ЦППК: на ремонте автоматов распилен нехилый IT-бюджет

ЦППК: на ремонте автоматов распилен нехилый IT-бюджет
Фото: http://og.ru
7 октября 2020 года все центральные СМИ, и наше издание не исключение, сообщили о том, что сотрудники Следственного комитета России провели обыски в офисе Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК).

Кроме того, представители СК нанесли визит по домашним адресам 20 частных лиц, представлявших компании-подрядчики. В сообщениях упоминались АО «ТрансТехСвязь», ЗАО «КРОК инкорпорейтед», ООО «М-Транс» и другие внешне респектабельные структуры.

Первые дела и обыски как начало поиска исчезнувших миллиардов

Уголовное дело по ч. 7 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) было возбуждено в марте этого года. По версии следствия, сотрудники ЦППК и особо приближенных компаний-подрядчиков перевозчика похитили 364,24 млн. рублей при исполнении контракта на ремонт билетопечатающих автоматов.

Реклама на веке
Как разместить

«Общая газета» писала о криминально-коррупционных сюжетах в жизни ЦППК и ее сотрудников не один раз. Почти три года назад (!) мы рассказывали о целом ряде афер вокруг миллиарда(!) бюджетных рублей, якобы потраченных компанией на эту самую модернизацию билетной системы и ее IT-составляющей. Говорили мы и о конкурсах, где «свои» компании – та же «ТрансТехСвязь» - одерживали «правильные» победы, и о схемах при закупках, которые реализуют чисто «семейные» предприятия внутри ЦППК, о людях и компаниях, через которые выводились похищенные деньги. Мы называли фамилии, организации, суммы, номера контрактов – и что характерно, ЦППК не спешило опровергать эту информацию.

В бой с нашим изданием вступило Московское УФАС, которое, видимо, обиделось, прочитав о более чем странном поведении своих сотрудников, явно пытавшихся защитить интересы ЦППК и компании «ТрансТехСвязь».

24 мая прошлого года в Тверской суд Москвы поступил иск о защите чести, достоинства и т.д. к ООО «Общая газета.ру» и судья О.Ю. Затомская 8 августа быстренько его удовлетворила.

Что интересно – судья даже не стала вникать, надлежащему ли ответчику направлен иск. Естественно, что редакция, как только узнала о незаконном решении, сразу же подала апелляционную жалобу. Случилось это 10 мая 2020 года. Согласно закону, жалобы рассматриваются в 10-дневный срок. Сегодня конец октября. Срок превышен – и закон нарушен судьей – на 5(!) месяцев. Апелляция до сих пор не рассмотрена.

В чем причина такой самоуверенности? Свои мысли на этот счет мы выскажем в завершение материала. Хотя, не будем скрывать, отрадно, что СледКом присмотрелся, наконец, к очередной «черной дыре» на теле нашей многострадальной страны. И хотя сумма похищенных средств по одному уголовному делу – 364,24 млн. рублей при проведении всего лишь четырех закупок – не так, может, велика по сравнению с миллиардами Михаила Абызова или полковника Захарченко, очевидно одно: это лишь самая верхушечка айсберга, можно сказать «шишечка», в который превратились злоупотребления при освоении бюджетов частной компанией, ведущим пригородным перевозчиком страны.

Спустя два дня после публикации информации об обысках, компания «ТрансТехСвязь» прокомментировала проведение следственных действий в отношении ее сотрудников, дополнив уже вышедший материал на одном из ведущих деловых изданий. То есть в догонку. По словам заместителя генерального директора по юридическим вопросам Сергея Мухина, обысков в офисе компании «не было» – их проводили «только у одного сотрудника, заместителя генерального директора». При этом он особо подчеркнул, что на момент заключения контрактов на работы по комплексному техническому обслуживанию и ремонту билетопечатающих автоматов этот сотрудник (Анастасия Ангелова – О.Г.) не являлся совладельцем компании «ТрансТехСвязь». Также господин Мухин поведал, что она, соответственно, в 2016 и 2017 годах не получала дивидендов от указанных контрактов.

Но вернемся к нынешней ЦППК, ее партнерам и исчезнувшим деньгам. Попробуем разобраться в ситуации и ответить на три злободневных и животрепещущих вопроса:

1) у кого похитили?

2) кто похитил?

3) сколько похитили?

У кого похитили?

Сначала немного исходной информации. ОАО «Центральная ППК» было создано 1 декабря 2005 года, а с 1 января 2006-го приступило к непосредственной деятельности. В мае 2018 года сменило юридическую форму с ОАО на АО. Юридический адрес конторы – 115054, город Москва, Павелецкая площадь, дом 1а, почтовый – 107078, города Москва, ул. Новорязанская, д. 18, стр. 22. Общая численность работающих на 31 декабря 2019 года – 9 355 человек. Уставный капитал – 300 000,00 рублей (300 акций по 1 000 рублей).

С февраля 2012 по 14 февраля 2018 года структуру возглавлял Михаил Борисович Хромов, а с 15 февраля на должности находится Максим Юрьевич Дьяконов.

Изначально учредителем ОАО «ЦППК» выступили РЖД, а также субъекты Российской Федерации – Москва и Московская область. Но к июлю 2018 года компания стала частной с минимальным государственным присутствием на уровне 14% акций.

ЦППК: на ремонте автоматов распилен нехилый IT-бюджет

На сегодняшний день владельцами ЦППК являются ООО «Московская пассажирская компания» (56,5% акций), которую контролирует через кипрский оффшор некто Дмитрий Георгиевич Комиссаров, а также кипрская HALORITE HOLDINGS LIMITED, ООО «Региональный экспресс» и 11 физлиц. Вот их список: Клементьев Роман Михайлович, Кардаш Ирина Валерьевна, Александрос Тсиридис, Георгиос Киру Хр, Мариа Кристина Стефаноу, Андрула Чарилау, Наталия Антониу, Пампина Вотси, Элли Мителла Николаиду, Мария Савериаду, Урмо Валлнер (на эту фамилию обратите особое внимание). Плюс Анна Алексеевна Боева (29% акций ЦППК), которая контролирует ООО «Маршрутные системы». Ну и государство в лице Министерства имущественных отношений Московской области, который является акционером АО «Центральная ППК» с долей владения 14,5038%.

Понятно, что в основной своей массе это люди-«прокладки». А реальные конечные бенефициары совсем иные фигуры. Исходя из профиля деятельности ЦППК, ее связей в плане поставок подвижного состава, специфики получаемых субсидий и, кстати, реальных связей официально заявленных акционеров мы можем предположить, что конечными бенефициарами АО «Центральная ППК» являются совладельцы «Трансмашхолдинга» Искандер Махмудов и Андрей Бокарев, заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы, глава столичного дептранса Максим Ликсутов и бывший генеральный директор и нынешний председатель Совета директоров ЦППК Михаил Хромов.

ЦППК: на ремонте автоматов распилен нехилый IT-бюджет

Наличие таких «акул» отечественного бизнеса на заднем плане, казалось, гарантирует успешную работу ЦППК по всем фронтам. Однако на деле картина выглядит до странности неприглядной.

Раскроем ежеквартальный отчет за II квартал 2020 год, который АО «Центральная ППК» опубликовало 15 августа 2020 года. 85-страничный документ позволяет дать оценку управления компанией и получить информацию о перспективах её развития. Ведь этот вопрос относится к компетенции топ-менеджмента и Совета директоров ЦППК. Но что же мы видим в отчете?

Чистый убыток за I-е полугодие составил 8,8 млрд. рублей (стр. 70 отчёта), а кредитная нагрузка, не считая лизинговых платежей, долга перед РЖД (4,9 млрд руб.) и другими поставщиками (6,8 млрд руб.) возросла до 13,6 млрд руб.

Таковы неутешительные «Достижения ЦППК».

Может, руководство компании спешит разработать новую, эффективную бизнес-модель, продумать варианты решения? Отнюдь. О том, что больше всего волнует топ-менеджмент, можно судить по первым двум пунктам повестки дня заседания Совета директоров, состоявшегося 21 октября 2020 года, а именно:

1. О премировании генерального директора АО «Центральная ППК».

2. Об утверждении Правил внутреннего контроля по предотвращению, выявлению и пресечению неправомерного использования инсайдерской информации и (или) манипулирования рынком.

Наверное, все остальные проблемы уже решены…

И вот здесь хочется задать еще один, уже краеугольный вопрос и заодно поискать на него ответ: а в чём, собственно, состоит интерес акционеров во владении компанией, которую обкрадывают бывшие менеджеры при попустительстве менеджеров действующих и которая ни разу в своей истории не выплачивала дивиденды, годами лавируя на грани нулевой рентабельности, а сейчас приносящей лишь многомиллиардные убытки?

Махмудов и Бокарев. Тут интересы понятны и прозрачны – ЦППК регулярно приобретает с использованием лизинговых схем оплаты электрички постоянного тока ЭП2Д производства Демиховского машиностроительного завода, а также «Иволги», которые производит ОАО «Тверской вагоностроительный завод». Оба предприятия входят в холдинговую структуру «Трансмашхолдинга».

Максим Ликсутов. Глава столичного Департамента транспорта, герой многочисленных антикоррупционных расследований и предмет неослабевающей ненависти москвичей, видимо, тоже «имеет интерес». Обрисуем, как нам это видится.

Ликсутов + Валлнер = ?

Мы поставили в заголовок главы фамилию эстонца Валлнера просто как пример. На самом деле он не единственная уникальная связь между Ликсутовым и иными фигурантами данной схемы. Компания там обширная, все ее члены знают друг друга не первый год и повязаны миллиардными махинациями.

К примеру, в 2012 году мэрия (читай Собянин и Ликсутов) продала Искандеру Махмудову и Бокареву 51% акций «Мосметрострой». А в январе 2020 года выкупила их же обратно. За бюджетные деньги, разумеется. И все бы ничего, но – по итогам 2019 года убыток компании составил грандиозные 21 млрд рублей при выручке в 24 млрд рублей. Что позволяет скромно предположить, что из компании просто выводили деньги перед продажей. Наверное, и покупателей должным образом отблагодарили...

Но это лишь один проходящий эпизод, просто связанный с рельсовым транспортом. А вообще ТМХ, Ликсутов, метро, ЦППК, «Аэроэкспресс» – все связано в один тесно переплетенный клубок. И везде действуют одни и те же персонажи, одни и те же структуры.

Например, компания «Максима Телеком», оператор Wi-Fi в московском и питерском метрополитене, без борьбы выигравшая соответствующие конкурсы. На старте компании в 2013 году ее контролировал кипрский оффшор Geromell Trade. 40% владел бывший глава российского подразделения Swedbank, гражданин Латвии Друвис Мурманис. Эта доля впоследствии отошла к нынешнему заместителю Шойгу Алексею Криворучко, который тогда – в 2015-м – занимал пост гендиректора Концерна «Калашников» и ООО «Аэроэкспресс», где ему принадлежало 4% акций. Кстати, советником председателя совета директоров «Аэроэкспресса» в тот момент трудился эстонец Урмо Валлнер. Кроме того, Криворучко являлся акционером предприятий «Трансмашхолдинг», также плотно связанного с Ликсутовым в годы, предшествовавшие его приходу в московское правительство. Да и на посту главы «Аэроэкспресса» он появился не случайно – пришлось подменять Ликсутова, который с 2009 по 2010 годы занимал должность генерального директора ООО и владел 25% акций этой компании.

И Мурманис, и Криворучко, и Валлнер совместно работали на многих проектах. Все они, как указывали деловые СМИ, были знакомы с Максимом Ликсутовым. В 2011-2014 годах Мурманис и Криворучко входили в совет директоров латвийской железнодорожной компании L-Ekspresis, в 2014 году в ее совете директоров был и Валлнер. В 2009-2011 годах 30% акций этой компании напрямую владел Ликсутов.

В 2013-м L-Ekspresis была продана компании Rail Invest. Сделку организовала принадлежащая Мурманису компания Callidus Capital. На момент сделки в совет директоров Rail Invest входил Криворучко, также до 2017 года в ее совете директоров были Мурманис и Валлнер. Кроме того, Callidus Capital выступала консультантом «Аэроэкспресс» по привлечению средств на покупку новых вагонов.

А принадлежащая Валлнеру компания Velstrom Vallner Tohve сотрудничала с «Аэроэкспрессом» и Департаментом транспорта Москвы. Партнер Валлнера по бизнесу Пэтер Тохвер в 2012-2013 годах был советником Ликсутова в столичной мэрии и руководил проектом по созданию платной парковки совместно с другим сотрудником Velstrom Аларом Вяземяги. Также Валлнер является директором кипрской компании Topfair Properties, совладельцем которой был Криворучко. Ну а сам Валлнер в 2018-м становится бенефициаром «Максима Телеком», заместив собой Криворучко. Вот такая перед нами Dreamteam…

Кстати, и Михаил Хромов им всем не чужой, а Ликсутову с «Трансмашхолдингом» так особенно. С 2000 по 2007 год он трудился у Махмудова-Бокарева сначала исполнительным, потом генеральным директором компании. Затем он работал в проекте по переделке Малого кольца МЖД под пассажирское движение, а в 2012-м пришел в ЦППК. Как писали в 2013-м году в одном из электронных изданий, они «давние друзья по жизни и партнёры по железнодорожному бизнесу».

Так что возможный интерес Максима Ликсутова к теме финансовых вливаний в частные ж/д структуры, где у руля стоят его люди – ЦППК не исключение – вполне объясним. В СМИ неоднократно публиковались профессиональные, документированные журналистские расследования на эти темы. Из них видно, что, например, та же «Московская пассажирская компания», владеющая 56% акций ЦППК, была учреждена лично Максимом Станиславовичем. А есть еще ООО «ТОП-Сервис», телефон которой, по странному стечению обстоятельств совпадал с телефонами фирм «Априка-Стайл» и «ВП-Инвест», которые принадлежат тогда еще жене г-на Ликсутова Татьяне. При этом после покупки МПК пакета акций «ТОП-Сервис» чудесным образом выигрывает контракт на уборку платформ и подвижного состава на 4 млрд рублей (2016 год). И конечно же, совершенно случайно в том же 2016 году «Максима Телеком» выиграла конкурс на пилотный проект по установки Wi-Fi в 65 пригородных электричек ЦППК. А три другие компании, подававшие заявки на участие – Вымпелком, NetbyNet и «Ай-теко» совестно с «Алгоркомом» – к конкурсу допущены не были. Естественно, тоже совершенно случайно…

Кто похитил?

Но вернемся к билетопечатающим автоматам и прочим контрактам АО «ЦППК». Разберемся с цифрами, структурами и именами и фамилиями.

Итак, с 2016 по 2018 год «ТрансТехСвязь» заключило с АО «Центральная ППК» 27 договоров, два из которых действуют и в настоящее время. Ежемесячно по этим договорам «ТрансТехСвязь» получает от ЦППК не менее 40 млн. рублей, то есть 480 млн рублей в год.

По итогам 10 «конкурентных» торгов, в которых ООО «ТрансТехСвязь» одержало победу, были заключены с АО «Центральная ППК» 11 контрактов на сумму (по данным ЕИС) – 2 400 145 528,70 рублей. Плюс ЦППК провела 16 закупок у единственного поставщика – того же ООО «ТрансТехСвязь» на общую сумму, согласно ЕИС, 1 681 263 968,93 рублей.

Итого - 27 договоров на общую сумму 4 081 409 497,63 рублей при общей начальной цене 3 997 647 296,34 рублей. Таким образом, максимально возможный бюджет освоен на 102,1% (или дополнительно 83 762 201,29 рублей).

Кто же является конечными бенефициарами такой успешной компании? Эту и иную информацию можно почерпнуть из приложения к аудиторскому заключению АО «Транстехсвязь», которое также доступно в свободном доступе. И вот что интересного мы видим в этом документе.

50% акций принадлежит Терентьеву Алексею Николаевичу, отцу директора по информационным технологиям АО «ЦППК» (с 20.09.2011 по 15.02.2018) Павла Алексеевича Терентьева, 40% – сестре Павла, Анастасии Алексеевне Ангеловой и 10% самому генеральному директору «ТрансТехСвязи» Валентину Геннадьевичу Крюкову, другу детства Анастасии Ангеловой. Как говорят, он занимался монтажом систем видеонаблюдения, пришёл устанавливать домофон в офис «ТрансТехСвязи» на улице Гиляровского в Москве, да так и остался работать генеральным директором и миноритарным акционером по совместительству. Совершенно случайно, как и все вокруг ЦППК, Ликсутова и друзей.

Что еще интересно – «ТрансТехСвязь» химичит с налогами. Налоговая проверка документации за 2015-2017 годы, которая проходила с 2018 по 2020 год, привела к тому, что компании было доначислено 104,3 млн. рублей налогов. А еще ЦППК дал ей денег в кредит – 27,6 млн рублей. Видимо, для любимого подрядчика ничего не жалко.

Бросается в глаза еще один момент, который должен заинтересовать специалистов СК – у «ТрансТехСвязи» всего один(!) заказчик. И это ЦППК. Как любит говорит Goblin aka Дмитрий Пучков, «так не бывает». И это правда.

Зато у ЦППК есть пул своих постоянных партнеров, которые, судя по всему, являются опорой «семейного» бизнеса. Это ООО «Инженерком-М», ООО «Мфм-Партнершип», ООО «Инсофтех», ООО «ТАТКОМ», ООО «М 13 Транс ТС», ООО «Айтикомсервис». Ну и «Транстехсвязь», конечно же.

Из «ближнего круга» этой неприглядной семейки особый интерес представляет ООО «ИНСОФТЕХ». Она является показательной с точки зрения понимания алгоритма деятельности IT-семейства Терентьевых. Потому, что одни и те же люди фигурируют, как мы видим, в якобы не связанных друг с другом структурах.

Итак, 20 июня 2016 года некто Евгений Борисович Пырков (племянник Галины Станиславовны Терентьевой) покупает у Анны Георгиевны Магиевой компанию в форме общества с ограниченной ответственностью «Ямми-Арт студия» и 1 июля 2016 года становится её генеральным директором. Но уже 7 сентября генеральным директором становится некий Борис Владиславович Борисов, а 16 сентября того же 2016 года компания переименовывается в ООО «ИНСОФТЕХ». 9 декабря 2016 года ИНСОФТЕХ возглавил Сергей Александрович Кузьмич (при этом бросив на произвол судьбы собственную компанию, которая уже выполняла работы для ЦППК по субподрядному договору с ООО «ТрансТехСвязь» – ООО «МастерКонсалт»).

После такой несложной подготовки ООО «ИНСОФТЕХ» было готово участвовать в закупках АО «ЦППК», и уже в феврале 2017 года впервые участвует в открытом конкурсе в электронной форме на право заключения договора на оказание услуг автоматизированного информирования пассажиров с начальной ценой 39 225 742,56 рублей. Не встретив существенного сопротивления со стороны второго участника закупки (ООО «РДЛ-Телеком») и предоставив в ходе торгов «щедрую» скидку в размере 1,354% (или 531 145,24 рублей), 31 марта 2017 года ООО «ИНСОФТЕХ» заключает свой первый долгосрочный договор с АО «ЦППК» №51/08/17 на сумму 38 694 597,32 рублей со сроком действия до 30 марта 2020 года.

Так началось плодотворное сотрудничество одной из многочисленных семейных компаний Терентьевых с АО «ЦППК». Но в марте 2019 года случился небольшой «сбой» при проведении закупки №31907574781 от 26.02.2019 года на право заключения договора оказания услуг по техническому обслуживанию учетных компьютерных систем на сумму 10 098 101,25 рублей. Изначально 15 марта 2019 года протоколом № 31907574781-3 конкурсная комиссия АО «ЦППК» определила победителем закупки ООО «ИНСОФТЕХ», которое набрало 86,04 баллов, предоставив единую скидку размером 1,0%. Проигравший участник – ЗАО «КРОК инкорпорейтед» набрало лишь 63,00 балла со скидкой в 0,5%.

Но уже 8 апреля 2019 года протоколом № 31907574781-4 АО «Центральная ППК» отказалось от заключения договора с «победителем» закупки – ООО «ИНСОФТЕХ» на основании пункта 473 собственного «Положения о закупке товаров, работ, услуг для нужд АО «Центральная ППК», так как обнаружился конфликт интересов между участником закупки и заказчиком. В результате ЦППК пришлось заключить договор от 6 мая 2019 года №Д19_00565-К с ЗАО «КРОК инкорпорейтед» на менее выгодных условиях. Что же помешало ООО «ИНСОФТЕХ» заключить очередной договор?

Оказывается, 12 марта 2019 года (за 3 дня до подведения итогов конкурса) единственным владельцем ООО «ИНСОФТЕХ» стал сам Павел Алексеевич Терентьев, купив компанию у племянника жены.

Он, конечно же, попытался оперативно исправить сложившуюся ситуацию (положение о закупке АО «Центральная ППК» как бы запрещает даже участие в закупках компаниям, которые контролируются лицами или близкими родственниками лиц, осуществляющих свою трудовую деятельность в АО «Центральная ППК» в предшествующие 5 лет до даты объявления закупки) – уже 17 апреля 2019 года единственным владельцем ООО «ИНСОФТЕХ» стала законная супруга Павла Алексеевича – ранее упомянутая Галина.

Но было уже поздно – контракт безвозвратно «ушёл» к многолетнему бессменному партнёру-сопернику, ЗАО «КРОК инкорпорейтед». Так бесславно для ООО «ИНСОФТЕХ» завершилась закупка № 31907574781. Но не закончились метаморфозы с владельцами ООО «ИНСОФТЕХ» – законная супруга Павла Алексеевича 21 июня 2019 года продаёт компанию родному папе мужа, своему свёкру Алексею Николаевичу Терентьеву.

В свою очередь Алексей Николаевич Терентьев 29 ноября 2019 года продает половину компании – долю в размере 50% от уставного капитала ООО «ИНСОФТЕХ» – гражданину Сергею Владимировичу Шевченко.

А уже 24 июля 2020 года пришлось и вторые 50% стремительно переоформить – счастливым совладельцем ООО «ИНСОФТЕХ» стал его генеральный директор Сергей Александрович Кузьмич.

Почему пришлось? Да потому, что уже 6 сентября 2020 года АО «ЦППК» разместило очередную закупку № 32009466415. И снова на право заключения договора оказания услуг по техническому обслуживанию учетных компьютерных систем на сумму 9 734 008,42 рублей.

И опять в борьбе за вожделенный контракт сошлись в непримиримой борьбе два участника – ЗАО «КРОК инкорпорейтед» и ООО «ИНСОФТЕХ». И снова ООО «ИНСОФТЕХ» победило одну из крупнейших IT-компаний России, предложив единую скидку в размере 5,0% и набрав 86,57 баллов против скидки, предложенной ЗАО «КРОК инкорпорейтед» в размере 4,0%, которая позволила проигравшему участнику закупки набрать лишь 78,65 баллов.

Нельзя не отметить, что в конкурентных процедурах, в которых принимают участие лишь особо приближенные и обласканные подрядчики, ЦППК применяет интересную систему присуждения баллов по критерию «цена договора». Так, согласно итоговому протоколу от 21 сентября 2020 года за скидку в размере 5,0% ООО «ИНСОФТЕХ» получило максимальные 50 баллов, а ЗАО «КРОК инкорпорейтед» за предложенную скидку в размере 4,0% - 40 баллов, что и предопределило исход конкурса.

В результате 9 октября 2020 года между АО «ЦППК» и ООО «ИНСОФТЕХ» был заключен очередной договор № 91/08/20 на поддержку пяти информационных подсистем 1С Предприятие 8.3, включая систему электронного документооборота, сроком на 12 месяцев и ценой 9 734 008,42 рублей. Закупка завершена. Внешне – без нарушений, по закону, после острой конкурентной борьбы между участниками. А по факту?

Сколько похитили?

Вернемся к новости, с которой начался материал. В сообщениях СМИ сообщалось о хищении 364,24 млн. рублей при проведении 4-х закупок. Анализ 27 договоров, заключённых АО «ЦППК» с ООО «ТрансТехСвязь» позволяет предположить, что речь идёт о нижеуказанных закупках с тождественным предметом, а именно, модернизацией системы продаж:

ЦППК: на ремонте автоматов распилен нехилый IT-бюджет

Именно эти закупки уже были предметом расследования УФАС и ФАС, о чём подробно писало наше издание.

Считать «чужие» деньги – занятие неблагодарное, и в описанном случае качественно это могут сделать СК, ФАС, Счётная палата, аудиторы и ревизионная комиссия ЦППК. Мы же можем только предполагать, сколько могло быть похищено, если IT-бюджет ЦППК за пятилетний период с 2016 по 2020 год может быть оценен около 10 млрд. рублей...

Кто же основные получатели этого десятимиллиардного пирога?

Их несложно определить и даже разделить на 3, помогающих друг другу на «торгах», в случае необходимости, группы:

I группа – IT-гиганты ЗАО «КРОК инкорпорейтед» и ООО «Программный продукт» (потому что договорились);

II группа – семья Терентьевых, через контролируемые/собственные структуры АО «ТрансТехСвязь», ООО «Инженерком-М», ООО «Мфм-Партнершип», ООО «Инсофтех», ООО «ТАТКОМ», ООО «М 13 Транс ТС», ООО «Айтикомсервис» (потому что дружные, способные и талантливые, а идейный вдохновитель семейства шесть с половиной лет с 20.09.2011 по 15.02.2018 возглавлял департамент информационных технологий ЦППК);

III группа – компании, контролируемые топ-менеджерами ЦППК – ООО «Автопас», ООО «ТрансРеалСнаб», ООО «ГлобалДата», ООО «Мотус» (потому что почти все контракты получили как единственные и неповторимые участники).

При этом каждая IT-закупка ЦППК имеет все признаки преступлений, ответственность за которые предусмотрены статьями 159, 178 и 200.5 УК РФ.

***

Но есть в этой истории, помимо тотального воровства (то бишь, завышения стоимости закупок и их выполнения только на бумаге – а бывало и такое) и кумовства, еще одна сторона. Это, как ни странно звучит, государственный интерес. Ведь любое завышение цены при проведении закупок товаров, работ и услуг ОАО «Центральная ППК» у АО «ТрансТехСвязь» и других приближенных подрядчиков приводит к тяжелым потерям для бюджетов разных уровней. И для бюджета Федерального – из него ЦППК получает средства на возмещение НДС. И для десяти региональных бюджетов – они компенсируют ЦППК «выпадающие доходы». Но платим за это снова мы, граждане РФ, законопослушные налогоплательщики.

Понятно, что это устраивает того же Максима Ликсутова, г-на Хромова, семью Терентьевых и всех, кто так или иначе связан или может быть связан с ЦППК. Мы допускаем, что проведение самих закупок стало для верхушки ЦППК основным бизнесом. Да-да, ведь это чрезвычайно удобно – проводи себе закупки и имей с них гешефт. Это же не так хлопотно, как организовывать деятельность транспортной компании, заниматься подвижным составом, рельсовым и иным хозяйством, кадрами, экономикой трудозатрат и перевозок, и многим другим. Там работать надо, а тут как в той рекламе: «Мы сидим, а денежки идут».

Но может, пора им всем посидеть уже в другом месте?

Оригинал материала:
https://og.ru/ru/article/115325
Реклама на веке
Как разместить
Источники сообщают, что ФБР располагает предполагаемым ноутбуком Хантера Байдена Совет директоров Apollo расследует связи Леона Блэка с Джеффри Эпштейном
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются