18+
  1. Арбитраж перекрыл «Лукойлу» Алекперова выход на Арктический шельф

Арбитраж перекрыл «Лукойлу» Алекперова выход на Арктический шельф

Арбитраж перекрыл «Лукойлу» Алекперова выход на Арктический шельф
Столичный арбитраж отказал НК «Лукойл» Вагита Алекперова, топ-менеджеры которой, как выясняется, несмотря на санкции продолжают тесно сотрудничать с нефтяниками США, в удовлетворении ходатайства о разморозке лицензии, выданной «Роснедрами» на не совсем законных основаниях. Саму компанию, похоже, активно готовят к продаже.

Арбитражный суд Москвы отклонил ходатайство «Лукойла», который просил разморозить выданную ему «Роснедрами» лицензию на освоение Восточно-Таймырского нефтегазового участка в Красноярском крае. Ранее итоги конкурса были обжалованы в суде компанией «Роснефть», и суд наложил запрет на разработку участка компанией Вагита Алекперова до окончания разбирательства.

Формально ответчиком является Федеральное Агентство по Недропользованию (далее «Роснедра»), однако именно «Лукойл», заявленный как третья сторона, пытается отстоять в суде свою победу в конкурсе. «Лукойл» озабочен тем, что якобы не успеет выполнить лицензионные обязательства, хотя даже неискушенному наблюдателю ясно, что пока лицензия не выдана, ни о каких обязательствах не может быть и речи. Но это уже частности. Куда важнее намерение «Лукойла» и «Роснедр» сообща отстаивать в суде позицию ведомства, согласно которой условия конкурса не нарушались. По сути, это можно расценивать как доказательство версии, что и во время проведения конкурса частная нефтяная компания и государственное ведомство действовали в тандеме.

Еще в августе в СМИ появилась сравнительная таблица ТЭПов (технико-экономических предложений), из которой стало очевидно, что предложения «Роснефти» на порядок превосходят заявку «Лукойла». Но победа в конкурсе, видимо, была определена заранее – «Роснедра» готовы были передать участок «Лукойлу» на внеконкурсной безальтернативной основе. И тому можно найти сразу несколько объяснений.

Как удалось выяснить «Нашей Версии», большинство чиновников «Роснедр», входивших в комиссию, могут быть кровно заинтересованы в сотрудничестве с компанией Вагита Алекперова. А может правильнее сказать материально? Председатель конкурсной комиссии и заместитель руководителя «Роснедр» Орест Каспаров в начале нулевых имел прямое отношение к компании «Петроальянс Сервисис Компани Лимитед», принадлежавшей Александру Джапаридзе – важному деловому партнеру Алекперова. В 2004 году Каспаров, похоже, непосредственно участвовал в подготовке и проведении сделки по приобретению бурового подразделения «Лукойла» «ЛУКОЙЛ-бурение», преобразованного затем в «Буровую компанию «Евразия» (Eurasia Drilling Company Limited (EDC). Другой член конкурсной комиссии Петр Садовник - советник руководителя «Роснедр» и замдиректора ФГУП «ВНИГНИ» (экспертной организации, составлявшей заключение по ТЭПам компаний) - входит в совет директоров акционерного общества ОГК ГРУПП, владельцем которого является Фонд развития бизнеса (ЗАО «ФОРБ») - структура, тесно связанная с «Лукойлом».

Ранее эта эффективно работающая с госструктурами компания контролировалась Артёмом Аветисяном, бывшим кандидатом в члены совета директоров «Роснефти».

На данный момент гендиректором фонда является ни кто-нибудь, а Анатолий Пак - сын бывшего руководителя «Роснедр» Валерия Пака, который, собственно, и утверждал результаты конкурса. Общеизвестно также, что «Лукойл» является «родовым гнездом» для министра природных ресурсов Сергея Донского, который в свое время работал в финансовом департаменте компании Алекперова.

Видимо, положения действующего законодательства, согласно которым требуется замена членов конкурсной комиссии в связи с выявлением у них конфликта интересов с одним из участников конкурса, были попросту проигнорированы.

Надо признать, что тесная связка «Лукойла» и «Роснедр» существует уже давно. Частная нефтяная компания не первый раз получает лицензии на освоение стратегических активов благодаря удивительному расположению чиновников.

Многих наблюдателей, конечно, волнует вопрос: почему «Лукойл» так ожесточенно сражается за сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, вынуждая «Роснедра» идти напролом конкурсных процедур? Видимо, объяснение простое: спорный сухопутный блок в перспективе дает его владельцу возможность выхода на шельф. «Лукойл» мог уже видеть себя в полушаге от заветных арктических сокровищ. Оставалось только законодательно добиться права на освоение шельфовых месторождений, которым на данный момент обладают лишь госкомпании. Конечно, учитывая тот факт, что «Лукойл» активно сворачивает сейчас свои инвестиционные программы, не совсем понятно, зачем этой нефтяной компании Арктика и как она планирует ее осваивать. Однако, изучив бизнес-стратегию Алекперова, можно ответить и на этот вопрос.

Похоже, освоение арктических участков - не основная цель: куда важнее просто поставить на баланс шельфовые месторождения и повысить за счет этого свою капитализацию. Ведь по некоторым действиям создается впечатление, что мы имеем сейчас дело с очередным раундом предпродажной подготовки. В последнее время менеджеры «Лукойла» консолидируют контроль над компанией, увеличивая долю своих акций. Например, по данным РИА, «Вагит Алекперов по состоянию на 31 декабря 2014 года прямо и косвенно владел 22,67% капитала компании. Одновременно резко сокращаются инвестиционные программы, что сопровождается неадекватным увеличением дивидендов. По данным СМИ, «в 2014-м «Лукойл», по разным оценкам, вывел в офшоры в виде дивидендов и других выплат порядка $5 млрд».

Теперь о потенциальных покупателях. Известно, что топ-менеджеров «Лукойла» всегда связывали тесные, почти родственные связи, с представителями американской нефтянки. И неудивительно, наверное, что в период небывалого напряжения в отношениях Москвы и Вашингтона «Лукойл» открывает новый офис в Хьюстоне, что называется «в логове врага», а американцы проявляют к российской компании невиданную лояльность и неявно потворствуют ее работе в зонах экономического интереса собственных нефтяных компаний. Неслучайно и то, что американские депозитарные расписки составляют 63% акционерного капитала

«Лукойла», все финансовые проводки компании - в долларах США, сделки с акциями, движения капитала и активов находятся под жестким контролем американского регулятора, который в любой момент может принять необходимое решение.

В связи с этим вряд ли можно назвать НК «Лукойл» национальной компанией.

Последние новости