18+
  1. Счет на триллионы. Три года санкций

Счет на триллионы. Три года санкций

Счет на триллионы. Три года санкций
Прошло три года с того момента, как Россия оказалась в состоянии изоляции. Западные санкции выявили многие проблемы российской экономической и социальной системы, которые могут быть преодолены, а могут, наоборот, окончательно похоронить нынешний национальный проект.

Вот уже четвертый год отечественная экономика работает в условиях западных санкций – счет экономических потерь пошел на триллионы рублей. Как полагают некоторые экономисты, каждый новый год изоляции обходится России потерей около 900 млрд. рублей – за три года ограничения доступа российских компаний к внешнему рынку капитала ВВП РФ лишился около 2,5 трлн. рублей. По подсчетам специалистов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), только за 2014-2015 годы кумулятивные потери в темпах роста российского ВВП составили 1,2 процентных пункта (п.п).

Глубину падения на сей раз нельзя объяснить одним лишь снижением цен на нефть – именно из-за введения секторальных санкций многие российские компании потеряли возможность кредитоваться за рубежом. И ликование Центробанка по поводу сокращения внешнего корпоративного долга РФ, включая банковский (по оценкам ЦБ, на 1 января 2017 года он составил около $470 млрд. – это почти на 30% меньше, чем было в начале 2014-го), по мнению некоторых экспертов, наигранное: во многом это связано с геополитическим обострением.

Впрочем, представители российского правительства уверены, что экономическое ненастье сыграло роль вакцины, в результате чего страна получила иммунитет к любым западным санкциям. «Экономика России продемонстрировала, что, несмотря на санкции, она адаптировалась, что она ищет свою оптимальную лучшую структуру, не зависимую в такой степени от нефти и газа», - отмечал первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Итоги 2016 года показали, что экономика России адаптировалась к дешевой нефти и санкциям», - вторил ему глава Минэкономразвития Максим Орешкин.

«По моим оценкам, с точки зрения выпадающих годовых темпов роста ВВП санкции стран Запада и российские ответные контрсанкции обусловили потерю около 1%, - говорит финансовый аналитик Группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин. - Если перевести это в доллары США, то потери составляют около $80-120 млрд. При этом потери могли бы быть в 2-2,5 раза большими, если бы ЦБ РФ не перешел к политике плавающего курсообразования. Именно плавающий курс рубля принял на себя основной негатив, связанный с внешними шоками, в том числе санкциями и снижением цен на нефть, что привело к ослаблению нацвалюты. Учитывая приверженность ЦБ к плавающему курсообразованию и постепенную адаптацию экономики РФ к новым условиям (импортозамещение, экспансия на рынки капитала Азии и т. п.), влияние санкций на российскую экономику будет ослабевать. Уже по итогам 2017 года эффект вряд ли превысит 0,3-0,5 п.п. ВВП».

«Вопреки широко распространенному мнению, санкции не оказали значимого влияния на спад российской экономики, - согласен и советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» Сергей Хестанов. - Персональные санкции ограничили отдых за рубежом для примерно 200 российских чиновников. Это очень грустно для конкретных людей, но совершенно нейтрально для экономики РФ. Да, финансовые санкции лишили российский бизнес доступа к западному рынку капитала. Но в российской финансовой системе - профицит ликвидности, ставки снижаются, и особой потребности в капитале российская экономика не испытывает. Так что и здесь ущерб невелик. Некоторый ущерб россияне понесли от контрсанкций, но его эффект почувствовали, в основном, немногочисленные представители среднего класса. А вот падение цен на нефть и, как следствие, сокращение налоговых поступлений от экспорта вызвало чувствительную девальвацию (и падение реальных доходов граждан), но тут уж санкции ни при чем».

«Падение мировых цен на нефть, начавшееся в июле 2014 года, - это тоже некий вид «санкций» или нет? Я полагаю, что это не простое совпадение, - говорит аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - В свое время обвал котировок нефти сильно способствовал краху СССР. Вполне возможно, что в 2014 году произошло нечто очень похожее. Сланцевая революция в США совпала с антироссийскими санкциями, а падение мировых цен на нефть многократно усилило их эффект. В итоге ВВП РФ в прошлом году по сравнению с 2013 годом сократился на 2,3% или почти на 1,5 трлн. рублей в постоянных ценах. Я полагаю, что это не так много. Фактически санкции вместе с почти двукратным падением мировых цен на нефть не только не привели к коллапсу российской экономики, но даже к заметному шоку. Например, реальные располагаемые доходы населения за три года сократились на 2,7%. Конечно, это негативный показатель. Однако его влияние было ослаблено низким уровнем безработицы. Она оказалась одинаковой и в 2013, и в 2016 годах и составила 5,5%. Похожие тенденции наблюдаются почти во всех аспектах российской экономики, которая пока находится, скорее, в стагнации. Сложно сказать, будет ли дальше обвал или, наоборот, постепенное восстановление и даже развитие. Если же из совокупного влияния западных санкций исключить падение цен на нефть, то их влияние на российскую экономику становится совсем слабым».

«Санкции добавили 10-15% к величине падения экономики - то есть оказали несущественное влияние, - считает аналитик ФГ «Калита-финанс» Дмитрий Голубовский. - Также они остановили рост внешнего долга, что хорошо, но резко затормозили прямые инвестиции, что плохо. Долгосрочный эффект - негативный. Конечно, главным образом из-за торможения прямых инвестиций. Технологические ограничения тоже ничего хорошего не дали, разумеется. Импортозамещения в технологиях я не вижу. Кроме того, санкции перекрыли займы госбанкам. А они вносили основной вклад в рост совокупного внешнего долга. Что до прогнозов, я считаю, что финансовые санкции скоро смягчат. В их продлении смысла нет, они вреда больше не наносят. Но до конца их не отменят. И технологические оставят, чтобы тормозить инвестиции в развитие. А ограничение на долговое финансирование для банков, наверное, снимут. Зачем упускать возможность на них заработать?»

Проблемы российской экономики во многом связаны совсем не с западными санкциями. «Главные причины торможения экономики кроются, прежде всего, в наших внутренних проблемах», – признал президент РФ Владимир Путин во время Послания Федеральному собранию в конце 2016 года. И многие наблюдатели согласны с главой государства: не так страшны санкции, как их малюют – по отечественной экономике во многом бьет ее собственная модель.

«Санкции, безусловно, негативно отразились на российской экономике, но более всего их значение состоит в том, что российские элиты оказались перед необходимостью коренным образом менять парадигму развития страны, - считает независимый экономист Дмитрий Адамидов. – И, надо сказать, это дается с большим трудом, ибо наши элиты ничего такого не планировали и оказались просто к этому не готовы. Фактически, в долгосрочной перспективе - это главный результат санкций. Процесс реформирования системы управления идет очень трудно, но, по крайней мере, теперь никто не делает вид, что все у нас хорошо и не о чем беспокоиться».

«Это развилки. Если будет продолжаться сегодняшняя экономическая политика, то все будет по-прежнему, - делает прогноз на ближайшие три года доктор экономических наук, член совета Национальной фондовой ассоциации Яков Миркин. - Такая экономика может долгое время существовать, но если вдруг случится малейший внешний шок… Знаете, как больной, которого плохо лечили, он вроде бы все-таки поднялся на ноги по принципу «больной исцелился сам», пытается сам ходить по больничному коридору, но если вдруг споткнется – он немедленно скользнет в кризис».

По мнению эксперта, необходимы иные решения, которые связаны со стимулированием роста и с освобождением экономики. «Коротко говоря, это связано с экономической либерализацией. Доступность кредита, снижение процента, повышение нормы инвестиций и выход инвестиций в регионы, умеренно ослабленный рубль, резкое сокращение административной нагрузки и, конечно же, разгосударствление. Потому что госсектор в 60-70% ВВП – это очень тяжелый случай. Приватизация, снижение налоговой нагрузки - это очень сильные налоговые стимулы к росту, модернизации и подчинению экономической политики интересам населения, а также среднего и малого бизнеса. Вот это те точки роста, которыми должна прирастать экономика.

Конечно, можно напрягать мышцы и создавать искусственный рост на отдельных островках, но невозможно это делать долго. Настоящая экономика, модернизированная, со стабильным ростом – это экономика свободного дыхания. Как это сделать осторожно, сбалансированно, не допуская шоков - весь инструментарий макроэкономической инженерии хорошо известен. Множество таких инструментов уже формально существует, имеет законодательную базу в российской практике. И хотя все это мечты, но в истории случаются неожиданные повороты», - заключает Миркин.

В сложившихся условиях российская экономика, как ожидают власти, начнет расти уже в нынешнем году. Но она все равно продолжит отставать от потенциально возможного уровня, отмечают российские экономисты. И главная беда заключена не вовне, а внутри…

Последние новости