18+
  1. Дмитрий Косарев: Дирижер атаки на Vivacom - Юрий Соловьев

Дмитрий Косарев: Дирижер атаки на Vivacom - Юрий Соловьев

Дмитрий Косарев: Дирижер атаки на Vivacom - Юрий Соловьев
10 июня 2016 года пресс-служба ВТБ объявила о завершении процедуры сбора подписей кредиторов, а также о том, что в ближайшее время произойдет смена акционеров "Вивакома" (Vivacom). Продажу оператора оспаривает владелец "Вивакома" Дмитрий Косарев, которому принадлежит 76 процентов компании.

В новом интервью г-н Косарев рассказывает о том, почему, по его мнению, VTB Capital не удастся закрыть сделку по перепродаже его компании.

— Дмитрий, добрый день, давайте начнем с последнего события. Действительно ли держатели облигаций "Вивакома" разрешили смену акционеров и как она будет происходить?

— В релизе ВТБ, который опубликован у них на сайте, удивительно много текста посвящено моей скромной персоне, и удивительно мало информации о том, под чем же на самом деле подписались держатели облигаций "Вивакома". А там всё не так однозначно, точнее наоборот — подписанная кредиторами бумага содержит ряд чётких условий, которые для VTB Capital являются невыполнимыми. Например, этот документ разрешает смену акционеров только в том случае, если акции компании не участвуют в судебных разбирательствах. Как всем известно, суды в отношении результатов и организации "аукциона", с которым VTB Capital просил согласиться держателей облигаций, ведутся в нескольких юрисдикциях.

Причём ответчиками являются как VTB Capital, так и участники консорциума, который VTB Capital объявил победителем так называемого "аукциона". В банке это прекрасно знают, ведь они сами признали юрисдикцию Высокого суда правосудия Англии по нашему с ними спору о том, кто и что имеет право делать с акциями "Вивакома".

VTB Capital, естественно, не уведомил держателей облигаций о том, что компания выступает и в роли продавца, и в роли покупателя, и в роли кредитора, и в роли агента по получению согласия у владельцев облигаций. Отдельный вопрос: источники и структуры финансирования этой сделки. Я думаю, что в ходе судебных разбирательств, когда ответчики по моим заявлениям будут давать свидетельские показания английскому суду, мы узнаем ещё много интересного. Например, кто стоит за Спасом Русевым и откуда у него деньги на приобретение моей компании.

— Не могли бы вы прояснить, кто же будет покупателем вашей компании в случае, если сделка состоится?

— Есть много вопросов к компании-покупателю. Напомню, она называется Viva Telecom и в начале истории, которую нам рассказывал VTB Capital, она принадлежала Спасу Русеву, а теперь, как выяснилось, покупателями моей компании выступает и Спас Русев, и сам VTB Capital, и компания Delta, принадлежащая Милену Велчеву — тому самому топ-менеджеру болгарского VTB Capital, который со страниц российских газет рассказывал о том, какой честный и прозрачный "аукцион" ему удалось организовать. В интервью российской прессе он пояснял, что приглашения были направлены более чем 40-ка инвесторам, и в результате "упорной" борьбы победила компания Русева. А видимо то, что в консорциуме с Русевым оказался сам VTB Capital и Милен Велчев — просто стечение обстоятельств. Но мне в такие совпадения не верится, и я уверен в том, что английский суд в это тоже не поверит. Особую пикантность ситуации придаёт тот факт, что Спас Русев стал владельцем Viva Telecom лишь спустя три дня после объявления результатов "аукциона". Другими словами, в "аукционе" победила никому неизвестная компания, без активов, с номинальными директорами и номинальным владельцем, то есть фирма, которой VTB Capital согласился выдать сотни миллионов долларов в виде кредита. Теперь всем очевидно, какой честный и прозрачный "аукцион" был организован.

Кстати, хотел бы поделиться интересной деталью, которая выяснилась в ходе наших судебных прений в Лондоне. В своем последнем пресс-релизе пиар-служба ВТБ упорно продолжает называть то, что произошло в прошлом году в Лондоне — "аукционом". Юристы же VTB Capital в последнем своём письме в суд произошедшее в ноябре прошлого года в Лондоне "аукционом" называть отказываются: теперь они утверждают, что это была так называемая "частная продажа". Посмотрим, как будут изменяться их показания дальше, по мере разбирательств.

— То есть вы полагаете, что "Виваком" не будет продан в результате проведенного аукциона?

— Это сложный вопрос, потому что банк ещё в ноябре прошлого года подписал с покупателем договор купли-продажи. Тот факт, что сделка до сих пор не закрыта, говорит о том, что очень много людей в VTB Capital осознают те риски, которые им придётся взять на себя при одобрении сделки. В существующих условиях, если VTB Capital закроет сделку, это откроет для нас замечательные перспективы по истребованию с банка более 300 млн евро убытка, нанесённого акционерам компании. Кроме того, владельцы облигаций получат возможность требовать с компании досрочного погашения 400 млн евро долга. То есть они могут, конечно, вопреки воли держателей облигаций передать акции в собственность своего же консорциума, но только если Юрий Соловьёв лично достанет из своего кошелька 400 млн евро на досрочное погашение этих облигаций. Но, насколько мы сейчас видим по истории с Мозамбиком, да и с нами тоже — господин Соловьёв предпочитает доставать не свои деньги, а чужие, и желательно, чужими же руками. Сейчас явно видно то, что дирижёром всего процесса выступает именно Юрий Алексеевич.

— Вы утверждаете, что аукцион, проведенный VTB Capital, был незаконен. Однако в Болгарии к нему нет никаких претензий, значит, их устраивает то, что главный оператор страны сменит акционера?

— Видите ли, насколько мы видим из истории с Мозамбиком, Юрий Соловьёв умеет находить общий язык с руководствами разных стран. Правда глава МВФ Кристин Лагард полагает, что в случае с Мозамбиком имела место банальная коррупция. Но мы этого предполагать не имеем права, и не будем. Я лишь напомню о том, что Милен Велчев возглавлял Минфин Болгарии, так что, связи с руководством страны у Соловьёва очень хорошие. К сожалению, это руководство в последнее время не всегда действует на благо Болгарии, а зачастую — и вопреки интересам республики. Почему бы правительству этой страны теперь не помочь и гражданину Великобритании Юрию Соловьёву, которому так приглянулся мой оператор, что он лично курирует всю процедуру захвата компании. Насколько мне известно, интерес Соловьёва к Болгарии настолько велик, что он обратился с просьбой к её правительству о предоставлении ему болгарского гражданства, понимая, что мои иски в британский Serios Fraud Office (SFO, независимый департамент правительства Великобритании по расследованию мошенничеств в особо крупном размере, — прим. редакции) могут серьёзно осложнить ему жизнь в Лондоне.

— В VTB CAPITAL заявляют, что смену акционеров "Вивакома" уже одобрили антимонопольные органы Евросоюза и Болгарии, так ли это?

— Не совсем так. Во-первых, Еврокомиссия согласия на сделку не давала, ну, а болгарский регулятор был попросту введён в заблуждение, так как ему не была предоставлена вся информация о планируемой сделке.

Банк только в конце мая официально подтвердил, что он участвует в сделке на стороне покупателя, хотя я заявлял об этом с самого начала "аукциона". Так же, как и имя Русева в качестве "фронт-мена" я называл за месяц до окончания этого самого "аукциона" в Лондоне. Естественно, всю эту информацию болгарской антимонопольной комиссии не раскрыли. К слову, в Болгарии я подал в суд с требованием отменить решение антимонопольной комиссии о разрешении на сделку, поскольку её одобрение основывалось на неполной информации.

— В прошлый раз в своем интервью вы сделали упор на юридическую сторону вопроса, с тех пор что-то в Ваших прениях с VTB Capital изменилось?

— На мой взгляд, ничего не изменилось, кроме того, что теперь у того, кто хочет захватить принадлежащую мне по закону компанию, появилось имя и фамилия. И да, к этому, разумеется, стоит добавить то, что, помимо попыток отобрать у меня "Виваком", Юрий Соловьёв уже успел прославиться в рамках эпопеи с Мозамбиком. Так что, история с "Вивакомом" — лишь один эпизод в длинном послужном списке этого талантливого управленца.

— Вы выдвигаете серьезные обвинения…

— Не я, а центральная пресса. В "Коммерсанте" пишут о том, что за Viva Telecom стоит консорциум, включающий в себя и сам VTB Capital, и принадлежащую Милену Велчеву компанию Delta. В РБК раскрывают подробности мозамбикского скандала. Что же до обвинений, то этим как раз таки и славны мои оппоненты: они рассказывают с кем я дружу и не дружу, где работаю и что ем на завтрак, но по существу задаваемых мною и моими юристами вопросов ответов не дают. Не объясняют, как у них получился такой "аукцион", почему банк оказался покупателем, кредитором и агентом в одном лице, и по какой причине, пытаясь компенсировать потери от кредита, в итоге увеличивают кредитную нагрузку на банк. Ведь в рамках сделки с Русевым VTB Capital готов выдать в кредит бо́льшую часть средств, необходимых для приобретения моей компании (330 млн евро). При этом в залоге у банка остаются те же 100 % акций "Вивакома", но гораздо худшего качества, так как покупатель является соответчиком в судебных разбирательствах, сулящих многомиллионные потери. А сознательное введение в заблуждение держателей бондов может привести к дефолту компании, что обнулит стоимость залога.

— Но VTB Capital выдвигает встречные обвинения, утверждая, что Вы не являетесь акционером компании.

— Против меня развёрнута обычная грязная пиар-кампания. Ведь в VTB Capital дошли до прямых оскорблений в мой адрес со страниц их официального сайта. В течение всего процесса выпрашивания согласия на сделку у держателей облигаций меня активно поливали грязью в публикациях явно заказного характера. По оценкам моих PR-экспертов, эта кампания обошлась VTB Capital в 50 тыс. долларов и мне очень интересно, по какой статье расходов они проведут это в своём бюджете (смеётся).

В своём неодолимом желании во что бы то ни стало завершить сделку с Русевым они всё больше и больше запутываются в собственных мошеннических схемах. VTB Capital открыто заявляет и аудиторам, и банкам, и прочим заинтересованным сторонам, что я не являюсь акционером компании, но при этом не уточняют, кто, с их точки зрения, является её легитимным владельцем. Василев, у которого я приобрёл акции, ещё в прошлом году публично заявил о том, что продал все акции мне. Поэтому всё то, что распространяют обо мне и моём статусе акционера — неправда. У меня на руках находятся все правоустанавливающие документы на акции, и я собираюсь доказать в суде то, что VTB Capital лжёт. Я направил аудиторам компании письмо с требованием включить информацию о реальной ситуации с акциями в финансовые отчёты. Насколько мне известно, менеджмент фирмы под давлением VTB Capital предоставил аудиторам ложную информацию относительно акционерного состава, тем самым введя в заблуждение пользователей отчётности. Это будет предметом отдельного разбирательства. Мне кажется, что в VTB Capital справедливо полагают, что ответить на мои обвинения по существу невозможно, поэтому они и пытаются скомпрометировать меня. Все их обвинения просто смешны и дают понять то, что я и мои сотрудники всё делаем правильно, и победа будет за нами.

— В VTB Capital постоянно подчеркивают, что Вы ни разу не выходили с ними на связь, тем самым объясняя, что понятия не имеют ничего о Ваших претензиях и их обоснованности. Вы утверждаете обратное. Где правда?

— Утверждал и буду утверждать, что мои юристы исправно связывались с VTB Capital с того момента, как я стал владельцем "Вивакома". Мы направили им более десятка писем с требованием объяснить их позицию. Однако они отказались со мной общаться, и я был вынужден обратиться в суд. То, что банк закрывает на это глаза, не значит, что этого нет. Ещё раз хочу ответственно заявить, что я являюсь единственным законным владельцем 76 % акций "Вивакома". Не допущу, чтобы всякие жулики и воры порочили моё честное имя и отнимали мою собственность. Конечно же, им удобнее делать вид, что у компании, которую они собираются украсть, нет собственника, но это не так, и им придётся с этим смириться. Что до невозможности связаться со мной или моими представителями, то раз мои оппоненты не использовали шансы общаться в досудебном порядке, то будем контактировать в зале суда: пусть они там, судьям, доказывают, что я с ними ни разу не связывался. Все ходы записаны.

— У вас есть какие-то прогнозы относительно того, как скоро эти тяжбы закончатся?

— Судебные разбирательства могут длиться годами. Но не в данном случае. Весь процесс попытки захвата моей компании завязан на конкретного человека — Юрия Соловьёва. И он, конечно, мог бы очень долго со мной бороться, но история с Мозамбиком и Болгарией может сильно сократить срок действия трудового договора между господином Соловьёвым и ВТБ. Важно отметить, что наша история только набирает обороты, и кто знает, что ещё всплывёт в её ходе. Юрию Алексеевичу, на самом деле, скоро придётся просто бежать из России, он же не наш гражданин. Это я тут и живу, и работаю, а он — только "зарабатывает", настоящие еже интересы имея за границей. В общем, учитывая возникшие у VTB Capital по вине Соловьёва, трудности, я думаю, что сроки наших разбирательств могут серьёзно сократиться.