Почему люди бегут из Сибири и с Дальнего Востока

Почему люди бегут из Сибири и с Дальнего Востока
Фото: http://autofaq.info
Сибирский Федеральный округ наряду с Дальневосточным ежегодно теряет огромное количество людей. Причем, преимущественно уезжают граждане в возрасте 15 - 45 лет (кто на учебу, кто для трудоустройства), их доля составляет около 60 - 65% от общего числа выбывших в рамках межрегиональной миграции.

Количество населения Сибири стремительно сокращается

Только за пять первых месяцев этого года убыль составила 30 тыс. человек. Лучше всего с численностью населения дела обстоят в Красноярском крае. Здесь прибавилось 400 человек. Правда, исключительно за счёт мигрантов. Что касается рождаемости, то с ней более или менее хорошо обстоят дела лишь в Тыве, где относительно высокий естественный прирост, однако он компенсируется (не в лучшую сторону) теми, кто стремится уехать из региона.

Алтай стоит на месте, хотя в апреле данные были гораздо более оптимистичные. Здесь за указанный период стало больше лишь на одного человека: 122 родились, а 123 уехали.

Реклама на веке

Более 14 тыс. человек уехали из Томской области в январе-июле 2023 года, прибыло в регион более 10 тыс. граждан. Миграционная убыль составила 3,9 тыс. человек, это худший результат в Сибири как в абсолютных цифрах, так и в расчете на 100 тыс. человек населения.

Активно уезжают из Новосибирской области. Здесь рождаемость не смогла улучшить ситуацию, и регион потерял уехавшими 1 тыс. человек. Численность населения Иркутской области уменьшилась на 4,5 тыс. человек, а Кемеровской области в основном за счёт умерших - на 8,5 тыс. человек.

Почему уезжает молодежь

На первом месте - деньги. Низкие доходы при высоких расходах. Молодой специалист получает зарплату иногда в разы меньше московской. При этом расходы, особенно зимой, существенно выше.

Веская причина для переезда – слабая обеспеченность централизованным водопроводом, центральным горячим водоснабжением и отоплением, а также сетевым природным газом. По данным комплексного наблюдения условий жизни населения за 2020 год, обеспеченность сетевым газом практически отсутствует во всех регионах, за исключением Омской области (55% жилых помещений), Республики Саха (28%), Алтайского края (13%), а также Иркутской и Новосибирской областей (11% жилых помещений).

Молодых очень беспокоит проблема плохой экологии. Не секрет, что в большинстве сибирских городов находятся довольно серьезные производства, которые, мягко говоря, не улучшают экологическую обстановку. Онкологические заболевания, болезни легких и прочее для Сибири почти норма. Как и периодические превышения предельно допустимых норм вредных выбросов.

Еще одна важная причина — неразвитость структуры досуга. Молодежи, доходы которой не так велики, просто некуда пойти. И вроде бы провинция освоена звездами эстрады и театра. Только вот цены на эти концерты кусаются. Для молодой семьи выложить 8 - 10 тыс. на пару билетов на спектакль проблематично.

Что предлагают власти для исправления ситуации

В конце января 2023 года правительство РФ утвердило Стратегию социально-экономического развития Сибирского федерального округа до 2035 года, однако она практически сразу подверглась критике научного сообщества, а предприниматели предложили поправки к ней, которые заняли 200 страниц.

Стратегия замкнута в административных границах регионов и не учитывает существующие реальные экономические связи, заявил директор Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН академик Валерий Крюков.

По его мнению, «дорожная карта» реализации стратегии должна строиться не по кластерному, а по проектному принципу, то есть реалистически описывать осуществление немногих, но крупных интеграционных проектов.

Сибирь должна стать не только центром промышленного развития страны, но и ключевым макрорегионом для увеличения экспорта, необходимо создание Корпорации развития Сибири, отмечали в августе участники Столыпинского клуба.

Основой экономики большинства регионов Сибири являются добыча и экспорт природных ресурсов, тогда как новая экономическая модель требует создания предприятий для глубокой переработки сырья, развития наукоемкой промышленности и широкого внедрения цифровых технологий, считают участники Столыпинского клуба.

Пустеет и Дальний Восток

С 1989 года по 2010 год Россия потеряла 3,5% населения. А Дальний Восток, точнее, ДФО — 20%! Конечно, можно попробовать сослаться на низкую рождаемость. Но не получается. Рождаемость и смертность в ДФО практически такие же, как средние показатели по России. А вот показатели миграции…

По данным соцопроса, проведенного осенью этого года ЦСП «Платформа», треть жителей Дальнего Востока хочет уехать оттуда, а каждый шестой готов сделать это прямо завтра, если подвернется такая возможность.

«На отъезд из макрорегиона ориентированы 33% респондентов. Из них 16% готовы к отъезду в ближайшее время, 17% — в более отдаленной перспективе», — говорится в исследовании.

Еще один не менее показательный факт: на переезд готова не только более мобильная молодежь от 18 до 34 лет, но и старшее поколение. Среди молодых интерес к релокации есть у 36%, среди взрослых — у 33%.

По словам политолога Константина Калачева, людей с Дальнего Востока гонит низкое качество жизни. Инвестиции в регионы есть, но на жизнь конкретного человека они влияют слабо.

Различные программы, включая «Дальневосточный гектар», «Дальневосточную ипотеку», различные направления для учителей, врачей и работников производства и так далее, не помогли.

«Например, Камчатка. Население здесь стареет, климат не самый благоприятный, а должной медицинской помощи получить не могут. Люди, выходя на пенсию, стараются уехать оттуда. Можно назвать проблему цен, на той же Камчатке они запредельные, а доходы не вполне соответствуют уровню цен. Качество жилого фонда, состояние дорог, состояние больниц и так далее не соответствует ожиданиям», - отмечает Калачев.

Другая особенность региона — регулярные посадки чиновников. Что тут причина, а что следствие: активность и влияние силовиков или низкое качество управленцев — сказать трудно. По словам владельца компании DNS Дмитрия Алексеева, такая тенденция тоже тормозит развитие, потому что чиновникам проще ничего не делать, чем постоянно подвергаться риску сесть.

«На ум приходит: «Иных уж нет, а те далече». Бывший губернатор Приморского края Миклушевский в свое время чудом вышел на заслуженную пенсию, а вот вице-губернатор региона по экономике Усольцев познакомился с бытом СИЗО. Как, впрочем, и большинство вице-губернаторов той поры. Мэр Владивостока Пушкарев отсиживает свои 13 лет, как и следующий мэр Гуменюк, который был осужден на 15 лет тюрьмы», - делится мыслями Алексеев.

По мнению Калачева, людей на Дальнем Востоке скорее удержат не супер-стройки и проекты, а внимание властей к простым, даже бытовым аспектам жизни граждан.

«Внимание федерального центра превращается в строительство объектов-витрин, но они не только не решают проблем, но и создают их. Раньше, когда Дальний Восток был предоставлен сам себе, не было гиперопеки, жизнь была даже лучше. Малый и средний бизнес чувствовали себя свободно, проблемы решались на местных ресурсах, процветала приграничная торговля. А сейчас федералы ставят интересы крупных московских компаний выше местного бизнеса. А компании на регион смотрят как на территории освоения, не имея какой-то социальной нагрузки», - считает Калачев.

Об этом же рассказывает житель-дальневосточник: «Я живу в центре Амурской области. Все монополии за последнее время проданы либо отданы московским корпорациям. После чего начато полное выжимание с региона «всех соков», т.е. сокращение штата, зарплат и увеличение тарифов. Естественно, вся сверхприбыль идёт не на развитие отраслей, а в бездонные карманы московских акционеров.

В сёлах стали закрывать школы и клубы (единственное место досуга в деревнях). Такого беспредела не было даже в «лихие 90-е». Было строительство космодрома «Восточный». Многие очень этому обрадовались. Думали о том, сколько местного населения можно привлечь к стройке, сколько предпринимателей могут заработать, какое количество налогов можно будет собрать. Но мечтам не удалось сбыться. На строительство привлекли московские компании, которые привезли с собой рабочих мигрантов из разных дружественных стран».

Что делать?

«Люди перестанут уезжать, когда начнут здесь зарабатывать. Но для этого необходимо изменить саму структуру производства в регионе — Дальний Восток должен перейти к новой экономической модели.

Это не только судостроение, это всё, что связано с обеспечением рыболовства, с освоением минеральных ресурсов океана и энергетикой океана, и многое другое. И уже эти отрасли должны обеспечиваться преференциями, которые записаны в законах о территориях опережающего развития», — говорит экономист и демограф Юрий Авдеев.

Государство никогда не обращало внимания на людей, которые проживают на территории, оно всегда смотрело на бизнес, полагая, что развитый бизнес позаботится о людях. Но это не так, бизнес существует не для этого, уверен политолог Виктор Бурлаков.

«Типичная картина, которую я часто наблюдаю во время Восточного экономического форума или во время разговоров с крупными бизнесменами, выглядит так: вы дали нам преференции, и мы хотим развивать здесь проекты, но нет инфраструктуры. Постройте нам дороги, больницы и так далее.

А это неправильный подход бизнеса. Если хотите здесь зарабатывать, то делитесь — стройте инфраструктуру социальную, транспортную и любую другую, которая пойдет на развитие территории, чтобы людям здесь было удобно. По-другому никак.

Не надо бояться, что это плохо скажется на рентабельности бизнеса, это отразится только на обогащении отдельных людей, да и то не очень заметно. Поверьте, в нынешней ситуации это не так страшно», — считает эксперт.

Современный мир глобален. Уехать можно хоть откуда хоть куда. Было бы желание. И задача власти создать такую ситуацию, когда молодые хотели бы не уехать, а приехать.

Реклама на веке
В страдающей от засухи Калифорнии одобрили использование канализационной воды для питья и приготовления пищи Российские бойцы освободили Марьинку. Сейчас ожесточенные бои идут за Новомихайловку