18+
  1. По делу о крушении Falcon во Внуково подан иск на 15,2 млн рублей

По делу о крушении Falcon во Внуково подан иск на 15,2 млн рублей

По делу о крушении Falcon во Внуково подан иск на 15,2 млн рублей
Потерпевшие по делу о крушении самолета Falcon главы компании Total Кристофа де Маржери в аэропорту Внуково подали гражданский иск на 15,2 млн руб. Об этом заявил адвокат одного из подсудимых Леонид Куракин.

По словам защитники, гражданский иск на 1,2 млн руб. подал аэропорт Внуково, иск на 14 млн руб был подан компанией «Юниджет». Обе компании являлись собственниками потерпевшего крушения самолета.

В четверг Солнцевский суд Москвы приступил к рассмотрению по существу дела, обвиняемыми по которому проходят пяти сотрудников аэропорта "Внуково".

Сегодня же Владимир Мартыненко, который находился за рулем снегоуборочной машины, признал свою вину в крушении воздушного суда. Также поступил и руководитель инженерной службы аэропорта Внуково Владимир Леденев. Трое других подсудимых заявили о своей невиновности.

Самолет Кристофа де Маржери, возглавлявшего французскую нефтяную компанию Total, потерпел крушение во "Внуково" 20 октября 2014 года. Все находившиеся на борту погибли.

По факту крушения Falcon, в котором находился глава Total, являвшийся одним из самых влиятельных инвесторов в российскую экономику, было возбуждено уголовное дело. Первым задержанным стал водитель снегоуборочной машины Владимир Мартыненко. Восстановив хронологию событий, эксперты пришли к выводу, что снегоуборочная машина, которой управлял Мартыненко, фактически заблудилась на летном поле во время сильного снегопада. Водитель, по словам экспертов, не осознавал, где находится.

Всего задержанные по данному делу сотрудники аэропорта подозревались в том, что "не обеспечили соблюдения требований безопасности полетов и проведения наземных работ", что и привело к трагедии.

В конце июля следователь СКР Михаил Гуревич допустил, что обвиняемые в крушении самолета главы Total могут попасть под амнистию.

Отметим, что в августе Владимир Мартыненко, находившийся за рулем снегоуборочной машины, в которую врезался самолет, признал свою вину и попросил о рассмотрении дела в особом порядке. Отмечалось, что если также поступят остальные фигуранты, то дело может быть рассмотрено в особом порядке. В таком случае максимальный срок не будет превышать пяти лет.