правительство страны. Именно на этом фоне в московский филиал банка пришел с интересным предложением предприниматель Сергей Салия, которого там хорошо знали много лет как солидного и надежного клиента.

Суть его предложения заключалась в следующем. Согласно действующему законодательству и правилам, установленным Центральным банком, для получения кредита в коммерческом банке предпринимателям нужно собрать множество документов, которые необходимо проверить в банке и только тогда вынести решение – давать или не давать кредит. Все это требует значительного времени. Но в ситуации системного кризиса многие предприниматели попали в такие условия, когда для сохранения бизнеса им требовался очень быстрый кредит. А если они пойдут по обычному пути, то к тому времени, когда им будет выдана ссуда, от их бизнеса уже останутся рожки да ножки. Тем более, когда банки, с которыми эти предприниматели работали, вообще перестали рассматривать заявки на кредиты, и надо было искать новые банки-партнеры, начиная с нуля зарабатывать репутацию заемщика – что для небольших предпринимателей было практически нереально. В сложной ситуации оказались и многие граждане, которые бизнесом не занимались – для собственных нужд им тоже быстро потребовались приличные суммы. И вот Салия предложил внедрить новый банковский продукт, который позволил бы быстро и при этом законно предоставить таким гражданам кредит. При этом учитывались интересы всех трех сторон: клиента, банка и самого Салия.

В чем суть? Салия на свои деньги покупает у банка их вексель. Человек, желающий получить кредит, отдает в залог за вексель свою квартиру, как гарантию возврата полученной ссуды. Для этого он заключает с компанией Сергея Салия договор купли-продажи своей недвижимости с правом последующего ее выкупа и даже с правом проживания в ней на весь период действия договора, и в счет оплаты получает вексель банка. Затем, под залог этого векселя, человек получает кредит в банке (без проволочек – так как кредит уже обеспечен векселем самого банка), пользуется деньгами на свое усмотрение и, когда гасит кредит, то получает назад вексель и им выкупает обратно свою недвижимость у компании Сергея Салия. В результате можно было получить законный кредит всего за пару дней, в то время как в обычных условиях на это уходило более месяца.

Юристы «Смоленского Банка» изучили предложение Салия. В ней все риски приходились на его компанию, а все, что он требовал от банка – чтобы проценты по кредиту были умеренными, ведь кредит должен был быть привлекательным для предпринимателей. В результате юристы банка выдали положительное заключение на предложение, а руководство банка его утвердило, установив ставку кредитования в 24% годовых, что в условиях кризиса было более чем приемлемо. Все, таким образом, оказывались в выигрыше: гражданин быстро получал кредит на хороших условиях, банк – нормальную прибыль, минимизируя свои риски, Сергей Салия – часть прибыли из прибыли банка – за счет разницы в стоимости векселя в банке на момент его покупки и возврата в банк.

Предложение заинтересовало многих, им воспользовались несколько сот человек, многим из которых удалось спасти свой бизнес, за что они до сих пор благодарны «Смоленскому банку», многие из них стали постоянными клиентами банка. Все это произошло, напомним, в условиях, когда большинство банков вообще до минимума сократили свои кредитные программы или остановили их. Однако некоторые заемщики, как это нередко бывает при кредитовании, вовремя не погасили кредит – и это стало причиной не только их проблем (понятно, что они лишись права собственности на свои квартиры), а сейчас, неожиданно, ударило по Сергею Салия, и заставило банк отвечать на вопросы по ситуации давно минувших дней.

Как хорошо известно, все неплательщики по кредитам делятся на 2 большие категории – с одной стороны, в общем-то, вполне добросовестные и честные люди, которые переоценивают свои силы и возможности, а с другой – кредитные мошенники, которые, взяв кредит, возвращать его и не собираются. Среди неплательщиков банка «Смоленский», взявших кредит по программе, были и те, и другие. С первыми банку (и Сергею Салия) пусть и не всегда просто, но в конце концов удалось договориться. Кто-то взял в другом банке ипотеку – и расплатился по этому кредиту. Кто-то, в конце концов, пусть и позже, заплатил проценты по кредитному договору – и выкупил назад свою квартиру. Было даже несколько случаев, когда банк судился со своими неплательщиками, выиграл дела, но затем неплательщики все же расплатились – и получили свои квартиры назад в собственность.

Были ли такие, которые лишились своего залога? Были. Впрочем, «на улице» ни один из них не оказался – у всех было другое жилье. И даже злостных неплательщиков никто «с ОМОНом» не выселял. Судебные приставы просили граждан освободить помещение, а если те не соглашались, то… через месяц приставы приходили снова и снова упрашивали. И так по нескольку раз. Доходило и до такого, что должник наотрез отказывался покидать квартиру и тогда… он в ней так и оставался. Был и такой случай, когда одна гражданка квартиру освободила, а потом передумала, вместе с братьями взломала дверь и въехала обратно. Думаете, с ней поступили жестко? Еще как! Она в той квартире живет и по сей день. Звериный оскал капитализма…

Вторая категория неплательщиков – кредитные воры – доставляет наибольшую головную боль банкам. Нередко они проявляют незаурядную изобретательность, прибегают к коррупции, лишь бы сохранить украденное и, при этом выйти, сухими из воды. Судя по всему, «Смоленский Банк» и Салия, в данном случае, нарвались не на одиночку-мошенника, а на целую организованную преступную группу, которая и стала причиной их проблем.

Несколько десятков «обиженных» заемщиков, получив кредит на указанных условиях, вообще не осуществляли платежи по нему либо провели всего 1-2 платежа. И в настоящее время они пытаются сохранить свои квартиры, не погасив кредит, обвиняя банк и Салия в мошенничестве, рассылая письма и жалобы в многочисленные инстанции. Их обвинения сводятся к следующему:

1. Они утверждают, что полагали, что заключают обычный договор кредитования под залог своей недвижимости, а на деле оказалось, что они подписали договор купли-продажи своей квартиры. При этом все заключившие такие договоры – взрослые дееспособные люди, не состоящие на учете ни в каких диспансерах. То, что это договоры купли-продажи, а не залога, написано крупным шрифтом в самом начале документа, а не мелким шрифтом в каком-нибудь приложении. Как в этих условиях можно утверждать, что они ошиблись, совершенно непонятно. К тому же, в соответствии с российскими законами, все эти договоры были зарегистрированы в Регистрационной палате, что требует обязательного присутствия и покупателя, и продавца. Возможно, теперь мошенники станут говорить, что у Салия и Регистрационная палата была «карманной», как раньше они говорили про нотариуса?

2. Они утверждают, что размер кредита составляет всего 30% от рыночной стоимости их квартиры. Но именно в период кризиса цены на недвижимость упали более чем вдвое, недвижимость, к тому же, стремительно теряла свою ликвидность. Более того, в условиях кризиса, ликвидность недвижимости вообще была под большим вопросом на неопределенный период. Естественно, за базу бралась текущая стоимость квартиры, которая составляла 50 и менее процентов от предкризисного пика либо от сегодняшней цены квартиры. И обычно кредит составлял 70-80% от текущей стоимости квартиры, редко – если квартира отличалась совсем уж низкой ликвидностью – 50%. В тех условиях и это-то казалось весьма рискованным, ведь все думали, что кризис будет заметно более глубоким и продолжительным, чем оказалось в реальности.

3. Они утверждают, что проценты по кредиту оказались более чем вдвое высокими, чем им обещали. Для неплательщиков – да, проценты всегда оказываются более высокими. Любой кредитный договор предусматривает штрафные проценты за просрочку платежей. Именно поэтому реальные проценты для неплательщиков оказываются значительно выше, чем для добросовестных плательщиков. Если бы они все выплачивали вовремя – тогда были бы обещанные проценты. Но поскольку они допустили просрочку – начинают действовать штрафные санкции, которые записаны в договоре и о которых их предупреждали при заключении договора.

4. Они утверждают, что это их единственное жилье, из которого их выкинули на улицу. Но это далеко от правды – некоторые неплательщики так и не были выселены из квартир и продолжают жить там, где и жили. Да и нельзя в нашей стране выписаться «в никуда» - закон не позволяет (или у Сергея Салия уже и паспортные столы по всей Москве «карманные»?! И зачем только такой «спрут» на квартиры разменивается?). И, действительно, у многих это было не единственное жилье, что подтверждается документами. Вот, к примеру, господин Романов, подробней о котором чуть ниже. Квартиру, которую он заложил под кредит, ему подарили родители и он решил «сделать бизнес». Кредит Романов возвращать не стал и теперь жалуется, что «потерял единственное жилье и вынужден чуть не бомжевать». На деле – Романов живет там, где и жил – с родителями. Так что, все, что хочет банк – это чтобы заемщик все-таки погасил полученный кредит. По сути, все неприятности для заемщиков на данном этапе сводятся к тому, что они лишились права распоряжаться этим жильем по своему усмотрению.

Это – главные пункты обвинений, есть и помельче. Даже при поверхностном рассмотрении они не выдерживают критики. И, тем не менее, уголовное дело возбуждается! Сергей Салия задержан, суд, несмотря на протест прокурора, считающего, что события преступления нет, по настоянию следователя Бахтина оставляет его под стражей. В банке тоже мало радости в связи с обыском и изъятием документов. В СМИ развернута явно дирижируемая кампания против банка и Салия.

Кто же этот кукловод? Один их тех кредитных воров, на которых и нарвался банк – некий Евгений Романов. Получив кредит в размере 4 млн. рублей в конце 2009 года, с конца июля 2009 года он не внес ни одного платежа. При заключении договора он указал, что является соучредителем ООО «ФотоСтар», расположенной по адресу улица Барклая, д. 10. Проверка (раньше надо было проверять!) показала, что такой фирмы там нет. По указанному в анкете адресу его найти не удается, его телефоны молчат. Зато он весьма активен в интернете, поливая банк и Салия грязью, раздает гневные и слезливые интервью СМИ. Ему также удалось сплотить вокруг себя группу «обиженных» заемщиков» – несколько десятков человек, среди которых есть и весьма любопытные персонажи.

Вот, например, Татьяна Шканаева. В 2009 году она обманным способом получила у Салия вексель, по которому оформила кредит. Как выяснилось, возвращать его Шканаева и не собиралась. В 2011 году за это преступление она получила 3 года, однако ввиду того, что у нее на иждивении имеется малолетний ребенок, суд ограничился условным наказанием. И вот сейчас она вместе с Романовым «кошмарит» и банк, и Салия.

Как показывает практика, в таких делах редко обходится без коррумпированных чиновников. Кто знает, может, и тут замешаны «оборотни в погонах»? Уж как-то чересчур следователь Бахин настаивал на аресте Салия, хотя даже прокуратура (что очень нечасто бывает!) выступила против этого. Впрочем, не стоит обвинять простого следователя – вряд ли это его инициатива. А вот его начальников – кто знает?

В свое время в Москве нашумела целая серия дел милиционеров, отбиравших квартиры у одиноких граждан. Что их объединяет – все эти преступления были совершены «правоохранителями», работавшими на Северо-Западе Москвы. И это был не просто отъем квартир – все это сопровождалось и похищениями, и даже убийствами людей. С тех пор поговаривают, что именно на Северо-Западе Москвы свила гнездо банда «черных риэлторов в погонах». А ведь начальник следственной части ГУ МВД по г. Москве Владимир Морозов начинал свою карьеру именно в этом районе Москвы, так что о квартирных делах знает не понаслышке. Неужели он не может разобраться в таком, в общем-то, несложном деле? Или...

Как бы там ни было, вся эта история – еще одно предупреждение банкам. Не давайте кредиты кому попало. Проверяйте заемщиков. Сегодня мошенники уже не бегают от правосудия – они с помощью коррумпированных чиновников переходят к активной наступательной стратегии. И если в данном случае они победят – в подобной ситуации могут оказаться очень многие кредитные учреждения.


Также на «Веке»
0
05.09.2012 12:15

По предварительным данным, во франкоязычной провинции Канады Квебек победу в парламентских выборах одержала сепаратистская Квебекская партия, передает Радио Свобода.

"ИжАвто" попал в доклад 0
06.09.2012 17:46

НИИ проблем коррупции провел исследование ситуации на проблемном предприятии. Все советские автолюбители, особо ценившие марку выпускавшихся в Ижевске автомобилей знали почти апокрифическую историю, связанную с основанием производства их любимого автомобильного бренда.

0
06.09.2012 17:52

Суд Нью-Йорка обсуждает животрепещущий вопрос: является ли стриптиз формой искусства. Адвокат Эндрю Маккаллок обратился в суд с оригинальным предложением взимать с ночного клуба Nite Moves точно такой же налог, как и с концертных залов, которые принимают, к примеру, балетные труппы, сообщает Ридус.ру.