18+
  1. Почему засорился нефтепровод «Дружба»

Почему засорился нефтепровод «Дружба»

Почему засорился нефтепровод «Дружба»
"Еще едва ли забыто, как полгода назад нефтепровод "Дружба" вдруг засорился. Вышли узлы учёта нефти на словацком и чешском участках, счетчики внезапно стали показывать гораздо большие объемы прокачанной нефти, чем система могла пропустить одномоментно, писали тогда многие издания и, в частности, NEWSru.com.

После того, как работу приборов остановили, выяснилось, что причиной поломки стали попавшие в нефтяной поток презервативы и детские соски. В "Транснефти" предположили, что «вброс резиновых изделий в систему произошел вместе с добавлением в трубу присадок», улучшающих прохождение нефти. Сделано это было якобы не случайно: "К примеру, в Дагестане, когда воруют нефть, то под высоким давлением вкачивают в трубу воду", - пояснил журналистам представитель «Транснефти» Игорь Демин. Таким образом, «инновационную» накрутку нефтяных счётчиков как бы превознесли над распространенным на Кавказе подливом ослиной мочи, и это чуть не взорвало блогосферу.

Но тут грянул другой скандал, который приключился как нельзя кстати и переключил внимание. Оказалось, что "Роснефть" и "Транснефть" согласились сделать Китаю скидку в размере 1,5 доллара с каждого барреля поставляемой нефти, что по мнению экспертов грозит России потерей прибыли в размере около 3 млрд долларов. Разобраться в деталях китайских контрактов "Роснефти" и "Транснефти" пытался их миноритарный акционер и скандальный блогер Алексей Навальный.

И вот совсем недавно просочилась информация о том, что якобы громкие уголовные дела против Навального были инициированы руководством «Транснефти». Вслед за этим влиятельная деловая газета «Ведомости» опубликовала журналистское расследование о карьере президента «Транснефти» Николая Токарева.

FLB: А знает ли Путин чем занимается «друг президента»?

Собственно, это расследование газеты почти целиком сосредоточено вокруг давних отношений двух сотрудников КГБ: Владимира Путина и Николая Токарева. В начале 1980-х Токарева отправили в дрезденскую резидентуру. Позднее туда приехал служить Путин. И Токарев взял младшего товарища под крыло. Информатор газеты – бывший сослуживец Путина-Токарева - вспоминает: «Почти вся резидентура КГБ в Дрездене жила в одном подъезде. Двери не закрывали, постоянно ходили друг к другу в гости. Как-то сидим с Токаревым в компании. Заходит кто-то бледный, тихий и стеснительный. «А это Вова», - говорит Токарев. Кто-то из компании приглашает: «Вова, садись, выпьем…» «Нет, - отвечает за него Токарев. - Вова у нас не пьет».

Начальству Токарев и здесь нравился. «Таких за глаза называли «экскурсоводы», - продолжает собеседник «Ведомостей». - В ГДР приезжали жены разных деятелей ЦК или аппаратчиков КГБ, останавливались на базе советского объединения «Висмут» - там отдельные домики были, все чисто и аккуратно. Токарев мог сводить на экскурсию: сокровища саксонских королей, «Зеленые своды»(коллекция драгоценностей), Дрезденская галерея… Дня на четыре этой экскурсии хватало».

Николай Токарев окончил Карагандинский политехнический институт в далеком 1973-м, через пять лет его определили в Высшую школу КГБ, которая находилась на одной из тихих улочек Москвы – в Большом Кисельном переулке. На двухгодичном восьмом факультете он учился вместе с Сергеем Нарышкиным, нынешним председателем Госдумы.

Кроме Путина, в той же дрезденской резидентуре КГБ СССР служил Сергеей Чемезов, живший в том же доме. В книге Владимира Усольцева (Гортанова) "Сослуживец" Токарев фигурирует как Николай из отделения "Т": «На место Саши, работавшего на Управление "Т" (научно-техническая разведка), прибыл из Лейпцига сбежавший от украинского завхоза-самодура Николай». «Николай, прибывший к нам из Лейпцига, вскоре нас покинул. Его взяли в Берлин, и перед ним нарисовались перспективы крутого подъёма наверх. На его место прибыл еще один Владимир (Брагин) родом из завидного города Сочи" (с.122) «Катенька (дочь Путина) ...стала отчаянно плакать от испуга. Вскоре от её крика забеспокоилась Галина - жена Николая « (Москва, "ЭКСМО", 2004: стр. 59, 122 152).

В 1990 году Владимир Путин вернулся в Ленинградское управление КГБ, а Токарев, по воспоминанию одного из его коллег, остался. Его перевели в Берлин, где он год проработал в инспекторской группе - «следил за обликом сотрудников».

С 1993 года по 1996 год Токарев возглавлял отдел внешних связей в ЗАО "Русско-Германская лизинговая компания" (ЗАО "РГ-Лизинг"), учрежденной Сбербанком России и швейцарской финансовой компанией «Юраско Цюрих АГ» (в 2009 г. компания переименована в "Сбербанк-Лизинг").

А в 1996 году пути Токарева и Путина опять пересеклись, но роли поменялись: теперь уже Путин, ставший к тому моменту заместителем управделами президента, шефствовал над Токаревым. Три года он был заместителем гендиректора "Госзагрансобственности", которая управляла госсобственностью за рубежом и находилась в составе Управления делами президента России (руководитель Павел Бородин, его заместитель Владимир Путин, начальник отдела внешних экономических связей Сергей Чемезов).

«Мы с Владимиром Владимировичем работали в управлении делами президента, - вспоминал Токарев в интервью «Ведомостям». - Он был непосредственным куратором направления внешнеэкономической деятельности, где я занимался вопросами собственности. Достаточно много приходилось работать. Да и по жизни потом приходилось вместе заниматься разными темами».

В 1999 году Токарев был назначен руководителем службы безопасности "Транснефти", а сентябре 1999 года стал вице-президентом ОАО "Транснефть"; курировал внешнеэкономический блок, зарубежные проекты и информационно-аналитическую работу компании. В 2000 году считался одним из претендентов на пост главы "Газпрома".

FLB: «Нефть в обман на продовольствие»

В сентябре 2000 года Токарев был назначен генеральным директором "Зарубежнефти". «Зарубежнефть» была создана ещё в СССР, работала в дружественных странах - Сирии, Иране, Ливии, Анголе, на Кубе и др., но к 2000 году оставался действующим только вьетнамский проект, приносивший около $500 млн в год. Это было совместное предприятие «Зарубежнефти» и вьетнамской государственной Petrovietnam - «Вьетсовпетро», разрабатывавшее нефтегазовые месторождения на вьетнамском шельфе.

В 2001 году у «Зарубежнефти» появился совместный проект с «Итерой» Игоря Макарова - разведка нефти в Туркмении. Тогда у Макарова возникли проблемы в отношениях с новым руководством «Газпрома», которых назначил уже ставший президентом страны Путин. И по совпадению почти одновременно возник совместный проект с «Зарубежнефтью», а зять Токарева - Андрей Болотов - стал работать в «Итере».

В конце 2002-го Следственный комитет МВД начал расследование дела о мошенничестве в крупных размерах по поводу продажи прежним руководством фирмы принадлежавшего ей 10-процентного пакета акций "Севернефти" стоимостью в 5 миллионов долларов за 400 тысяч долларов. Акции купил ООО "Геркулус" (Вадим Теремец, финансовый директор "Севернефти"), за которым, как подозревали, стояли гендиректор "Севернефти" Александр Самусев и председатель совета директоров "Севернефти" Андрей Вавилов.

В 2004 году был опубликован ооновский отчёт Тома Волкера о злоупотреблениях в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие». Согласно этому отчёту, некоторые участники программы превышали выделенные им квоты, перепродавали нефть, а с прибыли недоплачивали налоги. В числе нарушителей упомянуты компании Gunvor International и Gunvor Energy (контролируемые Геннадием Тимченко), которые скупили около 3 млн тонн иракской нефти на сумму $500 млн у «Зарубежнефти». Прибыль с перепродажи барреля иракской нефти доходила до $5, то есть 3 млн тонн нефти могли принести порядка $125 млн - этими доходами нефтетрейдеры, как полагали составители отчёта, потом делились с «Зарубежнефтью».

Из доклада комиссии Волкера:

«Высокопоставленные российские чиновники, даже бывшие, на встречу не идут. Основные российские компании, которые имели контракты с иракской нефтеторговой организацией на покупку нефти, это: "Зарубежнефть" (более 168,4 млн баррелей), "Альфа-Эко" (более 106,1 млн баррелей), "Машиноимпорт" (более 86,9 млн баррелей), "Совет торгово-экономического сотрудничества со странами Ближнего Востока и Северной Африки" (примерно 71,9 млн баррелей). "Российские чиновники, опрошенные комиссией, подтвердили, что Министерство энергетики обозначало нефтяные компании для контрактов в рамках программы, но отрицали участие министерства в распределении выделенной нефти между компаниями.

Когда же им показали копию таблицы (документ "Распределение объемов иракской нефти, выделяемых российским компаниям для закупки на шестом этапе программы "Нефть в обмен на продовольствие", подписан министром топлива и энергетики РФ Калюжным В. И. 25 мая 1999 г., первой строкой идет "Зарубежнефть" с квотой 30 000 000 баррелей, выделенной комиссией Минтопэнерго), российские чиновники заявили, что "это сугубо внутренняя процедура взаимодействия, которая ничего общего не имеет с режимом санкционирования».

В шестисотстраничном итоговом докладе Волкера «Новую газету», разумеется, больше всего интересовали российские компании. Отмечено, что они получили почти 30 процентов всей нефти, выделенной Ираком, и заключили контрактов на 19,3 млрд долларов. Однако значительная часть нефти по контрактам с российскими структурами досталась кому угодно, в том числе компаниям из США. То есть россияне, получив доступ к программе ООН, в дальнейшем нередко действовали как посредники. Кроме того, множество аккредитивов (своего рода письма из банка покупателя в банк продавца, гарантирующие деньги после получения товара) в рамках программы были профинансированы компаниями, не входящими в число допущенных к контрактам. Они стояли за спиной поименно названных компаний - партнёров Ирака, а потому уже совершенно не контролировались ООН.

С некоторым трудом комиссии Волкера удалось выявить список основных плательщиков за нефть (по идее это и были настоящие её приобретатели, они перечислены в четвертой таблице отчета, см. сайт комиссии). С трудом, потому что эти фирмы не фигурировали в иракских документах или данных ООН, стараясь не бросаться в глаза.

В этих списках, где приводятся также номера, объемы и стоимость контрактов, мы обнаружили с виду ничем не примечательные офшорные структуры GUNVOR INTERNA-TIONAL LTD и GUNVOR ENERGY LTD. Как сказано, они имели отношение к контрактам российской "Зарубежнефти" на 24 млн 980 тыс. 791 баррель - это приблизительно 3 млн тонн на сумму около полумиллиарда долларов (к слову, на иракской нефти можно было заработать до $5 за баррель). Источником комиссии в данном вопросе послужил государственный секретариат экономических дел Швейцарии. В Швейцарии мы и принялись искать следы этой истории.

Группа GUNVOR - это фирмы, торгующие нефтью, зарегистрированные в офшорах и хорошо представленные в Женеве. GUNVOR SERVICES SA и филиал кипрской GUNVOR INTERNATIONAL сидят в одном и том же доме 63 на Ру дю Рон и имеют один телефон на двоих. В руководстве - только управляющие адвокаты, за которыми стоят реальные хозяева, чей покой и желание оставаться инкогнито тщательно соблюдают. К этому можно добавить, что первая фирма успела выпустить всего 100 акций номиналом в тысячу швейцарских франков, вторая - 40 млн акций номиналом всего в 1 доллар. В России не раз сообщалось, что GUNVOR активно сотрудничала с государственными "Зарубежнефтью", "Газпромом" и "Роснефтью" (в частности, с ее "дочкой" "Пурнефтегаз"). Покупала нефть этих компаний и продавала ее за рубежом. Особо примечательно, что после того как "Юганскнефтегаз" отобрали у "ЮКОСа" и отдали "Роснефти", именно группа GUNVOR в 2005 году получила его нефтяной поток. Феноменальный успех группы, которая стала трейдером основных российских государственных компаний, объясняли тем, что за ней как будто бы стоит Геннадий Тимченко - давний знакомый Владимира Путина еще по Санкт-Петербургу.

FLB: Сел на трубу

В какой-то момент Николаю Токареву стало в «Зарубежнефти» тесно: компания «некрупная, добычу на внутреннем рынке не ведёт», её «кто-то постоянно хотел прибрать к рукам» из-за возможности «легально выводить деньги за рубеж», рассказывал он в интервью «Ведомостям». А главное — «если президент поручает, долго чесать затылок нельзя», - так Токарев откомментировал своё назначение руководителем «Транснефти», которое состоялось в октябре 2007 года.

Прежний глава «Транснефти» Семен Вайншток не устраивал крупного нефтетрейдера Геннадия Тимченко, контролирующего группу «Гунвор» (Gunvor), которая плодотворно сотрудничает с «Газпромом», «Зарубежнефтью», «Роснефтью» и «Сургутнефтегазом». Тимченко нашел поддержку наверху, считают, что к процессу подключился тогдашний замглавы администрации президента Игорь Сечин, и проверяющие органы стали интересоваться Вайнштоком и деятельностью его людей в компании. В мае 2009-го "Ведомости" опубликовали статью, посвященную расходам "Транснефти" на благотворительность. В частности, в 2007 году «дочка» «Транснефти» - «Сибнефтепровод» отправил на благотворительность свыше 1,5 млрд руб. Большую часть средств получили фонды «Содействие» (644 млн руб.) и «Кремль-9» (422 млн руб.)

С июня 2009 года Токарев входил в состав совета директоров «Роснефти» (председатель совета директоров - Игорь Сечин). В августе 2009 г. «Транснефть» приобрела у Геннадия Тимченко (Gunvor) ООО «Усть-Лужский бункеровочный комплекс» (УЛБК). В ноябре 2010 года миноритарный акционер "Транснефти" и скандальный блогер Алексей Навальный опубликовал материалы, которые, по его мнению, свидетельствовали о растратах компании при строительстве нефтепровода ВСТО, оцененные им в 10 миллиардов долларов. Навальный потребовал предоставить ему копии протоколов заседаний совета директоров компании; обоснованность требований Навального была подтверждена судом. В интервью газете "Известия" в мае 2011 года Токарев заявлял: "Мы ничего проходимцам не передаем и передавать не собираемся".

Первый громкий скандал разгорелся вокруг подрядчиков на строительстве нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий океан (ВСТО), его оператор- - «Транснефть». «Транснефть» провела внутреннюю проверку по ВСТО и отправила её в Счетную палату. Потом этот отчёт опубликовал Алексей Навальный, из документа следовало, что на стройку перерасходовали около $2 млрд. Вайншток называет эту проверку «горячечным бредом». «Проверка эта проводилась без меня, пригласил проверку Токарев, и это была такая проверка, чтобы найти что-то, - считает Вайншток. - Весь этот его так называемый акт был чрезвычайно тщательно проверен моими недоброжелателями и в МВД, и в прокуратуре, и в Следственном комитете <…> Заинтересованных сторон, с учетом того, откуда пришел новый руководитель «Транснефти», было более чем достаточно».

Точку в этом вопросе поставил Владимир Путин: «Уверяю вас, если бы там было что-то уголовно наказуемое, там бы уже люди сидели за решеткой». И действительно, Счётная палата существенных нарушений в итоге не обнаружила. «У Путина, судя по всему, претензий к Вайнштоку нет - Вайншток ушёл правильно, уладив все вопросы, - рассуждает бывший сотрудник спецслужб. - У нас ждали отмашки, потому что материалов было собрано много, но отмашку не дали».

FLB: Семейное дело

Деловые интересы родственников Николая Токарева весьма разнообразны. Его зять Андрей Болотов, как указывалось выше, в конце девяностых работал в «Русско-германской лизинговой компании» (предоставляла оборудование в лизинг российским предприятиям, основным акционером являлся Сбербанк), а начиная с 2000-го – в «Дойче Лизинг Восток». В 2000 году «Ингосстрах» вызвал большое удивление на рынке, подписав с «Дойче Лизинг Восток» договор страхования имущества в 50 миллионов долларов, даже не взглянув, как считают эксперты, на само имущество.

После того как Токарев стал гендиректором «Зарубежнефти», Болотов в 2001 году некоторое время работал в госкомпании. В том же году он стал сотрудником «ИТЕРА Холдинг», а в 2002-м – ещё и «Газхиминвеста» (принадлежит «ИТЕРЕ»), а также совместного предприятия «Зарит» по добыче нефти и газа на туркменском шельфе Каспия. «Зарит» создан в 2002-м «Зарубежнефтью», «Роснефтью» и «ИТЕРОЙ». В 2003 году, помимо «Зарита», Андрей Болотов имел отношение к «Компании ИТЕРА Газнефтехим», а с 2005-го работает во Внешторгбанке. В настоящее время тридцатичетырехлетний Болотов возглавляет первое управление ВТБ по работе с крупными клиентами.

В «ИТЕРЕ» неофициально подтвердили, что Болотов работал в группе с 2001 по 2004 год, однако сообщили, что прямых коммерческих отношений с «Транснефтью» и «Зарубежнефтью» у группы не было, и присутствие Болотова не влияло на бизнес.

Если Андрей Болотов был связан с «ИТЕРОЙ», то его сестра Ольга — с «ЛУКОЙЛ Оверсиз Сервис Лтд.». Не совсем чужд «ЛУКОЙЛу» был и Николай Токарев. На 2005 год он, как полагают эксперты, получал доход от аффилированной «ЛУКОЙЛу» — «Российской инновационной топливно-энергетической компании» (РИТЭК).

Дочь Николая Токарева Майя Болотова, врач по специальности, к 2004 году имела отношение к малоизвестным компаниям («Промсвязьавто», «Стройвип» и «Индустрия импорт»), которые относят к Промсвязьбанку, подконтрольному братьям Алексею и Дмитрию Ананьевым. Фирма «Стройвип», с тем же адресом, что и у банка, в 2002-м стала одним из акционеров крупнейшего издательско-полиграфического комплекса «Пресса-1» (бывшая «Правда»). К 2005 году Болотова получала доход от «Каприз-Стелл». В тот период компания входила в группу акционеров (управляющая компания «Промсвязь», «Промсвязьинвест», «Доходная инвестиционная компания»), владеющих 2,28 процента акций крупнейшего оператора российской стационарной связи ОАО «ЦентрТелеком».

По данным на 2010 года, дочь Токарева числится владельцем 24% компании «Фармэко», которой принадлежит компания «Ирвин-2» – крупный поставщик лекарств для государственных нужд. В 2008–2012 гг. «Ирвин-2» заключила госконтракты на поставку лекарств по программе «7 нозологий» (по ней закупаются самые дорогие лекарства) на 14,4 млрд руб., посчитал «Фармацевтический вестник», основываясь на данных портала госзакупок и площадки «Сбербанк-АСТ». Единый реестр госконтрактов показывает, что с 2007 г. с «Ирвин-2» были заключены контракты на 13,1 млрд руб. Выручка компании в 2011 г. была 10,77 млрд руб., а чистая прибыль – 430 млн руб. «Фармэко» также владеет долями в компаниях «Эмвико» (50%) и «Научно-производственный комплекс «Наносистемы» (30%), у которых тоже есть госконтракты.

По совпадению к компании «Промсвязьавто» одновременно с Майей Болотовой имели отношение один из крупнейших подмосковных землевладельцев Илья Дыскин, имя которого не раз упоминалось в связи с земельными конфликтами, а также Владимир Лебедев – брат сенатора Леонида Лебедева – одного из основателей многопрофильной группы «Синтез», специализирующейся на проектах в нефтяном и энергетическом комплексах («Негуснефть», «Синтез Петролеум», «Синтезнефтегаз», «Арктикшельфнефтегаз»). Партнёром Лебедева был предприниматель Александр Жуков, который живет в Великобритании и контролирует офшорный фонд «Гленгари» (Glengary Overseas Limited). Фонд владеет 25,88 процента акциями британской нефтегазовой компании JKX Oil&Gas, развивающей проекты в Украине, США, Грузии, Италии, Болгарии и Турции. Одним из совладельцев компании является украинский предприниматель Дмитрий Фирташ, контролирующий вместе с Иваном Фурсиным половину «Росукрэнерго».

Средства, используемые преступниками для отслеживания деятельности подразделений службы безопасности «Транснефти» и осуществления контрнаблюдения. Фото с сайта Transneft.ru.

Сергей Мельник, cпециально для Агентства федеральных расследований FLB.ru

Почему засорился нефтепровод «Дружба»

Последние новости