18+
  1. Тюменский губернатор возглавил итоговый Национальный рейтинг - часть 1

Тюменский губернатор возглавил итоговый Национальный рейтинг - часть 1

Тюменский губернатор возглавил итоговый Национальный рейтинг - часть 1
Центр информационных коммуникаций «Рейтинг», в рамках проекта «Национальный рейтинг», опубликовал итоговое за 2017 год исследование, посвященное оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации.

ЦитатаЭксперты назвали лучших и худших глав регионов по итогам 2017 года.Конец цитаты

Объектом исследования являются руководители субъектов Российской Федерации. Хронологические рамки рейтинга охватывают весь 2017 года, но в нём оцениваются только те главы регионов, которые находятся на своём посту на момент публикации исследования.

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества.

Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении уровня оценок в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге губернаторов» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов самой широкой профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.

Анкеты, рассылаемые экспертам, не только давали им возможность формально оценить работу того или иного регионального главы, но и предлагали обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют более детально выявить причины успеха или неудачи тех или иных руководителей субъектов РФ.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой на страницах рейтинга одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений сообщества.

В таблицах «Национального рейтинга губернаторов» отмечаются предшественники только тех глав регионов, которые вступили в должность в 2017 году. Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса руководителей субъектов («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Александр ШПУНТ

Директор Института инструментов политического анализа, исполнительный директор Фонда эффективной политики (2004 — 2011 гг.)

Самая важная тенденция 2017 года заключается в том, что такого серьёзного обновления губернаторского корпуса, которое мы наблюдали, не было, наверное, за всё время нахождения Владимира Путина у власти. Это самое массовое обновление последних 18 лет само по себе формирует новую тенденцию. Теперь власть в регионах получают люди, как правило, не имеющие исходной связи с этой территорией. Важная деталь: очень часто это люди – выходцы из федеральных структур. Раньше мы наблюдали обратную тенденцию: губернаторы очень часто занимали посты министров или вообще уходили в исполнительную власть на высокие позиции в федеральный центр.

Логичен следующий из предыдущего тренд этого года: по крайней мере, ко второму полугодию прекратились скандалы, связанные с губернаторами. Думаю, что очень многие главы регионов, которых захлестнула волна ротации, таким образом, избежали публичных скандалов. Возможно, это не было связано с уголовными делами, иначе вряд ли бы даже Владимир Путин решился бы их выводить из-под суда. Ему это совершенно незачем.

Из фактически незыблемых вечных губернаторов у нас остался один Аман Тулеев. Если вспомнить историю его болезни и два месяца, которые он провёл в Москве, решая свою проблему, можно сказать, что он выскочил из-под удара, только благодаря своему поразительному мастерству. Все остальные, которые рассматривались с тех же позиций, как, например, Меркушкин, они, в общем-то достаточно почётно, но покинули свои посты. При этом я не ставлю в один ряд с кемеровским главой губернатора Белгородской области, также долгожителя на своём посту Евгения Савченко, так как Белгородчина значительно проигрывает Кузбассу по весу и значимости.

Несомненно, с изменением структуры губернаторского пула и методов путей формирования новых региональных лидеров, естественным образом меняются и критерии оценки эффективности их работы. При этом реальные критерии и формальный список, который существует где-то в недрах Администрации президента — не совпадают. Не ясно, в которой башне Кремля сегодня находится тот мозговой центр, который мог бы сформировать такие критерии оценки, а самое главное — реализовать их через президента. Ведь их мало просто сформулировать. Надо, чтобы президент к ним прислушивался и свои кадровые решения принимал в соответствии с ними. Думаю, что сегодня у Администрации президента такого кадрового перевеса не существует, каков был во времена Виктора Петровича Иванова. Поэтому эти вопросы президент решает на своё усмотрение. И в этом смысле он не очень пользуется формальными документами от Администрации.

В реальности оценка губернаторов более пластичная и сегодня смещена в сторону сохранения политической стабильности в регионах. Но не надо искать у Владимира Путина и Дмитрия Медведева здесь каких-то невероятно хитрых по этому поводу планов и оценок.

Как ни удивительно, реальные критерии не сильно изменились со времен Бориса Николаевича Ельцина. Это становится очевиднее, чем больше мы наблюдаем западную практику, где губернаторы не избираются, а назначаются. В любой неизбираемой демократии главным критерием является непубличность идущих на территории региона социальных и внутри элитных конфликтов. То есть конфликты не должны выплескиваться в сферу, которая может повлиять на настроение электората.

В 2018 году губернаторов ждут дальнейшие пертурбации. Во-первых, предстоит формирование нового кабинета министров, и я предполагаю, что конкретные фигуры из губернаторского корпуса могут быть кандидатами для вхождения в новое правительство (по крайней мере, они рассматриваются в качестве таковых). А это уже автоматически означает перевыборы в регионах. При этом уход губернатора в центр не станет фатальным для региона. Тут надо говорить о двух субъектах региона: региональная элита и региональный обыватель–избиратель. Последнему, как показывают многочисленные социологические опросы, уход избранного им губернатора в Москву воспринимается позитивно: «нашего повысили!». Но и региональными элитами такое перемещение тоже воспринимается хорошо, потому что, как правило, губернатор не улетает в Москву с одним чемоданом, а едет с целой группой людей. Даже если он приехал в регион недавно, он этими людьми на месте обрастает.

Точно так же, как на нынешний состав губернаторского корпуса очень сильно повлияли итоги думской избирательной кампании, на этот же состав в не менее сильной степени повлияют итоги президентской избирательной кампании. Будут регионы-чемпионы, будут регионы, которые провалили явку, что тоже, конечно, скажется на позициях самих глав. Поэтому нельзя сказать, что процесс ротации закончился. Я бы скорее предположил, что он пойдёт с прежней интенсивностью. Та система обновления, которая полным ходом шла в этом году, она требует постоянной подпитки. В первую очередь, — системы ротации глав регионов.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ

Председатель Либерально-демократической партии России (ЛДПР)

В 2017 году сменилась почти треть глав регионов России: часть в связи с выборами, часть в связи с внезапными перестановками. В основном новые руководители – это молодые, как их называют в прессе, технократы. Мы процесс обновления губернаторского корпуса поддерживаем – это всегда хорошо. Однако не стоит увлекаться молодым возрастом. Всё-таки для управления целой областью или краем нужен не только боевой настрой, свойственный молодёжи, но и опыт. Поэтому лучше всё-таки выбирать людей среднего возраста.

Вместе с тем, мы остаёмся сторонниками того, что губернаторов нужно назначать, а не выбирать. Но для этого нужно произвести изменения в региональном разделении страны. Пора пересмотреть концепцию большевиков, которые создали национальные регионы – это всегда путь к сепаратизму. Вместо этого мы должны объединить соседние регионы в 30 крупных губерний с населением по 3-4 млн человек, а границы провести исключительно по географическому принципу, дать географические названия. Частично мы к этому уже движемся: в 2000 году были созданы федеральные округа, началось укрупнение регионов, были отменены выборы губернаторов, но, правда, в 2012 году произошёл некоторый откат назад, вернулись выборы.

Мы считаем, что Россия должна быть централизованной страной. У нас слишком большая территория, чтобы давать вольницу окраинам, многие отрасли экономики проигрывают иностранным конкурентам просто в силу того, что у нас 8 месяцев в году зима. Только государство может поддерживать индустрию на должном уровне. Да и в управленческом смысле будет проще. Ведь сейчас у нас хоть есть выборы губернаторов, но всё равно в каждом случае известно, кто победит, если есть кандидатура утверждённая Кремлем. Москва в любой момент меняет глав регионов через механизм добровольных отставок. Так зачем это нужно, зачем тратить деньги на выборы, если можно просто назначать? Если потребуется замена главы региона не придётся ничего выдумывать, например, в связи с подозрениями, что глава региона не чист на руку. Он просто заменяется и всё.

Более того, назначение позволит усилить политическую конкуренцию. К примеру, губернатор от правящей партии не справился в регионе, и репутация этой политической силы была подмочена. Президент смотрит в кадровый резерв, где есть представители всех партий, и выбирает, скажем, от ЛДПР или от другой партии. И это не значит, что регион станет неуправляемым, оппозиционным. Наш губернатор в Смоленской области Алексей Островский уже несколько лет работает, и никакой революции там не произошло. Он внедряет новаторские приёмы, у него замы от других партий – от «Единой России» и от КПРФ – благодаря этому нет и малейших подозрений в коррупции на уровне руководства региона. Они представляют оппозиционные по отношению друг к другу партии и не позволят друг другу участвовать в каких-то тёмных схемах. И этот опыт можно на другие губернии распространить, ввести обязательное правило, чтобы замы главы региона представляли разные парламентские партии.

Андрей КОЛЯДИН

Политолог, начальник Департамента региональной политики Управления Президента РФ по внутренней политике (2009 — 2010 гг.)

Обе итерации уходящего 2017 года, коснувшиеся губернаторов, были призваны нормализовать политическую среду перед главным событием будущего года — выборами президента Российской Федерации. Заменить глав регионов, в первую очередь, пришлось для разрешения политического противостояния на местах между элитами и губернаторской властью, либо для того, чтобы свести «на нет» противоборство между столичным городом и губернией.

Считаю, что этот процесс был запущен целенаправленно, продуманно и отчасти оправдывает себя сейчас в ходе начавшейся президентской выборной кампании.

Связанная с отставками другая серьёзная тенденция, которая сопровождала губернаторский корпус в этом году, касается персон, которых на места отставленных глав назначали. Я бы не стал однозначно утверждать, что у руля регионов встали сплошь «молодые технократы», к которым конечно же нельзя отнести ни Александра Усса, ни Артура Парфенчикова, ни Александра Евстифеева, ни Владимира Васильева. Все они давно опытные люди, со взвешенным мнением, которые прошли большой путь на самых различных ступенях власти.

Но, тем не менее, есть изрядное количество людей, которые были привлечены под эту кампанию замены губернаторов, исходя из того, что они будут в управляемом ими регионе высокопрофессиональными менеджерами, станут руководить территорией, как условным предприятием, находящемся в холдинге РФ.

При этом у них нет задачи стать царями, князьями на территориях, — решать свои вопросы, назначать, казнить и миловать. Для этого есть федеральная власть, Центр, который определяет вектор развития страны. Соответственно руководителей новой формации привлекли не за какие-то особые или выдающиеся заслуги и умения. Это менеджеры, способные выполнить конкретные задачи, прописанные в соответствующих документах и поставленные перед ними президентом нашей страны.

Поэтому, с одной стороны, такая тенденция приводит к падению величия губернаторов и влияния их на территории (главы регионов уже не тот самый политический класс, которым были некоторое время назад). Но, тем не менее, реформы 2017 года, коснувшиеся губернаторского корпуса, заканчивают унификацию федеральной системы управления и централизованной системы власти, которая создавалась все предыдущие 18 лет руководства страной Владимиром Владимировичем Путиным и Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Доводятся до логического завершения. Сегодня мы наблюдаем совершенно чётко структурированную централизованную власть.

Уходящий год также показал, что даже губернаторами в данный момент становятся менеджеры, управленцы. При этом уточняются критерии оценки их эффективности. В моём представлении, оценивать качество работы главы региона сейчас нужно по: удовлетворённости жителей своей жизнью на данной территории; уровню предоставляемых им услуг; по тому, как контролируется территория губернатором, отсутствию или наличию конфликтов, отсутствию или наличию резких нерешённых проблем, выражающихся в акциях протеста и постоянно тлеющих оппозиционных очагах. В «джентльменском наборе» любого губернатора, конечно, должны быть квалифицированно проведённые избирательные кампании, на которых кандидаты от партий власти и кандидаты в губернаторы ЧЕСТНО выигрывают выборы.

Сергей БЕЛОКОНЕВ

Политолог, руководитель Департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ, депутат Государственной Думы РФ (2007-2011 гг.)

2017-й год внёс значительные изменения в статус и значимость губернаторского корпуса и возможно задаёт новый вектор в работе центра с регионами. Очевидно это связано как с новыми подходами обновлённой Администрации Президента РФ, так и со сложностью задач развития (и выполнения майских указов), возложенных на региональный уровень. Стоит отметить, что происходит это на фоне продолжающегося социально-экономического кризиса, падения доходов и снижения покупательной способности населения, и снижения рентабельности российских предприятий в некоторых секторах экономики.

На передний план избирательной кампании 2018 года и нового президентского срока выходит тема «борьба за рост доходов населения», и в этой связи именно главы регионов (не меньше, а может и больше чем федеральное правительство) становятся частью большой команды Владимира Путина по решению этой важнейшей политической задачи. Исходя из этого, можно определить 3 группы глав регионов, с разным опытом и потенциалом в решении этих задач.

Во-первых, это губернаторы — соратники президента — Г. Полтавченко, С. Собянин, В. Якушев, А. Дюмин, Е. Савченко, А. Гордеев, Р. Миниханов, Р. Кадыров, А. Артамонов и некоторые другие. Этих руководителей отличает умение и опыт управлять экономикой регионов, реализовывать стратегии развития, дающие эффект для региональных экономик и для рядовых граждан. С большой вероятностью с их участием в годы сложной экономической ситуации в стране будут реализованы новые меры социально-экономического развития России. Возможно некоторые из этой когорты руководителей будут приглашены на федеральный уровень.

Во-вторых, «новые назначенцы» в губернаторы — кадровый резерв президента на период после 2024 года (А. Алиханов, А. Никитин, А. Бурков, А. Травников, Д. Азаров, М. Ведерников, Н. Любимов, А. Клычков, Г. Никитин, С. Воскресенский и др.). С одной стороны, в ближайшие годы у всех есть карт-бланш на реализацию своих программ, с другой стороны, за исключением Н. Любимова у всех новых региональных руководителей нет соответствующего опыта административно-хозяйственной или общественно-политической работы на региональном уровне. В некоторых случаях, как например, Самарская, Омская, Нижегородская или Новосибирская область, политические риски возрастают — региональные элиты значительны, региональные экономики крупные и при этом не в лучшем состоянии, без очевидных и серьёзных резервов для экономического роста. С большой вероятностью указанные губернаторы и регионы будут пользоваться поддержкой кураторов из Администрации Президента и вместе с ними решать задачу экономического роста и социального благополучия.

И третья группа глав регионов, довольно многочисленная, что и является серьёзным риском для, в том числе, и политической стабильности. Это главы регионов, работающие уже не первую пятилетку и, к большому сожалению, не имеющие опыта успешного решения экономических задач — повышения средней заработной платы, уровня и качества жизни, реализации новых инвестиционных проектов, создания эффективных экономических моделей, кластеров, новых производств и т.п. Эти губернаторы территорий со сложной социально-экономической ситуацией находятся в зоне риска, и в 2018-2019-м году могут покинуть свои посты. К большому сожалению это некоторые регионы Центральной России — Смоленская, Курская области, стратегически важные регионы с геополитической точки зрения — Мурманская область, Башкирия, Забайкальский край, республики Алтай, Калмыкия и Крым.

Одной из сложностей в работе этих регионов является отсутствие после ликвидации Минрегионразвития РФ (2014 г.) оперативного центра поддержки региональных проектов развития, формирование новых трендов и программ межрегиональной интеграции и отраслевой кооперации. Прошедшие годы в целом показывают, что Минэкономразвития не освоил эту задачу, концентрируясь больше на корпоративном и отраслевом измерении управления экономикой, и прежде всего на анализе и смягчении макроэкономических шоков.

Большинство губернаторов и регионов не указаны выше в связи с тем, что находятся в пограничном положении. Вместе с тем, перед каждым регионом сегодня стоит непростая задача — поиск возможностей работы в новых экономических условиях, решать поставленные задачи возвращения страны на рельсы устойчивого развития и восстановлению необходимого экономического роста. Безусловно для этого требуется и новая программа экономического развития России на ближайшее десятилетие, учитывающая новые геополитические реалии, программа работы правительства экономического роста, работы Центрального банка и всей налоговой и валютно-финансовой системы России. Новую модель российской экономики обсуждали недавно на IV Экономическом форуме Финансового университета при Правительстве РФ с участием ключевых членов правительства и представителей ведущих научно-экспертных центров. Очевидно, что новые идеи и задачи будут заявлены президентом в ближайшем будущем.

Дмитрий ФЕТИСОВ

Политический консультант, директор консалтингового агентства «NPR Group»

Уходящий год внёс серьёзные изменения в принципы формирования губернаторского корпуса. Будущих глав регионов теперь целенаправленно готовят: как дают знания по управлению регионом, так и проверяют стрессоустойчивость под колесами БТР или прыжками со скалы.

Какие результаты даст подобный подход, покажет только само время. К кому-то из «молодых технократов» уже сейчас есть вопросы по поводу эффективности, кто-то, наоборот, показывает себя очень успешным и грамотным управленцем.

Поменялось и само отношение к должности губернатора. Теперь во многих случаях Кремль отправляет в регионы чиновников не для того, чтобы они руководили ими несколько сроков, а для того, чтобы посмотреть, как человек умеет работать. Для кого-то из тех же «молодых технократов» губернаторская должность окажется трамплином для карьерного роста и возможностью вернуться в Москву, кто-то «зависнет» в регионе и будет работать там несколько сроков, кто-то же и вовсе провалит это испытание и будет выброшен на свалку истории.

Примечательно, что Кремль затеял столь масштабную реформу накануне президентских выборов. И если понятно, что она ещё не закончена и нас ждут очередные губернаторопады, то вот со сроками отставок и назначений вопрос открыт. Остаётся интригой, произойдут ли новые отставки до президентских выборов или уже после.

Впрочем, несмотря на изменение отношения Кремля к губернаторской должности, одно для глав регионов осталось неизменным. Им по-прежнему надо учиться выигрывать выборы, соблюдая легитимность, решать внутриэлитные конфликты и заботиться о своем рейтинге. А это значит, что «молодым технократам» придётся становиться политиками, даже если они не имели до этого никакого политического опыта. И политическая стезя может стать для некоторых из них роковой.

Елена РУМЯНЦЕВА

Экономист, руководитель Центра экономической политики и бизнеса, проректор Государственной академии строительства и ЖКК России (2002 — 2004 гг.)

Чисто теоретически могли бы рассматриваться самые разные факторы смены региональных элит в 2017 году. Важнейший из них – персональная эффективность каждого губернатора, оцениваемая по важнейшим критериям, разработанным общемировой теорией эффективного управления, — к сожалению, почти не фигурирует при освещении этих вопросов как наглядная интеграция теории и практики.

Как комментирует высшее руководство страны, две волны отставок глав 19-ти регионов России в 2017 году – это естественный, в большей степени, политический процесс, в котором ставка делается, как сказано в официальных заявлениях, на «перспективных технократов». Кто такие «технократы», как тип руководителя, мы можем только предполагать в условиях, когда в социальных вопросах на первый план всё же следует выдвинуть тенденцию существенного роста бедных в России, начавшуюся и не с 2017 года, а на пять лет раньше — с 2012 года. Поэтому смена губернаторов населением воспринимается не только как надежда на кардинальную борьбу с региональной и местной коррупцией, но и как преодоление растущей бедности — прямого следствия коррупции, во многом связанного с проблемами на рынке труда, неэффективностью предоставления государственной социальной помощи, её необоснованной дифференциацией по разным группам получателей финансовой поддержки от государства (необоснованным предоставлением бесплатного жилья по этой статье бюджетных трат, например, или злоупотреблений по поездкам в дорогие санатории узким группам лиц и др.). Сообщается, что смена губернаторов, которую, получается, следует воспринимать как простое совпадение по времени, продолжится и в 2018 году. В публикациях многих журналистов и экспертов процесс смены губернаторов в 2017 году во многом освещался как «шоковая терапия» для региональных экономик, связанная со сменой стиля руководства, вероятнее всего, региональной элиты, что в условиях фактического преобладания «ручного» типа управления в нашей стране является отражением объективности такого подхода. В комментариях поднималась и тема коррупции, но для данного процесса роль этой темы всё же малозначима, т.к. в России борьба с коррупцией носит не системообразующий, предупредительный, а именно ситуационный, точечный характер отражения через СМИ отдельных скандалов, которые, на мой взгляд, постоянно повторяются по типу коррупционных преступлений. Тема коррупции, которую поднимают сегодня для всех уровней управления, в том числе и губернаторского, больше всё же воспринимается как контекстная при освещении темы отставок глав регионов в России.

На перспективу важно, на мой взгляд, осуществить также анализ значимости и эффективности ушедших в отставки губернаторов, т.к. для оценки их работы берётся завершённый этап процессов регионального развития. При этом необходимо принять во внимание все существенные факторы –и личностные характеристики деятельности губернаторов, их важнейшие нравственные качества, закономерности вхождения по власть, стили руководства, образовательную подготовку, научные труды, — и реальные возможности, которые создаются в регионах благодаря инициированным важнейшим управленческим решениям. Объективное раскрытие по чётким типовым критериям связи между деятельностью ушедших в отставку губернаторов и жизнью в регионе, который они возглавляли, как определённым этапом социально-экономического развития, представляется важным для дальнейшего развития теории и практики формирования и реализации региональной политики.

Сергей МАРКОВ

Политолог, генеральный директор Института политических исследований, член Общественной палаты РФ

Самая заметная в 2017 году тенденция в корпусе губернаторов заключается в том, что сохраняется стабильность этого корпуса, но при этом идёт его достаточно регулярное обновление.

Приходит новый тип людей, которых уже назвали молодыми технократами. Это люди, которые не столько выращенные в своих регионах, сколько не имеющие отношение к региону, но пришедшие из федеральных органов власти или других регионов. Эти люди технократического мышления. Не столько политики, сколько ориентированные на грамотные, чёткие управленческие решения, чиновники. Большинство предполагает формирование нового поколения российских политиков, которое опирается не столько на население, сколько на президента Владимира Путина, который их назначает. На голосовании в регионах люди голосуют не столько за этих кандидатов, сколько за кандидатуру президента Путина.

Всякая генеральная тенденция предполагает несколько дополняющих и балансирующих её тенденций. Так вот, генеральная тенденция — это приход в губернаторский корпус молодых технократов, а балансирующая тенденция заключается в том, что на самые опасные и наиболее сложные в политических аспектах ситуации, назначаются политики-тяжеловесы. Наиболее яркий пример, в этом смысле, Владимир Васильев, который вообще представляет собой уникальный тип, поскольку он русский, назначенный на многонациональный Дагестан. Хотя у него есть небольшие дагестанские «корешки», прежде всего, это человек федерального уровня, из силовиков, и с огромным политическим опытом. И поддержку, в первую очередь, он получает не в личном качестве, а как человек Путина, назначенный на этот пост.

Назначение Александра Усса выбивается из всех тенденций, но, можно сказать и так: долгие годы находится в регионе – дождался, наконец, своего часа, являясь подтверждением тому, что реальная жизнь всегда несколько богаче генеральных тенденций.

Подчеркну, что, несмотря на яркие перемены, корпус губернаторов был стабилен. Большинство региональных лидеров в этом году остались на своих местах, а темпы обновления, на мой взгляд, не были высоки. Самое главное, как мне кажется, губернатору должны давать не более двух сроков – чтобы не пересиживали. Конечно, есть великие губернаторы, как обеспечивший политическую стабильность в своем регионе Аман Тулеев, или — стремительное экономическое развитие, белгородский губернатор Савченко, а в Калуге – Артамонов. Но, тем не менее, когда человек долго находится на своём посту, он обрастает бесчисленным количеством друзей и фаворитов, вокруг него на территории формируется негативная аура. Я считаю, каким бы великим не был человек, надо вовремя уходить. Это позволит регулярно очищать власть. В каждом конкретном случае, ситуация в регионе может и ухудшиться без нынешних губернаторов, но в целом, ротация должна быть активнее.

При этом, критерии эффективности глав регионов остались те же: политическая лояльность общему курсу президента Путина, принадлежность к его команде в широком смысле этого слова. Способность быть высокоэффективным управленцем. В числе дополнительных характеристик успешного регионального лидера — способность получить поддержку избирателей и не вызывать их недоверия.

Олег АНДРЕЕВ

Социолог, политолог, старший консультант Балтийского центра социальных исследований

События, которые сопровождали губернаторский корпус на протяжении 2017 года, я оцениваю позитивно. Явление массовой замены губернаторов весьма интересно. Это, безусловно, олицетворяло положительную тенденцию, потому что в ходе этих замен, удалось, в первую очередь, существенно омолодить региональную власть. Шестидесятилетним губернаторам, рано или поздно, придётся отдавать бразды правления, и чем раньше власть будет делегирована продвинутым, современным, смышлёным сорокалетним, которые имеют хорошее образование и прекрасные менеджерские способности, тем больше пользы это принесёт государству. Тенденция массовой региональной ротации также позволяет держать в тонусе весь корпус губернаторов страны.

Думаю, что в этом году появились и предпосылки к изменению критериев оценки эффективности губернаторов. В основном, о качестве работы регионального лидера судят по социально-экономическим показателям, по статистическим данным – есть ли рост, падение, и так далее. Но оценивать губернаторов надо и по демографии. Потому что северные субъекты Федерации — Мурманск, Ямал, Чукотка, Магадан – все они претерпевают колоссальный отток населения. Надо в той или иной степени пытаться его остановить. И губернаторы этому могут способствовать.

На что хотелось бы обратить внимание в свете больших метаморфоз с губернаторским корпусом в России: в нём по-прежнему невелико представительство женщин. Из 85 губернаторов – лишь четыре представительницы «прекрасной половины» человечества. На мой взгляд, это неоправданно мало. Мне приходилось работать в странах Евросоюза, особенно в северной Европе, и там тенденция в политике развивалась в пользу женского начала во власти. В скандинавских странах, в Норвегии, чуть ли не до половины руководящих региональных и муниципальных чиновников – женщины. Считаю, что Россия могла бы перенять этот опыт, вплоть до введения женской квоты на губернаторские посты, открыв тем самым новую положительную тенденцию. Различные исследования показывают, что женщины во власти – более чуткие, открытые руководители, они меньше связаны с коррупцией, чем мужчины при высокой должности.

Дмитрий АБЗАЛОВ

Политолог, президент Центра стратегических коммуникаций

Основная тенденция для глав субъектов Российской Федерации в 2017 году состояла в том, что центром была сделана ставка на повышение их экономической эффективности. Если до последнего времени основополагающей задачей перед руководителями регионов была, прежде всего, политическая централизация (обеспечение высокого уровня поддержки различных политических институтов и социальной стабильности), то сейчас важнейшим фактором стала экономика. В последние три года региональным бюджетам был нанесён сильнейший удар. И на субъектах Российской Федерации лежит значительная часть социальных обязательств. Многим регионам пришлось залезть в долги, причём коммерческого характера, для того, чтобы выполнить накопившиеся перед гражданами обязательства. В некоторых субъектах задолженность превышает местный бюджет в полтора-два раза. Очевидно, что государство предпринимает шаги поддержки, например, рефинансирует задолженности из госсредств. Но ясно, что без изменений экономической составляющей, без стимулирования экономического роста субъекта территории, регионы продолжат нести очень серьёзные издержки.

Первый фактор пересёкся в 2017 году с другим характерным трендом в корпусе губернаторов: омоложением элит. Появились, так называемые, «молодые технократы», хотя, новые губернаторы не все молодые, и не все «технократы», но в массе своей этот сегмент достаточно активно пришёл в регионы. С одной стороны, это позволило разрушить всю устоявшуюся составляющую структуру, когда фактически губернаторы, которые приходили, встраивались в уже действующую систему. С другой стороны, запрос на такое обновление реально присутствует.

Я напоминаю, что в большинстве регионов, где происходила смена руководства, случились либо коррупционные скандалы, причём с арестом глав администраций прямо в Москве сотрудниками следственного управления ФСБ, или смене губернатора способствовали резонансные высказывания, подобные таким, как «закопать дорогу».

И более молодой сегмент, с одной стороны, а с другой стороны, достаточно сильный экономически, начал появляться в субъектах Федерации. Другой стороной этого процесса стало то, что региональные элиты, которые привыкли к усилению своих позиций, фактически оказались в ситуации губернаторов-варягов. Да, они, как правило, связаны с регионами, но очень опосредовано. Например, Алексей Цыденов, который в принципе бурят, но не родился в Бурятии. Или Артур Парфенчиков, который как-то связан с Карелией, но в принципе с федерального уровня пришёл. Или произошло прямое десантирование из экономически успешных регионов.

Кстати, типов десантирования губернаторов несколько: три типовых. Первое: федеральный десант – как правило, это заместители министров экономики, транспорта, главы федеральных органов исполнительной власти, служб или агентств. Это люди молодого возраста, меньше 60-ти, сформулирую так, которые имеют опыт работы с федеральным центром, имеют практику работы с инвестиционной составляющей и других направлениях. Второй тип региональных лидеров — это десант из, так называемых, успешных регионов в сложные с экономической точки зрения субъекты. Такая схема помогает реализовать успешный опыт в регионах с хорошим потенциалом, но у которых пока «не пошло». Третья схема – силовая. Когда помимо экономической составляющей, важным фактором является антикоррупционная часть, где важно крепкого игрока поставить, который сможет достаточно серьёзно усилить свои позиции. У нас есть схема генерала МВД или представителей иных силовых структур. Есть смежные варианты, совмещающие разные пазлы из предложенных трёх вариантов. Например, Владимир Васильев – и федерал по работе в системе органов исполнительной власти, и силовик. Есть и индивидуальные случаи – как перемещение сенаторов (Самарская область). И это объясняется просто – госкомпании достаточно эффективно работают с некоторыми субъектами. Значительная часть вновь пришедших игроков связаны теми или иными экономическими интересами: это и преимущество, но происходит столкновение с региональным бизнесом. Большое значение имеет то, как новые главы смогут интегрироваться в эту систему. Некоторые делают простым образом: интегрируют те или иные группы влияния в свою управленческую модель, например, предоставив должность главы администрации региональной столицы, некоторые прикрепляют сенаторов, другие пытаются договориться с ведомствами.

Риск, который сейчас есть в системе – недовольство деятельностью новых губернаторов, потому что такие настроения могут отразиться на президентской кампании, вырезая явку или занижая результат. А ведь важным фактором эффективности глав субъектов, на основании которого центр будет делать выводы об эффективности, является не только экономика, но и то, насколько лидера региона поддерживают избиратели. И с этой точки зрения президентские выборы будут достаточно сложными для губернаторов. Более того, мобилизовав избирателя и сняв риски с президентских выборов за счёт того, что активно обновился штат губернаторов, фактически увеличились риски региональных избирательных кампаний самих нынешних врио, прежде всего тех, которые будут избираться в 2018 году и, кстати, не одновременно с президентской кампанией.

В избирательных кампаниях 2017 года губернаторам дали карт-бланш на личных выборах, сильных игроков не выводили. Эта система очень интересная, но насколько она будет работать дальше – вопрос открытый. Если каждый раз выводить из игры сильных участников, то это будет бить по явке. Это мы наблюдали как раз в текущем году: явка была довольно низкой.

Если говорить об актуальных на сегодня критериях оценки эффективности губернаторов, то все задачи были им давно поставлены. Просто некоторые губернаторы всё равно делали по-своему, как, например, Меркушкин. Ему говорили – не приводи свой бизнес из другого региона, но он не прислушивался. А основная проблема сейчас заключается в том, чтобы, с одной стороны, сохранить единство элиты региональной, а с другой – важнейшим фактором становится экономическо-коррупционный. Например, скандальная ситуация с федеральным медицинским центром в Самарской области, о которой знали все и понимали, что в конечном счёте вся эта история приведёт к отставке Николая Меркушкина, кроме самого Меркушкина. Всем губернаторам, которых поменяли в 2017 году, были предъявлены экономические и коррупционные претензии. Они вовремя не почувствовали сигнала. Сейчас критерии в некоторой степени формализованы: это повышение эффективности регионального бюджета (сокращение дефицита, снижение кредитной задолженности), снижение коррупционных рисков, в том числе и в публичных выступлениях губернатора. Нельзя говорить — «закапывать дорогу», за это будут карать. Нельзя затыкать рот: «Будете говорить тогда, когда я скажу». Информационный контур будет усиливаться везде, особенно в предверии президентских выборов.

Важнейшим направлением оценки деятельности глав субъектов РФ станет антикоррупционная составляющая. Кадровые решения будут приниматься по итогам федеральных проверок со стороны силовых структур, которые будут носить закрытый характер. Следует отметить, что и у Хорошавина, и у Гайзера был достаточно высокий политический и экономический рейтинг. Новичкам важно понимать реальные расклады сил и это, пожалуй, сейчас самая сложная для них задача. Губернатор может быть очень публичным и очень успешным политиком, но если у него вице-губернатора вывозят в Москву самолётом (а об этом знают многие), кресло под ним начнёт шататься всё равно. Никто не будет договариваться о долгосрочных проектах с главой субъекта с серьёзными коррупционными проблемами, которые могут повлиять на власть в целом.

Третий важный критерий для новых глав: обеспечить единство элиты – то есть проявить способность договариваться. И важный момент: исполнение взятых на себя обязательств. Нельзя отчитываться исключительно достижениями федерального центра в субъекте (построенные за федеральные средства дороги, медицинские центры, спортивные объекты), но при этом ответственность за региональные просчёты (проблемы в ЖКХ, транспортной доступностью, экологией и др.) валить на Москву.

Итого: перспективные губернаторы должны стать более открытыми, работать на опережение и добавлять какой-то профит к общефедеральному рейтингу. С этой точки зрения система оценки деятельности региональных лидеров, конечно меняется.

Первая группа рейтинга

Тюменский губернатор возглавил итоговый Национальный рейтинг - часть 1

По итогам 2017 года лидером «Национального рейтинга» стал Владимир Якушев (Тюменская область). Подобный результат не явился слишком большой неожиданностью: этот глава был самым стабильным среди всех губернаторов — за весь год в таблицах исследования он не опускался ниже 4-го места. Залогом таких высоких показателей было выигрышное социально-экономическое состояние региона, одна из наименьших по стране долговых нагрузок, успехи в развитии информационных технологий, заметные программы по поддержке малого бизнеса, развитию современной медицины. Также экспертами отмечались масштабные проекты по развитию транспортной инфраструктуры, примером которых явилась автотрасса «Тюмень — Тобольск — Ханты-Мансийск», досрочно введённая в эксплуатацию в нынешнем году, и планы по созданию автотрассы «Тюмень — Салехард». Изначально являясь сырьевым регионом, Тюменская область всё больше делает акцент на развитие транспортной инфраструктуры, высокотехнологичных производств. Негативная информация, которую сообщали эксперты, в основном носила частный характер. Некоторых наблюдателей расстроило заявление Владимира Якушева, направленное против строительства тобольского аэропорта. Также с Тобольском связаны сообщения о серьёзной коммунальной аварии, оставившей без отопления десятки тысяч горожан. В одном из районов области люди протестовали против строительства деревообрабатывающего предприятия. Однако, по сравнению с другими субъектами РФ соотношение положительных и отрицательных экспертных оценок явно свидетельствовало в пользу Владимира Якушева.

Нынешний год оказался для Евгения Савченко (Белгородская область) чрезвычайно удачным. Не случайно, большую его часть он занимал в «Национальном рейтинге» первую позицию. Регион, который он возглавляет, по многим показателям является одним из лидеров.

В политическом смысле многие эксперты оценивают 2017-й, как зенит карьеры Евгения Степановича. Он сумел расстроить планы своей замены на влиятельного и очень состоятельного федерального политика, фактически навязав свою кандидатуру Москве. Ход и результаты избирательной кампании оказались для него очень хорошими. Традиционная встреча вновь избранных глав регионов с президентом России, ещё раз продемонстрировала аппаратный вес Евгения Савченко: он один из приглашённых был допущен к микрофону, а его предложения, касающиеся обеспечения преемственности власти в регионе, явно понравились Владимиру Путину. Впоследствии их удачно подхватили представители некоторых других субъектов РФ. Белгородская область входит в число немногих успешных регионов России, не связанных с добычей углеводородного сырья. В декабре большой положительный резонанс имело предложение распространить практику «дальневосточного гектара» на всю страну.

При этом пик политической карьеры Евгения Савченко, возглавляющего регион с 1993 года, по мнению экспертов, уже пройден. Конфликт в Старом Осколе, мэр которого открыто выступил против губернатора на выборах и впоследствии со скандалом был уволен, явился тревожным «звонком» о нарастающих внутриэлитных противоречиях. Отнюдь не случайно в одном из федеральных изданий появились материалы с вопросами о законности финансирования избирательной кампании Евгения Савченко. Цифры коммерческой задолженности региона изрядно портят в целом благоприятную статистику. Большинство экспертов посчитало неудачным высказывание Евгения Савченко о желательности возрождения монархии. Сам он не скрывает, что находится на своём посту последний срок, что само по себе создаёт определённые управленческие проблемы. В настоящий момент ключевыми задачами губернатора, помимо обеспечения стабильного развития региона, стал вопрос о перспективах передачи власти лояльному преемнику. С учётом важности региона для многих федеральных игроков, мало шансов, что в данном случае ему удастся избежать осложнений. Тем не менее, Евгений Савченко продолжает оставаться одной из наиболее сильных и самостоятельных фигур среди глав субъектов РФ и закономерно остаётся одним из лидеров «Национального рейтинга».

Высокую стабильность в течение года показывал Дмитрий Кобылкин (Ямало-Ненецкий автономный округ). Хотя в определённый момент количество критических материалов, касающихся этого главы, существенно увеличилось. Эксперты обращали внимание на кампанию по его дискредитации, которая являлась неблагоприятным признаком. Однако её источники они находили не во внутриэлитной напряжённости, а в интригах одного из федеральных акторов. В ходе этой кампании, в частности, муссировалась информация об участии в 2015 году губернатора в рыбалке, якобы проходившей в заповедной зоне. Кроме того, в декабре было раскручено в СМИ обсуждение стоимости убранства дома в резиденции главы (вплоть до запредельной стоимости конкретного унитаза). Регион, даже после введения режима ЧС, не смог своими силами справиться с лесными пожарами. Генеральная прокуратура зафиксировала здесь рост коррупционных преступлений. Серьёзной проблемой оставались поджоги многоквартирных деревянных домов и случаи невыплат заработной платы, в том числе вахтовикам. При этом социально-политическая обстановка в ЯНАО оценивается большинством экспертов как стабильная и благоприятная. Уровень зарплат здесь самый высокий в России. Инвестиционная привлекательность — также сильная сторона региона. Округ является ключевым для реализации целого ряда стратегически важных федеральных проектов. В 2017 году были введены в эксплуатацию газопровод «Бованенково — Ухта 2», нефтепроводы «Заполярье – Пурпе» и «Куюмба – Тайшет»; дальнейшее развитие получило освоение углеводородных ресурсов округа. Не меньшее значение имеет формирование на базе ЯНАО мощного арктического транспортного узла. Крайне благоприятное впечатление на экспертов произвёл существенный рост регионального бюджета, ставшего бездефицитным. На 2018 год запланирована его выраженная социальная направленность. Дмитрий Кобылкин обнародовал планы создать чёрный список работодателей, имеющих долги по зарплате перед вахтовиками. Серьёзной поддержкой малых народов явилось решение со следующего года выплачивать заработную плату жёнам оленеводов, за работы по домашнему хозяйству. В итоге, на счету Дмитрия Кобылкина в исследовании почётная «бронза».

Начав год в «Рейтинге губернаторов» на втором месте, Сергей Собянин (Москва) завершил его двумя позициями ниже. Отмечается постепенное увеличение критических оценок его деятельности. Огромные финансовые возможности столичной городской администрации, средства, сэкономленные на свёртывании лужковских социальных программ, позволяли осуществлять или планировать дорогостоящие резонансные проекты. Самые заметные из них периодически получали поддержку лично от Владимира Путина. В целом позитивно для мэра прошли выборы депутатов муниципальных районов Москвы. Тем не менее, безжалостное уплотнение городской застройки, явная нацеленность многих коммунальных работ на внешний эффект и освоение средств, грубое и непродуманное воплощение в жизнь даже тех мероприятий, которые, в принципе, были полезны для города, привели к всё более негативному отношению к персоне мэра. Конец года ознаменовала крупная коммунальная авария на теплотрассе, последствия которой почувствовали почти 600 тыс. человек из восточных районов столицы. Как крайне неудачное расценили эксперты «федеральное» заявление Сергея Собянина, объявившего 15 млн людей, проживающих в сельской местности «условно лишними». При этом, по многим параметрам московский мэр остаётся несопоставимым с другими главами регионов, его аппаратный вес очень велик, а количество позитивных событий, связанных с работой Сергея Собянина, также весьма значительно. Поэтому он удержался на достаточно высокой позиции в группе лидеров «Национального рейтинга», хотя четвёртое место для Москвы, безусловно, является провалом.

За год Алексей Гордеев (Воронежская область) укрепился в первой десятке «Национального рейтинга». Возглавляемый им регион сочетает серьёзный аграрный потенциал с наличием высокотехнологичного кластера, ориентированного на авиакосмическое направление. Стоит напомнить, что до своего нынешнего поста Алексей Гордеев возглавлял министерство сельского хозяйства. Некоторые эксперты полагают, что данное обстоятельство играет свою роль в успешном развитии аграрного сектора Воронежской области. Кроме того, наблюдатели отмечают как важное достижение местного руководства: профицит регионального бюджета, высокую инвестиционную привлекательность региона, успешное выполнение программы капитального ремонта, появление новых производств. Особенно подчеркивается улучшение качества дорожной сети, происшедшее в нынешнем году и начало строительства немецкими предпринимателями фармацевтического завода в индустриальном парке «Масловский».

Большой резонанс получили некоторые заявления Алексея Гордеева, касающиеся федеральной повестки. В частности, его жёсткая оценка эффективности финансово-экономического блока правительства и озвученная от имени всех губернаторов просьба о реструктуризации региональных долгов. Впоследствии Москва действительно взяла курс на такую реструктуризацию, к немалому облегчению большинства субъектов РФ.

Подавляющее большинство скандалов, случавшихся в регионе, касались районного и муниципального уровня и на общей оценке Алексея Гордеева сильно не сказались. Федеральный резонанс получили проблемы с нарушением технологии производства ракетных двигателей на одном из воронежских предприятий. Хотя данный эпизод, безусловно, находится за пределами компетенции Алексея Васильевича, имидж Воронежской области и, в частности, её высокотехнологического кластера он подпортил.

Высокое положение в «Национальном рейтинге» Александра Дрозденко (Ленинградская область) эксперты обосновывают, в первую очередь, стабильной социально-экономической ситуацией, одной из лучших в стране инвестиционной привлекательностью и возможными федеральными перспективами губернатора. Его политические позиции постепенно укрепляются. Слухи о возможном занятии им места главы Санкт-Петербурга многие эксперты «Национального рейтинга» воспринимают с недоверием, однако они отражают усиление позиций этого руководителя в 2017 году. Проводимая реформа региональной структуры исполнительной власти, ротация кадров, в том числе в избиркоме, объективно способствовали этому укреплению. При этом действия областной администрации по укрупнению муниципалитетов вызывали неприятие многих экспертов. На Петербургском международном экономическом форуме Ленинградская область удостоилась добрых слов Владимира Путина, отметившего значительное улучшение в ней состояния деловой среды. «Прямая линия» президента также не принесла Александру Дрозденко никаких неприятностей. «На счету» Александра Дрозденко в 2017 году успешное проведение довыборов в Государственную Думу. Губернатор вполне закономерно гордится наиболее низкими в стране показателями детской смертности. Также экспертами был отмечен проект строительства аэропорта в Гатчинском районе и создание в недалёкой перспективе в Гатчине областного административного центра. Пеняли эксперты губернатору на чрезмерную застройку, особенно в районах, прилегающих к Санкт-Петербургу, к тому же зачастую не обеспеченную соответствующей инфраструктурой. Пятнами на репутацию губернатора лёг срыв сроков строительства перинатального центра и обрушение в здании строящейся школы незадолго до её ввода в эксплуатацию. Некоторые наблюдатели обвиняют губернатора в том, что он не выполнил обещания помочь с реконструкцией базы футбольного клуба «Тосно». Однако большинство экспертов этот случай оставил равнодушным. Не обошлось в 2017 году в Ленинградской области и без коррупционных скандалов. Но ничего особенного по российским меркам они не собой не представляли, по субъективной оценке экспертов, «не дотягивая до среднего по стране уровня».

В конце рассматриваемого периода стабилизировал свои позиции в «Национальном рейтинге» Рустэм Хамитов (Республика Башкортостан). В 2017 году общественно-политическая повестка в Башкирии включала в себя продолжение дела, инициированного «Роснефтью» и республиканским правительством против АФК «Система», информационное и административное противостояние региональной власти и уфимской городской администрации, а также существенную активизацию представителей башкирского национального движения. Глава республики Рустэм Хамитов редко появлялся в федеральной политической повестке, но, по мнению экспертов, в целом сумел сохранить свои позиции в рейтинге глав субъектов. Это произошло несмотря на то, что в нелояльных ему региональных СМИ, глава Башкирии подвергался достаточно резкой критике, и регулярно запускались информационные слухи по поводу его скорой отставки. Так или иначе, некоторое проседание Рустэма Хамитова в таблицах «Национального рейтинга» весной и летом нынешнего года к осени практически выровнялось.

Вместе с тем, выстроенная Рустэмом Хамитовым конфигурация власти показала свою эффективность: республика вполне убедительно смотрится на фоне соседних регионов с точки зрения социально-экономического развития, а уровень взаимодействия с федеральным центром руководства Башкирии оказался достаточно высоким. В частности, наблюдается рост основных экономических показателей, существенно улучшилась инвестиционная привлекательность региона, а его долговая нагрузка (напомним, этому вопросу В. Путин уделил особое внимание в ходе пресс-конференции) остаётся одной из наиболее низких как в Приволжском федеральном округе, так и в России.

Особо отмечают эксперты, что на фоне политической турбулентности в соседнем Татарстане, руководство Башкирии показало себя надёжным проводником политики федерального центра.

Но при этом, региональной власти пришлось столкнуться с серьёзными трудностями на «фронте» внутриэлитной борьбы. Учитывая интерес федеральных лоббистов к ряду важных в экономическом смысле объектов в республике, можно утверждать, что в следующем году эти факторы сохранят своё определяющее влияние на общественно-политическую конфигурацию. Поэтому простой жизни у Рустэма Хамитова в 2018 году точно не ожидается.

Вениамин Кондратьев (Краснодарский край) закончил год на достаточно почётном месте в группе лидеров, однако не вошёл даже в первый десяток. Потенциал региона позволял ему рассчитывать на большее. Подняться выше Вениамину Ивановичу помешало несколько обстоятельств. Краснодарский край является абсолютным лидером в России по общему объёму госдолга. Кроме того, большое количество серьёзных федеральных игроков, имеющих здесь свои интересы, в сочетании с достаточно сильными местными элитами, создают на Кубани очень непростую политическую и управленческую ситуацию. Внимание экспертов так же привлекли земельные конфликты, связанные с попытками крупных производителей сельскохозяйственной продукции перераспределить ресурсы в свою пользу. По большинству оценок, региональные власти в данном случае проявили себя не самым лучшим образом. Число обманутых дольщиков здесь самое большое в России. Уровень коррупции на Кубани всегда оценивался как высокий. Безусловно, эксперты учитывали, что значительная часть упомянутых проблем досталась нынешнему главе как «наследство». Общий уровень и качество жизни в Краснодарском крае оцениваются положительно. Высокий уровень госдолга, как ни странно, сочетается с достаточно высокой инвестиционной привлекательностью региона. Индекс промышленного производства в этом году намного превосходил общероссийские показатели. Выборы депутатов краевого Закса окончились в пользу ЕР и Вениамина Кондратьева, которому удалось увеличить представительство «своих» парламентариев вне зависимости от того, под какими партийными флагами они выступали. Постоянно увеличивается транспортное значение Краснодарского края: помимо возведения моста в Крым, эта тенденция, в частности, находит воплощение в расширении двух морских портов. Удачное лоббирование Вениамином Кондратьевым интересов Краснодарского края в связи с упомянутым сооружением через Керченский пролив, эксперты также засчитали ему в плюс.

В 2017 году Александр Карлин (Алтайский край) вошёл в группу лидеров «Национального рейтинга». Без преувеличения, впечатляющие результаты продемонстрировал возглавляемый им регион в финансовой сфере. Отношение задолженности к доходам здесь составило всего около 4,4%, что является одним из лучших показателей в России. При этом полностью отсутствует наиболее тяжелый вид задолженности перед коммерческими структурами. С учётом того внимания, которое уделяет федеральный центр и лично Владимир Путин проблеме закредитованности и особенно коммерческой закредитованности регионов, упомянутые выше достижения являются прочной основой для благожелательного отношения Кремля к Александру Карлину. Не случайно многие эксперты отмечают его успешную работу с федеральным центром по привлечению в регион дополнительных ресурсов. Впервые в истории современного Алтайского края консолидированный бюджет превысил 100 млрд. рублей. Это, в частности, позволило выделить около 2 млрд. рублей муниципалитетам на погашение долгов по налогам и коммунальным платежам. Так же очень хорошее впечатление произвело продление региональной программы предоставления материнского капитала на следующий год.

Заметны положительные тенденции в экономике. За десять месяцев 2017 года индекс промышленного производства в Алтайском крае намного превышает среднероссийские показатели. В производстве аграрной техники темпы роста ещё выше и сегодня субъект является одним из главных центров сельскохозяйственного машиностроения. Прирост инвестиций в 5% так же выше, чем в других регионах. Успешно развивается аграрный сектор. Так, несмотря на непростые погодные условия, чрезвычайно удачно в 2017 году прошла уборочная кампания. Комиссия Минэкономразвития РФ приняла решение о создании на базе двух моногородов, Заринска и Новоалтайска территорий опережающего развития. Внушает оптимизм динамика реальных денежных доходов и заработной платы. Положительный резонанс имело заявление Александра Карлина о повышении на 12% зарплат бюджетникам уже с 1 января. Однако, по экспертным оценкам, именно денежные доходы населения пока остаются серьезной региональной проблемой, для решения которой руководству Алтайского Края предстоит ещё многое сделать.

Туристический поток в регион превышает 2 млн. человека в год и продолжает расти. Следует отметить, что краевые власти активно продвигают бренд Алтайского края и решают вопросы развития соответсвующей инфраструктуры. Не случайно в рейтинге привлекательности регионов России для туристов Алтайский край занял 7 место.

Критика в СМИ готовности перинатального центра «ДАР» для выполнения своих функций вызвала определенные сомнения. По поступившей из региона информации в центре уже приняли более 2000 родов, в нем в широких масштабах осуществляется медицинское сопровождение будущим мам и подготовка квалифицированных врачей.

Изначально большинство экспертов «Национального рейтинга» полагало, что объективные показатели развития Алтайского края демонстрировали необоснованность заявлений, о его отставке осенью текущего года. Жизнь подтвердила правильность оценок, сделанных в рамках исследования.

Павел САЛИН

Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Позиции главы Тюменской области Владимира Якушева по-прежнему демонстрировали устойчивость, чему способствовали «эффект высокой базы» (выстроенная за многие годы система управления формальными и, самое главное, неформальными процессами в регионе), а также прочность позиций в Москве (как на городском, так и федеральном уровне) патрона г-на Якушева — мэра столицы Сергея Собянина. Ключевые показатели, по которым федеральный Центр оценивает работу губернаторов в последнее время, оставались на хорошем уровне. Протестная активность в регионе, особенно с учетом его неформального статуса «столицы» Западной Сибири, находится под полным контролем. Внутриэлитные конфликты не только не выходят в федеральную повестку, а зачастую не находят отражения даже в местных СМИ. Серьезных коррупционных скандалов за рассматриваемый период также не было заметно. Более того, в рейтинге эффективности госзакупок Аналитического центра при Правительстве РФ Тюменская область заняла третье место по стране, что особенно отметил полпред президента в УрФО Игорь Холманских на недавнем профильном совещании.

Тем не менее, для областных властей в указанный период обозначились некоторые риски, которые выходят за рамки традиционного набора критериев оценки деятельности среднестатистического губернатора — протестная активность, внутриэлитные конфликты и коррупционные скандалы. Речь идет о внимании федерального Центра к активности исламских экстремистов на территории всей тюменской «матрешки». Правда, под прицелом прежде всего находится ситуация в ХМАО, где в августе в Сургуте случился очередной инцидент, получивший широкое освещение в федеральных СМИ, но и Тюменская область, судя по публикациям, также оказалось в зоне внимания. Риск этот пока носит чисто гипотетический характер, и перейдет в актуальную плоскость лишь в случае возникновения какого-либо инцидента. Тогда оппоненты губернатора по-максимуму задействуют свои ресурсы для того, чтобы раздуть скандал в федеральной повестке.

Таким образом, в ближайшей перспективе основной реальный риск для г-на Якушева сосредоточен в контексте президентских выборов. С одной стороны, Тюменская область является достаточно электорально значимым регионом, и федеральная власть рассчитывает на него с точки зрения внесения вклада в показатели явки и голосования кандидата от власти. С другой — любой скандал в регионе, возникший в контексте президентской кампании, особенно связанный с применением административного ресурса, имеет высокие шансы попасть в федеральную повестку. Такой инцидент, случись он, перечеркнет все прежние достижения любого губернатора, какими бы прочными его позиции не были до этого. Так что перед региональными властями стоит сложная задача в течение ближайших месяцев пройти между Сциллой достижения нужных Москве электоральных результатов и Харибдой риска их делегитимации.

Евгений ЗАБРОДИН

Политолог, директор Фонда «Региональная политика» (г. Салехард)

Глава Ямало-Ненецкого округа Дмитрий Николаевич Кобылкин достаточно стабильно занимает ведущие места во всех рейтингах. И в 2017 году его статус не изменился. Он продолжает быть одним из наиболее интересных губернаторов России. Молодых и перспективных.

В последнее время всё чаще российские губернаторы ославляются – неудачными фразами, своими или своих подчиненных действиями, участием в коррупционных схемах… Губернатор Кобылкин ничем таким не ославился.

В уходящем году, как и ранее, в регионе произошли позитивные сдвиги: в первую очередь, это главный инфраструктурный проект ЯНАО — северный широтный ход, нашёл поддержку в правительстве, которое выделяет деньги на его реализацию. На Ямале при личном участии президента России Владимира Путина (что также хороший знак для региона и его руководителя), запущена первая очередь завода по сжиженному газу «Ямал СПГ». Поэтому есть большие надежды, что в обозримом уже периоде, Россия, в том числе, благодаря ямальским недрам, станет одним из крупнейших экспортёров сжиженного природного газа. А это является очень серьёзным фактором, особенно в условиях энергетических кризисов последних лет.

Кобылкин отличается умением выстраивать конструктивные отношения – это видно не только на примере взаимодействия с предпринимательским сообществом, но и с представителями различных властных институтов. С мэром столицы Иваном Кононенко взаимодействие идёт в рабочем ключе. И здесь в регионе никогда не было, и нет таких противоречий, которые привыкли наблюдать во многих субъектах – когда руководство столичного города идёт в пику региональному начальству. Конечно, не стоит забывать, что Салехард не самый крупный город Ямала.

Население знает губернатора и очень позитивно к нему относится. По уровню поддержки жителей региона, думаю, Кобылкин находится среди самых популярных региональных лидеров России.

Алексей МУХИН

Политолог, генеральный директор Центра политической информации

2017 год мэр Москвы Сергей Семёнович Собянин начал в условиях весьма сложной для себя ситуации. Москвичи не принимали его нововведения. Но к окончанию лета-2017 всё изменилось. Москвичи приняли и поняли обновлённую Москву. Особенно её центр, который сейчас вполне себе стал соответствовать уровню европейских столиц.

Помимо этого Собянин вполне удачно начал проект реновации, которая является долгоиграющей и крайне эффективной программой. Судя по голосованию — фактически тотально «за», москвичам очень понравился этот проект. Если Собянину удастся его реализовать в том формате, который заявлен, я думаю, что у него не будет никаких проблем с переизбранием на должность столичного градоначальника в сентябре 2018 года. Несмотря на то, что курсирует некая информация о федеральных амбициях столичного мэра, исходя из личных бесед с Сергеем Семёновичем, у меня такого впечатления не сложилось.

В целом, на упрёки недовольных, можно сказать, что вся критика в адрес мэра и его команды берётся на карандаш, это я точно знаю. Команда Собянина действует именно в этом ключе, учитывает всю конструктивную критику и изменяет в соответствие с ней формат своей работы. Все помнят, какие были нарекания в связи с плохой укладкой плитки, которая ломала каблуки москвичкам. Именно это обстоятельство послужило оперативному перезапуску программы и теперь всё в порядке.

Вообще, следует чётко разделять целенаправленную демотивирующую негативную кампанию, которая ведётся против Сергея Собянина, и конструктивную критику и справедливое возмущение, потому что Сергей Собянин не один работает в городе. У него большая команда. В личной беседе, кстати, он мне говорил, что каждый день увольняет нерадивых чиновников. Просто на этом никто не заостряет внимания.

Владимир БЕЛЯЕВ

Академик Российской Академии политических наук, член Госсовета при президенте Республики Татарстан (1991 – 1993 гг.)

В 2017 году в Татарстане шла подготовка Чемпионата мира по футболу. И ей власти уделяли значительно больше времени, чем решению неотложных социальных проблем. Глава региона так и не ушёл от фасадной демократии и продолжил идти дорогой потёмкинских деревень.

Не знаю, как объяснить вхождение Рустама Минниханова в высокие позиции различных рейтингов, но, возможно, он и выглядит выигрышно в сравнении с остальными вообще блеклыми фигурами. К тому же, он — прекрасный администратор, совсем не похожий на политика-тяжеловеса Шаймиева. Минниханов хорошо выполняет три функции завхоза: выбить деньги из Москвы, их освоить, отчитаться. Эти три функции он выполняет в отличие от того же, предыдущего руководителя Марий Эл, например. И на таком фоне действительно смотрится выигрышно.

Кроме того, в 2017 году Минниханов перетерпел вопрос о ликвидации разграничительного договора – за главой Республики Татарстан по-прежнему продолжает сохраняться наименование его должности — президент. Это такая небольшая победа.

И наконец, решается вопрос с тонкостями изучения языков – русского и татарского, но уже в ущерб его рейтингу.

Власти допустили коллизию по вопросу преподавания языков в школах Татарстана, что вызвало категорическое неприятие власти с обеих сторон. До этого рейтинг у президента республики был довольно высокий и среди русских, и среди татар, в том числе, среди русскоязычных городских татар. Сейчас он упал везде. В результате был убран со своего поста министр образования. Пожертвовали пешкой. Но не надо забывать, что он действовал не от самого себя, а от лица власти. Несмотря на то, что на неоднозначную ситуацию указывал далее российский президент Владимир Путин, власти республики не желали замечать проблемы, когда фактически татарского языка в школах региона стало больше, чем русского, а русского — меньше, чем где-либо. Детей перестали учить татарскому разговорному языку, построив преподавание на скучной филологии, с малых лет вызывая отторжение от этого предмета.

Наконец, Москва и Министерство образования и науки провели предложение о том, чтобы желающие могли выбирать по заявлению, сколько часов они хотят заниматься тем или иным языком. Но при этом осталась недовольна часть татароязычных татар, которая, в свою очередь, опасается сокращения функций татарского языка. Хотя, если бы власти заранее деликатно и последовательно занимались бы этими вопросами, реформу можно было сделать красиво и безболезненно.

Не видно внимания к нуждам простых людей и за фасадами строительной гонки к Чемпионату мира. В Казани строится вторая ветка метро, которая проложена по абсолютно нежилому району под трамвайной линией, итак хорошо обслуживающей это расстояние. Но зато эта ветка ведёт к стадиону. А то, что можно было её пустить под спальным районом, и тем самым решить проблемы многих казанцев, об этом, к сожалению, не подумали, забыв, что людям ведь сейчас жить приходится. И что чемпионаты быстро проходят.

Дмитрий СОЛОННИКОВ

Политолог, директор Института современного государственного развития (г. Санкт-Петербург)

Если рассматривать 2017 год для Санкт-Петербурга и для губернатора Георгия Сергеевича Полтавченко, то в целом его можно охарактеризовать положительно. Конечно, губернатор остаётся главной политической фигурой города. В таком качестве он начал год, в таком же его и завершает.

Весь год был прожит под давлением слухов о неминуемой скорой отставке Георгия Сергеевича. Первые вбросы начались ещё в январе, и тема схлопнулась только к концу осени. Нужно отметить, что подобные предсказания рождались, прежде всего, в экспертном сообществе, и, прежде всего, в Москве. Городская администрация всё время продолжала работу в спокойном режиме. Продолжает её и сейчас. Собственно, то, что данные слухи не оправдались – это уже заметный успех команды Полтавченко.

Завершён болезненный для города проект с «Зенит-Ареной». Теперь это уже не долгострой с коррупционным душком, а действующий объект и архитектурная достопримечательность. Негатив же по его поводу пришёлся на две фигуры: бывшего вице-губернатора Марата Оганесяна, обвинённого в коррупции и сейчас находящегося в предварительном заключении под следствием; и нынешнего — Игоря Албина, вынужденного рассказывать, как бакланы повредили крышу сверхсовременного строения.

Полтавченко же может использовать новый стадион по его прямому назначению – болеть на нём за футбольный клуб «Зенит», что негатива явно не вызывает.

Также, сошла «на нет» информационная кампания с передачей Исаакиевского собора Русской православной Церкви. Опять же, главный негатив здесь на себя собрал спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслав Макаров, требовавший скорейшей передачи собора в немыслимо короткие сроки, и даже организовывавший обращение ректоров города с аналогичным требованием. В итоге передача собора не состоялась ни ускоренная, ни продленная, никакая…

А губернатор оказался как бы и ни при чём.

Ни к чему не привела, и, казалось нараставшая в начале года, уличная оппозиционная активность. То есть протестов в целом в этом году было явно больше, чем в прошлом. Они как-то ни чем заметным не завершились.

Важным моментом для города стала нарастающая активность исполнительной власти города в реализации внутренней политики. Если раньше казалось, что этим направлением полностью завладел спикер Законодательного собрания Вячеслав Макаров, то с приходом в Смольный нового вице-губернатора Константина Серова, активность ветвей власти стала выравниваться. А, порой, исполнительная власть законодательную уже и переигрывает.

Необходимо отметить и подготовку города к выборам президента страны. Действительно серьёзным вопросом продолжает оставаться формирование предвыборного штаба на родине Владимира Владимировича. И здесь характерно, что обсуждать данную тему Сергей Кириенко приехал именно в Смольный к Георгию Полтавченко. Ни в Народный Фронт, ни в Единую Россию, ни в Законодательное собрание. Это в городе заметили все.

Опять же важно, что год прошёл без серьёзных потрясений.

Санкт-Петербург был одним из немногих субъектов Федерации, где в 2017 году не было ни одного избирательного события. В этом плане город выглядит гораздо позитивнее и устойчивее ряда регионов, той же Москвы.

В социально-экономическом плане также всё в рамках умеренного оптимизма.

Все эти факты формируют и отношение к губернатору горожан, бизнес-элиты и экспертного сообщества.

Ещё раз, главная оптимистическая победа – это то, что не произошло никаких серьёзных кризисных обвалов. А в сегодняшних условиях это уже достаточный повод для положительных эмоций.

Николай ЕВДОКИМОВ

Политолог, доцент кафедры политологии, социологии и философии Башкирской академии государственной службы и управления при главе Республики Башкортостан

Хотя в 2017 году в Башкортостане не было масштабных избирательных кампаний, год, тем не менее, выдался непростым с точки зрения развития политических процессов для республиканской политической элиты. Он вместил в себя как судебные решения по резонансному делу «Башнефти», так и усиление протестной активности различных социальных групп, обострение внутриэлитных противоречий.

В социально-экономической сфере ключевым событием стало решение суда по «делу Башнефти». То, что суд удовлетворил иск «Роснефти» к АФК «Система» можно расценивать как политическую победу не только И. Сечина, но и Р. Хамитова (правительство республики присоединилось к иску «Роснефти» к АФК «Система»). Это решение имело существенный позитивный имиджевый эффект для Р. Хамитова, как и получение дивидендов от «Башнефти» в большем объёме, чем это предполагалось в начале года. О серьёзных лоббистских возможностях главы республики свидетельствуют и решения о проведение в Башкирии Всемирной Фольклориады в 2019 году, Всемирного фестиваля мёда «Апимондия» и ряда других крупных международных мероприятий, запланированных на ближайшие годы. Таким образом, власть достаточно удачно позиционирует Уфу как крупный, по российским меркам, конгрессный центр.

Вместе с тем, Рустэму Хамитову пришлось столкнуться с достаточно серьёзной фрондой со стороны региональной контрэлиты. В течение всего года в оппозиционных СМИ активно муссировались слухи о конфликте между главой региона и мэром Уфы Иреком Ялаловым, что первое время вносило серьёзный элемент дезорганизации в работу, прежде всего, городской администрации. Несмотря на то, что эти слухи оказались сильно преувеличенными, можно сказать, что республиканской и муниципальной власти удалось урегулировать имеющиеся спорные моменты. По согласованию с башкирским Белым домом уфимская мэрия произвела ряд кадровых перестановок в городской администрации, что в целом нивелировало внутриэлитное напряжение и стабилизировало ситуацию.

Кадровые перестановки затронули и республиканское правительство, однако, в Башкортостане выстроена такая политическая система, которая предполагает стабильность функционирования политических институтов и их слабую персонализированность (естественно, исключая фигуру главы региона, которая является ключевой). Поэтому, несмотря на то, что в отставку были отправлены достаточно крупные руководители (вице-премьер регионального правительства, заместитель руководителя администрации главы Башкортостана), это не повлияло на характер функционирования управленческой системы.

В сфере публичной политики наибольшую угрозу представляли попытки политизации языкового вопроса. Летом и осенью наблюдался некоторый рост протестной активности, а требование ряда митингующих вернуть принудительное изучение башкирского языка в школах придало протесту ещё и этнополитический характер. Однако, Хамитову, несмотря на ряд информационных издержек, удалось показать, что он является проводником политики федерального центра и в этом вопросе ориентируется на поручения президента Путина, данные им летом на совещании в Йошкар-Оле (20 июля 2017). В то же время, глава Башкортостана инициировал ряд проектов направленных на поддержку изучения и развития башкирского языка в республике. В целом, можно говорить, что 2017 год получился для Хамитова непростым, но относительно успешным. Ему удалось сохранить и, в какой-то мере, укрепить собственные позиции как главы региона.

Константин БАКШЕЕВ

Политический консультант, политтехнолог, координатор информационно-идеологического направления Агентства «Максимов-Консалтинг»

Вениамину Кондратьеву удалось сложить однородную мозаику из собственных и федеральных программ. В результате чего в Краснодарском крае заработала такая концентрированная система, когда проекты идут не врозь, а дополняют друг друга, что нередко оптимизирует финансирование и удваивает эффект от результата. В то же время Кондратьев остаётся координатором ряда президентских инициатив, его можно сравнить с замом по особым поручениям, отсюда и доступ к контактам с Путиным не по формуле «когда можно», а по формуле «когда нужно». Важно, что глава Кубани никогда не забывает о бонусах для собственного региона. Не так давно он успешно проявил свои лоббистские способности вокруг проекта «Крымский мост». Форсируя расширение магистрали, по которой через Краснодарский край автомобили направляются к мосту, Кондратьев выступил защитником кубанцев от транспортного коллапса. Вместе с тем, к губернатору Краснодарского края стало поступать больше личных обращений. С одной стороны это показывает, что люди в его помощь готовы верить, а с другой — рост обращений может быть искусственно сгенерирован недоброжелателями губернатора, ведь среди публичных просьб есть откровенно несбыточные «висяки». В целом, за прошедший год глава Кубани сумел заручиться поддержкой многих референтных лиц. Даже, несмотря на активный выборный сезон, в крае уменьшилось число элитных конфликтов. Более того, с избранием нового состава Законодательного собрания региона стал вырисовываться эскиз команды Кондратьева. Продолжают совершенствоваться его публичные деловые контакты с бизнесменом Сергеем Галицким, который крайне продуктивен при паритете целей. Коррупционные скандалы в муниципальных образованиях Кубани, естественно, могут подпортить карму Кондратьеву, но в том случае, если коснутся непосредственно его ставленников. Пока же это больше похоже на деликатную зачистку чиновничьего корпуса от аморальных элементов прошлого. Не стоит забывать, что Кондратьев входит в пул на замещение крупных федеральных должностей. Для сохранения личного дела в чистоте, сегодня каждый шаг губернатора Кубани должен проходить тест на эпатаж и эмоциональность.

Алексей КОНДРАТЬЕВ

Член Совета Федерации РФ, глава города Тамбова (2010 – 2015 гг.)

Уходящий 2017 год ознаменовался для Тамбовской области запуском ряда крупнейших инвестиционных проектов, которые уже начали реализовываться в регионе. Это развитие животноводческого комплекса в молочном и мясном направлениях. Это — поддержка промышленности в рамках Тамбовского порохового завода. Это – и инвестиции в модернизацию сферы ЖКХ, прежде всего, в развитие системы теплоэнергоносителей. Впервые за последние 20 лет в этом направлении сделаны громаднейшие шаги: строительство новых котельных, укладка новых сетей. Все эти инфраструктурные проекты, благодаря активности губернатора Тамбовской области Александра Никитина, и предопределяют дальнейшее развитие, как экономики области, так и региональной столицы – города Тамбов.

Александр Никитин обеспечил себе конструктивное взаимодействие с руководством Тамбова, поставив на должность градоначальника своего человека – Сергея Алексеевича Чеботарёва, в прошлом занимавшего пост вице-губернатора.

Оценивая взаимоотношения Александра Валерьевича с бизнес-элитами региона – здесь нужно исходить из показателей экономики области. В Тамбове, и в целом по региону, они разнонаправленные. Если рассматривать работу бизнес элит в сельском хозяйстве (главного ресурса Тамбовской области), то в этом сегменте и сосредоточены наиболее значимые инвестиции и, следовательно, можно наблюдать наиболее плотное отношение с предпринимательским сообществом. Яркой иллюстрацией продуктивного сотрудничества служат совместные проекты с компанией «РусАгро» Вадима Мошковича, которая активно участвует в различных программах на территории области. Это, наверное, главный показатель налаженного губернатором союза во благо региона.

Немного в 2017 году упало инвестирование в сфере строительства, но в последнее время такая ситуация характерна для большинства регионов страны.

Стоит отметить, что губернатор проявляет интерес к насущным нуждам жителей Тамбовской области. Он, как и большая часть его администрации, зарегистрирован в социальной сети Фэйсбук для оперативного обмена информацией. Глава администрации области подписал постановление о том, что деятельность глав муниципальных образований в рамках открытости будет оцениваться, в том числе, и по работе в социальных сетях, по контактам с гражданами, обратной связи, касающейся тех или иных проблем социально-экономического развития этих муниципальных районов. Журнал «Профиль», периодически оценивающий деятельность губернаторов, несколько раз отмечал его открытость и доступность для жителей Тамбовской области. В этом направлении Александр Валерьевич к концу 2017 года не утратил амплуа одного из самых открытых глав регионов, по крайней мере, Центрального федерального округа.

Михаил ЛИТВИНОВ

Политолог, директор пиар-агентства «Алтай-Имидж»

Деятельность губернатора Алтайского края я оцениваю положительно. Александр Богданович Карлин работал в 2017 году в крае системно и качественно. Подтверждения из статистики — край менее, чем вся Россия, «просел» по ходу кризиса. Даже в самый тяжёлый период, когда рухнула строительная отрасль в регионе, промышленность в целом держалась на прежних показателях, проседание было минимальным. А переработка и сельское хозяйство показывали плюсы в своем развитии. Карлина, прежде всего, отличает грамотная и рассчитанная на перспективу финансово-бюджетная политика — успеть вовремя поддержать там, где скоро может просесть. Поэтому в крае не было существенных провалов. Строительная отрасль — это отдельная песня.

Карлин является крайне эффективным лоббистом интересов края на федеральном уровне, поэтому с экономической точки зрения очень многое значит для возглавляемого им региона. Его фигура не сопоставима ни с одним из предыдущих глав администрации по объёмам средств, которые он «притянул» в регион (в сопоставимых данных). Это признаётся всеми — и союзниками, и оппонентами. Пример: сельское хозяйство в крае рентабельно 12 последних лет, причём во всех подотраслях — в животноводстве, семеноводстве. Такого в истории края не было никогда, даже в советские времена. Карлин придумал и создал за 8 лет туристическую отрасль в крае, которой вообще не было в регионе.

И с управленческой точки зрения, Карлина можно назвать, очень эффективным менеджером, причём креативным. Способен находить нестандартные идеи и активно их продвигать. Через 2-3 года эксперты удивляются — как до этого никто раньше не додумался — ведь так всё просто и эффективно?

С политической точки зрения всё сложнее. Есть значительная часть населения, которая считает Карлина безусловным лидером, в том числе и политическим. Есть также значительная группа населения, которая отвергает его как политического лидера. Эти группы примерно равны и составляют до 70% жителей края. Остальные – «болото».

Но в критических ситуациях Карлин способен резко усилить свои позиции в качестве политического лидера. Это связано с его поездками по региону. В ходе личных встреч с населением он резко меняет ситуацию в свою сторону.

Бизнес-элиты края в подавляющем большинстве — либо союзники Карлина, которые готовы активно его поддерживать, либо нейтральны. Причём последних — немного. За всё время правления Карлина было фактически несколько человек из бизнес-элиты, которые пытались противодействовать, в том числе, и политически. Это Банных, семья Рыжаков. В настоящее время есть Прокопьев («Эвалар»). Но это совсем другой уровень, в основном пиаровский и основан на личной обиде Александра Прокопьева (все действия ведутся на информационных площадках, не выходя за их рамки). Кстати, его мать — хозяйка «Эвалара», крайне недовольна действиями сына. Она занимает нейтралитет.

Карлин — законник, бывший прокурор. Поэтому чётко выстраивает все отношения в рамках закона. Это видно и на примере работы с муниципальным уровнем. При этом последовательно, от выборов к выборам — проводит людей, которые, по его мнению, отвечают поставленным задачам. Иногда даже не совсем «своих» людей, но более эффективных управленцев.

В 2017 году следует отметить последовательное изменение кадрового состава глав муниципалитетов – это безусловный плюс. Но, в чём минус, делается это крайне медленно. Крайне медленно обновляется состав руководства в крае.

Единственное условно негативное в регионе — это завышенные ожидания части населения от Карлина (надо, чтобы быстрее шла газификация, медленно растёт заработная плата, особенно в сельском хозяйстве), причём в вопросах, которые находятся вне его компетенции.

Но он за годы приучил всех, что может решить практически всё — отсюда завышенные ожидания, которые снижают рейтинг по социологии.

Среди плюсов 2017 года — выход региональной экономики из кризиса, причём это не восстановительный характер, а объективный рост к докризисному уровню. На лицо — поступательное развитие переработки, которая фактически имеет +15%.

Минусы 2017 года — обвал цен на зерно. В то же время, в крае имеется хранилищ зерна на 2 млн тонн больше, чем есть зерна в действительности — собственники могут ждать нормальных цен. И вечная проблема с оборотными средствами и подготовкой к весне.

Андрей РУСАКОВ

Политолог, директор Центра европейско-азиатских исследований

Время идёт и идёт достаточно быстро. Вроде бы ещё недавно была проведена достаточно успешная для Е.В. Куйвашева избирательная кампания, на которой в качестве политической платформы на следующие пять лет была презентована «Пятилетка развития». Кстати, это было достаточно просто для понимания электората – за предстоящие пять лет Свердловская область должна войти в тройку лидеров среди всех субъектов Российской Федерации. Смелый и даже агрессивный вызов. Надо сказать о том, что проведённые предыдущие пять лет на посту губернатора позволили Куйвашеву отойти от образа «варяга» и стать в меру своим для местного населения и для местных элит. Поэтому итоги выборов стали одними из самых высоких в стране. Регион получил своего лидера вполне легитимно. А амбициозные задачи, с консолидацией всех слоев населения, можно решать только при признаваемом всеми слоями населения руководителе. А вскоре после вступления в должность уже действующий губернатор проявил определённый уровень политического упорства: несмотря на проигрыш в прошлом, Екатеринбургу вновь удалось стать одним из кандидатов на проведение всемирной выставки «Экспо». Сейчас уже в 2025 году. Заявка поддержана на федеральном уровне и уже презентована Е.В. Куйвашевым в Международном бюро выставок в Париже, причём вместе с министром промышленности и торговли России Денисом Мантуровым. Это притом, что в следующем году в Екатеринбурге пройдут матчи Чемпионата мира по футболу и промышленная выставка «Иннопром», получившая при Куйвашеве статус национальной, партнёром которой в этот раз будет Южная Корея. Естественно, что реализация этих мегапроектов будет иметь отложенный эффект для социально-экономического развития региона, да и Екатеринбург – далеко не вся Свердловская область. Поэтому на текущей повестке дня будут все вопросы, которые для населения важны «здесь и сейчас» — здравоохранение, образование, «коммуналка», рабочие места. И первый год «Пятилетки развития» покажет умение и губернатора, и его команды их решать. В сентябре был электоральный аванс, а будущее покажет.

Продолжение следует...

Последние новости