Российское кинопроизводство: шлак на государственные деньги

Российское кинопроизводство: шлак на государственные деньги
Фото: https://www.cbs-msk.ru/
Голливуд не задаёт вопросов российским киноделам, но они с упорством, заслуживающим лучшего применения, продолжают снимать «шедевры», каждый раз провозглашаемые «ответом Голливуду». И, что самое печальное, все эти «радости» оплачивают налогоплательщики.

Никто из них – не Джордж Лукас

В России практически нет другого крупного инвестора в кино, кроме государства в лице Фонда кино. Ежегодно он выделяет сотни миллионов рублей на кинокартины, которые неизменно проваливаются в прокате. Например, за 2019 год из 68 картин, снятых на бюджетные средства, окупились 11. Более того, Фонд кино становится непреодолимым препятствием для молодых, начинающих кинематографистов – ведомство не выделяет денег, если за проектом не стоит крупная кинокомпания, поясняет режиссёр Арсений Гончуков. Самого Арсения называют «российским Роджером Корманом» за его умение снимать отличное кино в условиях ограниченного, мягко говоря, бюджета. Именно Гончуков снял первый российский интернет-сериал «Район тьмы».

Очередной ежегодный питчинг в Фонде кино прошёл в мае. Примерно половина фильмов, представленных на государственное финансирование, – от студии «Тритэ» Никиты Михалкова и явно доминируют фильмы-катастрофы типа «Кракена» про бой советских подводников с неведомым морским чудовищем или же примыкающие к ним постапокалиптические картины как «Метро-2033», экранизация одноимённого произведения Дмитрия Глуховского. Каждая победившая в питчинге картина требует вложений 200 – 550 млн. рублей.

Реклама на веке
Как разместить

Член экспертного совета Фонда кино Константин Эрнст высказал недоумение по поводу того, что продюсеры и режиссёры столь массово предлагают катастрофические сюжеты, хотя спрос на такие фильмы серьёзно упал во время пандемии. Зритель хочет более светлых и позитивных эмоций, но киноделы игнорируют изменившуюся структуру спроса. Есть от чего вздрогнуть тем, кто ещё помнит телесериал «Гостья из будущего»: российские киношники получили деньги на экранизацию произведений Кира Булычёва про Алису Селезнёву. Результат слегка предсказуем ещё до начала съёмок.

Ответ здесь один – зритель никому не интересен, а зарабатывают киноделы на другом, уже на стадии кинопроизводства.

Впрочем, масштабы финансирования меркнут перед двумя миллиардами рублей, необходимыми для полёта на МКС актрисы Юлии Пересильд и режиссёра Клима Шипенко для съёмок фильма «Вызов». По странному совпадению, одним из продюсеров выступает как раз Константин Эрнст, вторая сторона – «Роскосмос». Киноделы страшно гордятся, что в России снимут первый фильм прямо на орбите, не поясняя, зачем это вообще нужно.

К слову, «Гравитация» с Сандрой Буллок снималась в павильонах и с применением компьютерной графики, что не помешало фильму стать лучшим в плане показа космоса и только в США собрать свыше $274 млн. и чуть-чуть не дотянуть до полумиллиарда по всему миру при бюджете в $100 млн.

Космонавт Михаил Корниенко раскритиковал будущий полёт актрисы и режиссёра. С резкой критикой проекта выступил исполнительный директор «Роскосмоса» по пилотируемым космическим программам Сергей Крикалёв - советский и российский космонавт, Герой Советского Союза и Герой Российской Федерации, налетавший на орбите в общей сложности 800 суток и совершивший 8 выходов в открытый космос. Через два дня после его выступления на наблюдательном совете «Роскосмоса», где он раскритиковал съёмки «Вызова» на орбите, Крикалёва тотчас же отправили на пенсию.

До индустрии ещё далеко

Несмотря на огромные деньги, крутящиеся в кинопроизводстве, российское кино – пока не индустрия. По мнению кинорежиссёра и художественного руководителя театра «Модерн» Юрия Грымова, чтобы иметь право называться индустрией, российское кино должно производить около 200 кинокартин ежегодно, сейчас «выхлоп» составляет 70-80 фильмов в год.

Отсутствие индустрии можно объяснить тем, что нет инвесторов. Но справедливо и обратное утверждение: нет индустрии, откуда взяться инвесторам? В России в принципе отсутствует возможность привлечения ликвидности с рынка.

«Ничего неизвестно об инвестиционных фондах, вкладывающихся в отечественное кино. Дело в том, что российское кинопроизводство устроено несколько иначе, чем, скажем, американское или европейское. Там на бирже активно торгуются акции таких компаний, как Walt Disney или Warner Brothers. Соответственно там можно и сформировать инвестиционный портфель из акций компаний, имеющих отношение к киноиндустрии, и сам инвестиционный фонд. У нас же не торгуются не только акции кинокомпаний, но даже и компаний, имеющих хотя бы какое-то косвенное к ним отношение. Теоретически можно притянуть за уши строительные компании, транспортников, химические корпорации (все же киноплёнку из чего-то надо делать). Но это именно за уши. Влияние кинопроизводства на финансовые показатели таких корпораций настолько опосредованно, что может быть отнесено к ничтожно малым. Спасением могли бы послужить акции кинотеатров или корпораций, занимающихся кинопрокатом. Но и таковых на отечественном рынке акций нет. А если что-то и появится, то это будут бумаги со столь невысокой ликвидностью, что формировать из них инвестиционный портфель – это уже занятие для любителей ходить над пропастью по колючей проволоке», – пояснил Алексей Коренев, аналитик ГК «ФИНАМ».

Правда, в рамках проекта «Кино России» предусмотрен рибейт, то есть возврат киногруппам из региональных бюджетов средств, потраченных в субъекте РФ на киносъёмки, но это уже про потраченные деньги, а их ещё нужно найти.

Нет никаких налоговых льгот и преференций, которые позволили, например, Новой Зеландии привлечь Питера Джексона и заработать на обслуживании съёмок трилогии «Властелин колец» около $300 млн. (заработок продолжается на туристах, желающих увидеть места, где создавалась легендарная киносага, включая домик Бильбо Бэггинса). На налоговых преференциях в Германии взошла звезда Уве Болла, при всей спорности и противоречивости его кинопродукции. Внутри США штаты соревнуются друг с другом в налоговых льготах для киношников, но частенько все вместе проигрывают соседней Канаде.

Единственный российский частный фонд, инвестирующий в кино, – это Фонд поддержки кино «Кинопрайм», учреждённый в 2019 году Романом Абрамовичем. Фонд готов вкладывать в каждый проект не более $2 млн., что, впрочем, неплохие средства по российским меркам. В сентябре прошлого года «Прайм» отчитался об итогах деятельности: из 300 заявок принято 27, проинвестировано 1,5 млрд. рублей (это вдвое ниже планировавшихся вложений); треть картин, получивших финансирование, – дебютные.

В число экспертов фонда «Прайм» входят режиссёры Павел Чухрай, Алексей Федорченко и Алексей Попогребский, сценарист Алексей Казаков, кинокритики Антон Долин, Лариса Малюкова, Стас Тыркин, журналист Иван Кудрявцев, продюсеры Александр Роднянский и Сергей Сельянов.

Недавно прошёл российский прокат отечественной супергероики «Майор Гром: Чумной доктор». Фильм шикарно снят, основой стали отечественные комиксы про майора Грома от студии Bubble Comics. Фильм стал расширением Вселенной и заработал 316 млн. рублей в прокате, да ещё его купил Netflix, по разным данным, за сумму от $1,5 млн. до $2 млн. Всё это – проект Артёма Габрелянова, сына известного медиаменеджера Арама Габрелянова, который и дал денег сыну на начальном этапе.

Габрелянов-младший собирается снимать продолжение приключений неординарного сотрудника санкт-петербургской полиции. И описанное выше – первая в России попытка создать супергеройский универсум из комиксов и кинофильмов. Вероятно, попытка окажется успешной.

Реклама на веке
Как разместить
Великобритания не разрешит гражданам работать из дома после окончания пандемии Где заказать букет и продукты с доставкой
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются