18+
  1. Для фальсификаторов пора приготовить нары

Для фальсификаторов пора приготовить нары

Для фальсификаторов пора приготовить нары
В минувшую пятницу, 5 сентября, в подмосковном поселке Оболенск сотрудники правоохранительных органов обнаружили цех, в котором к продаже готовились лекарства с давно истекшим сроком годности.

Причем, мошенники использовали старый и давно проверенный способ введения покупателей в заблуждение – на упаковках они просто переклеивали старые этикетки на новые. В настоящее время решается вопрос о возбуждении по данному факту уголовного дела.

Заметим, что подобные случаи, увы, не единичны. По словам начальника отдела Департамента охраны общественного порядка МВД РФ Геннадия Царапкина, в последнее время годовой объем «продаж фальсифицированной продукции составляет в России от $200млн. до $300 млн., или 10-15% от легального оборота лекарств».

По убеждению экспертов, объяснение роста доли поддельных медикаментов на российском рынке довольно простое – притом, что этот бизнес по-прежнему остается высокодоходным, наказание за мошенничество в случае поимки с поличным в большинстве случаев является чисто символическим.

Нельзя утверждать, что российские власти на это никак не реагируют. В мае 2008 года, к примеру, Росздравнадзор и ряд депутатов Госдумы предложили ввести уголовную ответственность за производство и сбыт некачественных и поддельных лекарств. Но, как это бывает в большинстве подобных случаев, данное предложение пока является всего лишь благим пожеланием, а российское уголовное законодательство и законодательство об административных правонарушениях закрепляют лишь общие нормы ответственности за преступления, связанные с обращением негодных или фальсифицированных лекарств.

Пользуясь тем, что ни один потребитель, да и в большинстве случаев не всякий специалист сможет визуально по цвету и форме, а также по запаху отличить фальшивку от настоящего препарата, и осознавая, что за подобные деяния они отделаются в худшем случае штрафом, мошенники поставили производство контрафактной лекарственной продукции «на поток».

Правда, не всегда им удается отделаться «легким испугом». В настоящее время, к примеру, рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту подготовки к продаже лекарств с давно истекшим сроком годности, который был выявлен правоохранительными органами 5 сентября в подмосковном поселке Оболенск, где сотрудники милиции «накрыли» цех, в котором на упаковках подобных лекарств переклеивались старые этикетки на новые. Причем, масштабы такого «производства» потрясли даже видавших виды следователей. Но данный случай, когда дело приобрело уголовный характер, скорее исключение из правил.

Как утверждают аналитики, сделанная МВД РФ оценка доли фальсификата на российском фармацевтическом рынке значительно отличается от официальных данных. Напомним, что в феврале нынешнего года представитель Росздравнадзора Михаил Демиденко заявлял о том, что по оценке этого ведомства только 0,7% препаратов, реализуемых в России, являются фальсифицированными. При этом он тогда отметил, что ежегодно представители милиции изымают из обращения фальсифицированные и недоброкачественные лекарства на сумму не более 4-5 млн. рублей.

По мнению генерального директора Национальной дистрибьюторской компании Настасьи Ивановой, которое она высказала «Веку», единственный эффективный способ борьбы с лекарственными подделками на российском рынке – это ужесточение наказания.

Напомнив о том, что «ежегодный мировой оборот торговли фальшивыми лекарствами по самым скромным оценкам составляет от $15 млрд. до $20 млрд., эксперт заявила, что в европейских странах за подобные деяния наказывают достаточно жестко.

«Например, во Франции производство и импорт фальсифицированных лечебных препаратов по закону наказывается лишением свободы на срок до 4 лет или штрафом в размере 400 тысяч евро, а организация незаконной сети сбыта подобных лекарств – лишением свободы на срок до 5 лет или штрафом в размере 500 тысяч евро», - поясняет Настасья Иванова.

По ее мнению, наказывать в России надо, прежде всего, за производство лекарственных фальшивок, поскольку отличить фальсификат от оригинала зачастую не удается даже специалистам-фармакологам, работающим в оптовых компаниях и аптеках. «Если же наказывать всех без разбора участников российского рынка лекарств, то могут пострадать невиновные – прежде всего, руководители оптовых компаний и аптек», - считает Настасья Иванова.