18+
  1. Георгий Гонгадзе: а был ли мальчик?

Георгий Гонгадзе: а был ли мальчик?

Георгий Гонгадзе: а был ли мальчик?
В Киеве похоронили тело Георгия Гонгадзе – есть высокие шансы, что все в этой фразе от начала и до конца является ложью. Мать журналиста Леся Гонгадзе скончалась в 2013 году, так и не признав труп из Таращанского леса в качестве тела своего сына.

So the story goes

Сначала немного предыстории. Ибо, хотя в начале - середине 2000-х имя Гонгадзе и гремело по всему бывшему СССР, как сегодня звучит «дело Савченко», однако ближе к нашим дням уже мало кто помнит детали громкого политического скандала. Итак, наиболее расхожая версия «дела Гонгадзе» выглядит следующим образом. Оппозиционный журналист Георгий Гонгадзе (родился в 1969 году в семье грузина и украинки) пропал 16 сентября 2000 года после того, как вышел из квартиры Алены Притулы (соучредительница издания «Украинская правда»), расположенной в доме на улице Леси Украинки в Киеве. Когда 2 ноября того же года в Таращанском лесу (Тараща – один из райцентров Киевской области) нашли тело без головы и кистей рук, жена и друзья журналиста официально подтвердили, что это тело Георгия Гонгадзе. Уже тогда зазвучали голоса, что это украинские власти так зверски расправились с оппозиционным журналистом. Но настоящий скандал, причем, международного масштаба, вспыхнул, когда лидер оппозиционной Социалистической партии Украины Александр Мороз в кулуарах Верховной Рады воспроизвел перед журналистами на магнитофоне записи, сделанные в кабинете тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы. Записи сделал его охранник Николай Мельниченко, который к тому времени скрылся сначала в Европе, а затем в США. Когда содержание разговоров Кучмы в рабочем кабинете с высшими чиновниками и политиками стали известны всем, разгорелся громкий скандал. Но самое главное, что в разговорах президента с министром внутренних дел Юрием Кравченко несколько раз прозвучало и имя Георгия Гонгадзе, причем, президент Леонид Кучма крайне нервно отозвался об основателе «Украинской правды».

Вот одна из цитат, которую в те годы активно тиражировали украинские СМИ.

Кучма: Нет, мне дело не нужно… (ведет разговор с неизвестным человеком). «Украинская правда», ну, это просто уже, … оборзели. Подонок, … Грузин, грузин.

Неизвестный: Гонгадзе?

Кучма: Гонгадзе. Ну, кто же его финансирует?

Или такая якобы цитата президента.

Кучма: А, главное, надо его, я говорю, к примеру, так Володя говорит, надо, чтобы чеченцы его украли и вывезли его в Чечню… и выкуп попросили.

Пропажа журналиста, труп без головы, записи майора Мельниченко – все вместе спровоцировало небывалый по мощности политический скандал. Это теперь понятно, что тогда настоящие инициаторы скандала запустили мощную информационную кампанию против Кучмы как подготовительный этап к «цветной революции» во время президентских выборов 2004 года. Украинская и зарубежная пресса тут же окрестила записи «пленками Мельниченко», хотя на самом деле офицер государственной охраны записывал разговоры на цифровой диктофон. А такие аудиозаписи не могут быть доказательством в суде, потому что даже не особо продвинутый пользователь может смонтировать все что угодно, причем, в бытовых условиях, на обычном компьютере.

«Дело Гонгадзе», а также последовавший в 2003 году скандал вокруг якобы имевшей место продажи украинского вооружения «Кольчуга» в Ирак серьезно подорвали позиции президента Леонида Кучмы на мировой арене. На достаточно долгий период Кучма превратился в одного из отверженных политических лидеров, вплоть до того, что на одном из международных мероприятий организаторы даже специально изменили рассадку, чтобы Кучма, не дай Бог, не оказался за столом рядом с президентом США Джорджем Бушем-младшим.

Оппозиционные политики и журналисты провозгласили Гонгадзе светочем борьбы за свободу слова и демократию на Украине, а добрейшего Леонида Кучму и его соратников за то, что они якобы зверски сгубили «символ украинской журналистики» - диктатором и его кровавыми опричниками. Около полугода Украину сотрясали массовые уличные протесты под общим брендом «Украина без Кучмы» – прообраз будущего Майдана координировали такие политики, как Владимир Чемерис (давно не участвует в активной политике) и Юрий Луценко (нынешний глава фракции «Блок Петра Порошенко» в Верховной Раде). Но когда зачинщики протестов попытались повести митингующих на штурм Администрации президента, власти дали жесткий отпор, оперативно ликвидировав и палаточный городок на Крещатике, и митинги, а самых рьяных активистов посадив за решетку.

Затем были президентские выборы, «оранжевая революция», победа Виктора Ющенко по итогам переголосования второго тура президентских выборов 2004 года. 21 июля 2009 года сотрудники СБУ задержали в одном из сел Житомирской области бывшего начальника управления уголовного розыска МВД Алексея Пукача, который долго отрицал, но затем был признан судом виновным в убийстве Гонгадзе. Что касается заказчиков преступления, в качестве которых украинские СМИ называли президента Леонида Кучму и главу его администрации Владимира Литвина (сегодня – внефракционный народный депутат), конкретные доказательства их вины так до сих пор и не появились.

Inside story

Труп из Таращанского леса, который украинские политики и журналисты нарекли телом Георгия Гонгадзе, 22 марта отпели в церкви Николая Чудотворца Набережного (Украинская автокефальная православная церковь, журналист был ее прихожанином) на Подоле в Киеве. Тело похоронили, но, несмотря на то, что прошло 15 с лишним лет, вопросы остались. И если отбросить информационную шелуху, то эти вопросы ставят под сомнение официальную версию, согласно которой журналиста зверски замучил «антинародный режим».

Во-первых, мать журналиста Леся Гонгадзе скончалась 30 ноября 2013 года, так до конца жизни и не признав, что тело из Таращанского леса – это ее сын. Действительно, труп был найден без головы и кистей рук. Т.е. убийцы заранее рассчитали, что погибшего невозможно будет опознать по таким стандартным признакам, как зубы и отпечатки пальцев. И это не случайность, ведь мать Гонгадзе – стоматолог по профессии. Поэтому Леся Гонгадзе в течение одного рабочего дня с помощью конкретных аргументов доказала бы, что тело из Таращанского леса – это не ее сын. Но неведомые организаторы скандала так и не предоставили ей такого шанса. Но Леси Гонгадзе нет в живых уже более двух лет, а украинские журналисты, освещавшие похороны «таращанского тела», ни слова не говорят о том, что мать не признала в погибшем Георгия Гонгадзе.

И это уже не говоря о том, что у «таращанского тела» - 42-й размер обуви, а Гонгадзе был мужчиной высокого роста и носил 45-й размер обуви. Кстати, мать журналиста в одном из интервью тоже ссылается на то, что у трупа другая форма ступни и другой размер ноги. «Когда мне дали пресс-релиз Американского бюро судебно-медицинских экспертиз, там было написано, что останки, без сомнения, принадлежат Георгию Гонгадзе. Но самих результатов экспертизы ДНК мне не предоставили. У детей брали образцы слюны, и якобы эта экспертиза подтвердила идентичность. Но я же точно видела, что это не были пальцы моего сына», - заявила Леся Гонгадзе в 2006 году, рассказывая о результатах осмотра тела из Таращанского леса.

Во-вторых, пожалуй, все, кроме Леси Гонгадзе, заработали себе неплохие дивиденды на исчезновении журналиста в частности и «кассетном скандале» в целом. Коллега Алена Притула, с которой он состоял в любовных отношениях, раскрутила его издание «Украинская правда» (www.pravda.com.ua ) до уровня одного из самых популярных интернет-сайтов Украины. Правда, во время последнего Майдана журналисты УП настолько заангажировано и манипулятивно освещали события, что популярность «Украинской правды» после переворота серьезно упала.

В-третьих, на определенные размышления наводит судьба семьи одного из основателей «Украинской правды». Жена Георгия Гонгадзе Мирослава и две его дочери еще в 2001 году получили политическое убежище в США. Хотя до этого Мирослава Гонгадзе активно создавала себе имидж поборницы правды, которая обязательно добьется справедливости в деле о похищении и убийстве ее мужа. Однако не прошло и года, как оказалось, что добиваться справедливости в США намного комфортнее, чем на территории Украины. Последние годы Мирослава Гонгадзе – ведущая ТВ «Голос Америки». А, может, нужно посмотреть на ситуацию другими глазами? И, к примеру, если спецслужбы США предоставили Георгию Гонгадзе статус участника по программе защиты прав свидетелей, тогда отъезд его семьи в Соединенные Штаты выглядит абсолютно логичным. Кстати, в отличие от матери, на суде в 2006 году Мирослава Гонгадзе опознала перстень, кулон и цепочку, найденные рядом с «таращанским телом», как украшения, принадлежавшие ее мужу.

From USA with love

Опять-таки, чем больше углубляешься в историю исчезновения Георгия Гонгадзе, тем больше вопросов возникает. Начиная с того, что по состоянию на 2000 год Гонгадзе являлся известным журналистом разве что для своих коллег, миллионы простых телезрителей, читателей и радиослушателей о нем не знали. А, значит, версия о том, что «антинародный режим Леонида Кучмы расправился с известным журналистом» сразу дает трещину. Телепрограммы Гонгадзе не собирали массовую аудиторию, а его тексты не вызывали широкого обсуждения среди читателей, поэтому он не представлял никакой угрозы для Кучмы & Co. Если уж по-честному, то Гонгадзе гораздо круче наезжал на Юлию Тимошенко, которая 22 марта 2016 года посетила похороны «таращанского тела», изо всех сил изображая невыносимую скорбь.

А, впрочем, какая разница, принадлежит ли тело из Таращанского леса Георгию Гонгадзе или кому-то другому? Ведь история с исчезновением журналиста сыграла свою роль для запуска «кассетного скандала», который подорвал легитимность украинской власти во главе с Леонидом Кучмой. А, главное, что «дело Гонгадзе» стало одной из мин, заложенных под авторитет властей Украины, которая прекрасно сработала во время «оранжевой революции» 2004 года, реализованной ЦРУ и Госдепартаментом США.

Кстати, «дело Гонгадзе» имеет и международное измерение. Складывается впечатление, что организаторы, успешно обкатав схему на Украине, затем начали повторять удачный проект в других странах. К примеру, в Белоруссии при похожих обстоятельствах в июле 2000 года пропал журналист Дмитрий Завадский, работавший оператором местного корпункта телеканала ОРТ (тогда принадлежал Борису Березовскому). А либеральная и демократическая общественность, а также политики сразу же обвинили в его похищении и убийстве белорусское руководство во главе с Александром Лукашенко. Подобные истории как под копирку повторялись и в Молдавии, и в других странах. Наконец, аналогичная схема наблюдается и в истории с убийством журналистки Анны Политковской, и с расстрелом 27 февраля 2015 года Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту. В каждом случае либеральная общественность и западные политики со старта объявляют погибшего «жертвой режима» и пытаются раскачивать настроения с помощью уличных акций, шествий, митингов протеста и т.д.

Георгий Гонгадзе независимо от того, был он убит или продолжает существовать где-то в США, стал первой «пробой пера» для организаторов «цветных революций» на постсоветском пространстве. И, самое главное, что эта «проба пера» оказалась успешной, хотя «римейки» в виде исчезновения Завадского, убийств Политковской и Немцова подвели своих авторов. А, значит, организаторы «цветных революций» и в будущем будут пытаться запустить «схему Гонгадзе», чтобы дать старт государственному перевороту под видом «мирного протеста».