Банкротство - не повод отказываться от премии

Банкротство - не повод отказываться от премии
Фото: http://www.chpp.ru
Подавшийся в бега от уголовного преследования генеральный директор Антипинского НПЗ Геннадий Лисовиченко потребовал премию с обанкроченного им завода. Стремление получить «золотой парашют» оказалось сильнее угрозы возбуждения нового уголовного дела.

Последствия производственных «успехов» бывшего генерального директора Антипинского НПЗ теперь будет разгребать правительство. В частности, только по итогам 2018 года чистая прибыль от реализации готовой продукции снизилась на 88% (!), а чистый убыток компании по итогам года составил 35,7 млрд. рублей. И это не считая 1,8 млрд. рублей пропавшего кредита Сбербанка и очевидного вывода активов завода, осуществлявшегося Лисовиченко в пользу предприятий, бенефициарами которых являются члены его семьи, о чем «Век» рассказывал на днях.

Теперь вице-премьер Дмитрий Козак поручает проработать вопрос возможного оказания помощи предприятию – единственному НПЗ на Урале - доведенному практически до банкротства. Ну, а правоохранительные органы расследуют схемы хищения кредита, по делу о котором уже арестован председатель совета директоров завода Дмитрий Мазуров, и вывода других активов предприятия.

Кажется, у занимающегося расследованием Следственного комитета представится повод приобщить к делу о «мошенничестве в особо крупном размере» еще и историю с премией Лисовиченко.

Реклама на веке

Дело в том, что в подписанном за день до своего увольнения приказе Лисовиченко ссылается на некие договоренности с советом директоров. Причем, на протокол соответствующего заседания совета он ссылается дважды, но его даты указывает разные. В одном месте приказа заседание датировано 11 февраля 2018 года, в другом – уже 11 февраля 2008 года.

«Единица» и «ноль» находятся на клавиатуре настолько далеко друг от друга, что вряд ли можно объяснить 10-летнюю разницу в датировании одного и того же документа случайной опечаткой. Учитывая же, что на заводе почему-то не сохранился оригинал протокола решения совета директоров №14-3, на который ссылается Лисовиченко в обоснование своих требований, возникают подозрения о подделке документов. Тем более, что такого рода решения о премировании топ-менеджеров, кажется, должен принимать именно совет директоров предприятия, а не сам премируемый.

Кстати, в предоставленной суду копии протокола вызывает интерес состав этого совета. О его председателе - Дмитрии Мазурове, арестованном по делу о хищении, мы уже сказали. Среди других членов - Михаил Берещанский, по совместительству занимающий должность в совете директоров компании «Новый поток», целиком и полностью подконтрольной все тому же Мазурову. Здесь же заседает некто Юрий Мытин – тесть Мазурова.

Если учесть, что в некоторых сделках, оформленных Лисовиченко, как сообщалось в СМИ, бенефициарами выступали его родственники, то создается впечатление, что Мазуров и Лисовиченко превратили Антипинский НПЗ в какую-то семейную кассу, и будет логично, если круг подозреваемых по делу о хищении и мошенничестве вскоре расширится, включив в себя упомянутых родственников и подчиненных главных персонажей.

Пока же суд, очевидно, сомневаясь в достоверности и обоснованности требований Лисовиченко на $10 млн. премии и еще 2 млн. пеней и штрафов, взял время на изучение дела и перенес заседание на 9 августа. И 34-летней Ксении Лисовиченко, видимо, придется вспомнить навыки своей адвокатской практики, которой она занималась до того, как выйти замуж за 68-летнего, теперь уже беглого и уже бывшего топ-менеджера Антипинского НПЗ.

Реклама на веке
Российские туристы поставили рекорд по посещаемости в Турции Счетная палата ожидает снижения уровня бедности в России
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются