18+
  1. Антирекорды банка «Югра»

Антирекорды банка «Югра»

Антирекорды банка «Югра»
После того как в 2016 году банк «Югра» стал рекордсменом по убыткам, собственник принялся сокращать фонд зарплаты и премиальных для топ-менеджмента этой кредитной организации.

Владелец банка «Югра» серьезно порезал зарплаты и премии менеджменту после того, как кредитная организация показала рекордные убытки по итогам 2016 года. Худший результат продемонстрировал только БМ-банк, но у него есть оправдание, потому что учреждение проходит процедуру санации.

Итак, чистый убыток банка «Югра», принадлежащего бизнесмену белорусского происхождения Алексею Хотину, по итогам 2016 года составил 32,2 млрд. рублей (данные с официального сайта ЦБ РФ). «Югра» занял первое место по убыточности среди российских банков, на втором месте – «Глобэкс» (дочерний банк Внешэкономбанка) с убытками 29,5 млрд. рублей, на третьем – Новикомбанк («дочка» госкорпорации «Ростех») с 17,8 млрд. рублей.

52,5% акций «Югры» принадлежат компании Radamant Financial AG (Швейцария), одним из ее бенефициаров является бизнесмен Алексей Хотин. Согласно рейтингу «Интерфакса», банк «Югра» на 1 января 2017 года занимал 33-е место по размеру активов и 48-е место - по размеру капиталов.

Ссылаясь на оборотную ведомость банка, «Ведомости» называют главной причиной убыточности «Югры» резервы, которые топ-менеджмент активно создавал, начиная с I квартала прошлого года. Например, в апреле топ-менеджмент досоздал провизии на 21,3 млрд. рублей, в результате чего банк перешел в категорию убыточных.

Для сравнения, «Глобэкс» и Новикомбанк, занимающие вторую и третью строчку рейтинга самых убыточных банков России, за год нарастили резервы более чем в 2 раза: «Глобэкс» - до 28,86 млрд. рублей; Новикомбанк - до 23,8 млрд. рублей.

Владелец банка «Югра» серьезно сократил вознаграждение для топ-менеджеров, что может считаться еще одним подтверждением финансовых проблем. Согласно данным финансовой отчетности «Югры» за IV квартал 2016 года в кредитной организации были сокращены зарплаты и премии членам совета директоров, а также выплаты членам правления банка.

В частности, зарплату сократили практически вдвое:

- 2016 – суммарная цифра составила 9,4 млн. рублей;

- 2015 – 18,4 млн. рублей.

Премии сократили на 40%:

- 2016 – 7,5 млн. рублей;

- 2015 – 12,3 млн. рублей.

Что касается выплат членам правления, то в 2016 году их снизили по сравнению с позапрошлым годом на 4,5 млн. рублей.

Сокращение зарплатного и премиального фондов выглядит логично на фоне многомиллиардных убытков, которые понес банк «Югра» в прошлом году. В частности, только по итогам I квартала 2016 года отрицательный финансовый результат составил 21,9 млрд. рублей. Суммарный убыток по итогам прошлого года, по данным Центробанка, составил 32,2 млрд. рублей – это худший результат, если не считать банки, в которых введен режим санации. Наиболее распространенное мнение на банковском рынке: резкое сокращения зарплатного фонда и премиальных – это реакция собственника на финансовый провал.

«Такой секвестр можно воспринимать как негативную оценку работы управленцев, тем более, что к банку в прошлом году возникало множество вопросов», – деловые СМИ цитируют мнение одного из финансовых аналитиков.

Показатели финансовой отчетности «Югры» на протяжении 2016 года демонстрировали резкий спад. Так, по расчетам ресурса kuap.ru в отношении агрегированного баланса банка, суммарная стоимость высоколиквидных активов с января по октябрь 2016 года снизилась более чем на 10 млрд. рублей (или на 46,5%). Аналитический проект analizbankov.ru пришел к выводу, что «Югра» имеет «критический запас прочности». Свой вывод аналитики проекта аргументировали тем, что соотношение высоколиквидных активов и предполагаемого оттока средств демонстрирует критическую отметку на уровне 36,76%, что свидетельствует «о недостаточном запасе для преодоления возможного оттока средств клиентов».

Банковские аналитики в числе негативных тенденций отметили также снижение рентабельности капитала ROE и падение прибыльности источников собственных средств банка «Югра». Еще в конце прошлого года банковские аналитики обращали внимание на такие риски, как чрезмерно высокий уровень концентрации кредитного портфеля на крупных заемщиках, при том, что значительную долю занимали долгосрочные ссуды. В декабре 2016 года деловые СМИ цитировали мнение одного из аналитиков, который прямо задался вопросом, насколько адекватно топ-менеджмент «Югры» оценивает риски по долгосрочным займам.

Еще одним тревожным сигналом стало решение Федеральной таможенной службы лишить «Югру» права выдавать банковские гарантии уплаты таможенных пошлин и налогов за нарушение обязательных нормативов, о чем сообщил «Коммерсант» в начале февраля. Собственно, ФТС в начале февраля 2017 года исключила из реестра банков, обладающих правом выдачи банковских гарантий уплаты таможенных пошлин и налогов, две структуры – Татфондбанк и «Югру». «Коммерсант» цитирует аналитика ИК «Алор» Кирилла Яковенко, выразившего мнение, что решение ФТС несет для «Югры» больше репутационных рисков, чем финансовых, поскольку «исключают банк из реестра вместе с Татфондбанком, а это с учетом проблем последнего не самое удачное «соседство».

«Пассивная база в основном сформирована за счет средств физических лиц. Большая часть кредитного портфеля – нефтегазовая и химическая отрасли, строительство и операции с недвижимостью, то есть направления, где активно представлен бизнес конечного бенефициара банка Алексея Хотина. Возникают серьезные вопросы адекватности оценки рисков банка по данным займам», – так оценил ситуацию в декабре 2016 года один из банковских аналитиков.

Эксперты высказали предположения, что все описанные негативы в работе банка «Югра» приведут к тому, что финансовая структура Алексея Хотина попадет в прицел надзорного блока Центробанка. А пока что вопрос, столкнется ли банковская сфера России с новыми крупными провалами вроде Татфондбанка (с декабря 2016 года управляется временной администрацией Агентства по страхованию вкладов, ожидая решения ЦБ о режиме санации), остается открытым.

Последние новости