Тушить нельзя наблюдать

Тушить нельзя наблюдать
Фото: http://ria.ru
Лесные пожары, бушующие в Сибири, стали предметом ожесточенной общественной дискуссии. Не исключено, что по итогам нынешнего летнего сезона в лесное законодательство РФ будут внесены поправки, касающиеся порядка их тушения.

Как писал ранее «Век», огненная стихия бушует в регионах уже несколько недель. Самая серьезная ситуация сложилась в Иркутской области, а также в Красноярском крае, где сгорело уже около 1 млн. гектаров. Огонь забирается на север в самую глушь: сначала горели Богучанский и Мотыгинский районы, сейчас же эпицентр сместился в Эвенкию. Власти привычно рапортуют о количестве человек и единиц техники, которые заняты борьбой с огнем, а также о том, что угрозы населенным пунктам нет и что ситуация находится под контролем.

Однако простые граждане, которые вынуждены жить под плотным покровом дыма, не согласны с последним утверждением и склонны считать, что, скорее, разгул стихии никто не контролирует. Многие в это лето начали вникать в тему и открыли для себя интересное понятие «зона контроля». Это труднодоступная удаленная тайга, где власти имеют право ничего не тушить, поскольку затраты на работы будут дороже сгоревшей древесины. Да и огонь там не угрожает городам и селам. «В зоне контроля пожары по определению не тушатся. Они там возникают регулярно из-за грозовой активности. Это было 100, 200, 300 и 500 лет назад. Это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно», - считает губернатор Красноярского края Александр Усс.

Впрочем, с такой точкой зрения согласиться трудно. Во-первых, что такое удушливый дым, который висит, например, над Красноярском последние две недели, как не угроза здоровью граждан? Во-вторых, как можно подходить с экономической точки зрения к тому, что гибнут наши «зеленые легкие»? Не говоря уже про урон фауне, который вообще никаким подсчетам не поддается. А про него чиновники даже не вспоминают.

Реклама на веке

Между тем, в советское время, когда экономическая целесообразность не была основным фактором принятия решений, такой проблемы не было. Масштабные лесные пожары в Сибири и на Дальнем Востоке начались уже как раз в новейшее время. «Власти регионов приняли решение не тушить пожары, которые находятся в так называемых зонах контроля, а на них приходится более 90% горящих площадей. Смог от лесных пожаров накрыл огромную территорию Сибири и Дальнего Востока, задымление достигло Урала, а сейчас местная пресса уже пишет о том, что запах гари ощущается за Уралом, например в Татарстане.

Красноярск, Новосибирск, Омск, Томск и Челябинск затянуты едким смогом. Людям нечем дышать, дым угрожает их здоровью и жизни. Тем не менее, местные власти часто уверяют людей, что дымка безвредна, и не принимают никаких мер, чтобы помочь жителям», - заявили в российском Гринпис.

Кстати, накануне глава комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земле Николай Николаев заявил, что понятие «зона контроля» стоит пересмотреть, поскольку регионы явно злоупотребляют своим правом решать, надо или не надо тушить. «Вопрос будем поднимать осенью, надо пересматривать эти документы», – заявил парламентарий.

Еще один важный момент, про который вспомнили в связи с пожарами, - степень вины человека. Одними сухими грозами масштабы ЧС не объяснить. Очевидно, что имеют место целенаправленные поджоги.

Буквально на этой неделе прокуратура сообщила о вопиющем случае в Абанском районе Красноярского края. Там под уголовное преследование попал главный лесничий, представивший документы, по которым в районе 130 га леса несколько лет назад пострадали в пожаре. И теперь их нужно вырубить в санитарных целях: чтобы не стояли, засыхая и давая прибежище насекомым-вредителям. Разрешительные документы были получены, и на участках началась заготовка якобы горельника. Однако местному прокурору пришла в голову мысль проверить просеки лично. И он выяснил, что рубится здоровый лес, и никакого пожара там не было.

В этой конкретной истории имеет место банальный подлог. Но ведь ничто не мешало заинтересованным предпринимателям в сговоре с лесничим заранее пустить реальный пал. Вопреки распространенному заблуждению лесной пожар не оставляет после себя покрытую пеплом и золой равнину. После того как огонь пройдет верхами, древесина остается вполне кондиционной. Однако получить разрешение на ее вырубку уже гораздо проще.

«Механизм» этот известен давно. «Три недели назад основное количество лесных пожаров приходилось на Мотыгинский район. Как раз в местах интенсивной вырубки тайги. И если не пытаться смещать фокус на пожарную авиацию, а попытаться понять причину возникновения ситуации, то станет ясно следующее. Тайга в крае в подавляющем большинстве случаев начинает гореть там, где лес был вырублен. Рубят у нас по-дикому, не убирая за собой бурелом из веток и щепок. Вот они потом и горят. Разрешение на вырубку горелого леса в разы дешевле, чем разрешение на вырубку леса, не тронутого огнем. Что тоже может послужить стимулом к тому, чтобы подпалить лес. Надо наконец-то начать следить за «лесорубами», а также перестать выдавать почти бесплатные разрешения на вал горелого леса», - считает красноярский общественник Дмитрий Иванов.

Реклама на веке
Национальный рейтинг мэров (июнь-июль, 2019) - часть 2 Экспортеры начнут работать в едином окне
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются