Первоапрельский кластер Сечина

Первоапрельский кластер Сечина
Фото: http://www.kommersant.ru
Глава «Роснефти» Игорь Сечин встретился 1 апреля с Владимиром Путиным. Встреча прошла через несколько дней после ареста бывшего вице-президента «Роснефти» Виктора Ишаева. Утверждают, что большая часть обвинений с Ишаева была снята после звонка Сечина Путину

По-видимому, глава госкомпании был вынужден просить президента России о личной встрече, чтобы «засветиться» на телеэкранах с первым лицом государства, а в качестве повода был придуман новый глобальный проект.

Глава «Роснефти» обещал через 11 лет добывать в Красноярском крае 100 млн тонн нефти в год

Встреча Игоря Сечина с Владимиром Путиным неслучайно прошла после ареста Виктора Ишаева. Он был первым губернатором Хабаровского края, федеральным министром, полпредом президента России в Дальневосточном федеральном округе и членом Совета безопасности РФ. Вернувшись в президентское кресло Путин достаточно быстро лишил его статуса полпреда и министра и Ишаев остался не у дел. «Пригрела» отставного хабаровского политика «Роснефть», которую только-только возглавил Сечин. И Ишаев с 2013 по 2018 год занимал должность советника госкомпании по координации проектов в ДФО в ранге вице-президента и имел у своего шефа очень высокую репутацию.

Но это не остановило сотрудников Следственного комитета России, которые обвинили Ишаева в краже у «Роснефти» 5 млн руб. На эту сумму он, по данным следствия, завысил стоимость аренды хабаровского офиса «Роснефти», которая снимала его у самого Ишаева. Региональные источники уверены, что объем хищений, которую следователи инкриминировали бывшему топ-менеджеру госкомпании в тысячи раз больше (называлась сумма в 11 млрд руб.), но она «усохла» после того, как Сечин в конце марта дозвонился до Путина и заступился за Ишаева.

Превращение Ишаева из расхитителя многомиллиардных сумм в мелкого мошенника показывает, что отныне люди Сечина утратили неприкосновенность. И арест бывшего топ-менеджера госкомпании – это гораздо более серьезный удар по «Роснефти» и Сечину, чем кажется. Неизвестно, кто и как организовал широко разрекламированную встречу Сечина и Путина, но по-видимому, она должна была показать, что Сечин, как и раньше, находится в фаворе у президента.

Глава «Роснефти» рассказал президенту России о том, что компания рассматривает возможность создания некоего «арктического кластера» – мегаструктуры, которая объединит добычу на континентальных месторождениях Красноярского края. Причем, не только тех, лицензии на которые принадлежат госкомпании, но и ее партнеров. Сечин заявил, что этот кластер «в полном объеме будет работать на достижение до 2024 года 80 млн т грузопотока по Северному морскому пути». Глава «Роснефти» сыпал названиями месторождений, расположенных в Красноярском крае, в том числе, на Таймыре и в Туруханском районе. «Арктический кластер может обеспечить добычу нефти уже к 2024 году, с ростом до 100 млн т к 2030 году. Объединенные активы станут центром привлечения стратегических инвесторов. Мы в этом ключе уже работу проводим. Проявлен интерес со стороны крупнейших западных инвесторов и из Юго-Восточной Азии. Что, безусловно, создаст условия для ускоренной мобилизации ресурсов, а также комплексного развития смежных отраслей», – заявил глава «Роснефти». Отметим, что далеко не на всех перечисленных Сечиным месторождениях ведется промышленная добыча и имеются подтвержденные запасы нефти.

В 2015 году Сечин с таким же воодушевлением докладывал Путину об итогах 2014 года, открытии Карской морской нефтегазоносной провинции «с ресурсной базой, сопоставимой с запасами всей Саудовской Аравии» и даже называл его крупнейшим событием года в мировой нефтедобыче. Первое месторождение, которое было открыто в этой провинции Сечин нарек «Победой». Но очень скоро выяснилось, что осваивать это месторождение, да и всю Карскую провинцию фактически некому. Американская ExxonMobil, которая финансировала бурение скважины на «Победе», была вынуждена свернуть работы из-за санкций против России и понесла $1 млрд убытков. С тех пор Сечин не говорил ни о Карской провинции, ни о «Победе».

Теперь же Сечин попросил у Путина поддержать новый кластер. «Для запуска проектов исключительную важность имеет создание привлекательных для инвестиций условий, – сказал он. – Это прежде всего касается налоговых, регуляторных условий, обеспечения гарантированной стабильности этих проектов на весь период их жизнедеятельности. Принимая решение, мы должны быть уверены, что на весь период жизни до 30, а порой и до 50 лет, не будут меняться основные правила игры. И это будет условием привлечения дополнительных инвесторов, особенно внешних инвесторов С учетом наличия альтернативных логистических вариантов, Северный морской путь должен предоставлять экономику для проектов не хуже, чем альтернативные маршруты. В этой связи мы свои предложения формулируем, передаем в правительство, и будем продолжать эту работу».

Какой объем господдержки попросит «Роснефть» пока не известно. Да пока это и неважно. Появление у госкомпании нового громкого проекта и его презентация первому лицу страны должно дать сигнал тем, кто нарушает ее неприкосновенность, что компания ведет активную работу на благо государства и любые посягательства на нее будут идти на вред национальной безопасности. Но будет ли этот проект реализован – покажет время. Возможно, его ждет участь «Победы» и Карской провинции. Конечно, добыча на месторождениях «Роснефти» в Красноярском крае будет идти (например, на Ванкорском), но маловероятно, что компания и ее возможные партнеры смогут достичь объявленных президенту показателей.

Реклама на веке
Как разместить
Закрытие хостелов переносится «Социальный геноцид»: в Госдуме распекли правительство за нищету, инфляцию и болезни и потребовали его смены
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются
Реклама на веке
Как разместить
Реклама на веке
Как разместить