18+
  1. Израиль идёт на Турцию: кому угрожает газовый Левиафан?

Израиль идёт на Турцию: кому угрожает газовый Левиафан?

Израиль идёт на Турцию: кому угрожает газовый Левиафан?
Борьба за газовые месторождения Восточного Средиземноморья продолжается. На этом фоне растёт стратегическое значение не только сирийского театра боевых действий, куда прямо или косвенно вовлечены мировые державы, не говоря уже о Турции, которая удерживает сухопутные и морские «ключи» от Левантийского газового бассейна.

Речь идёт о 3,5 трлн кубометров «голубого топлива» и значительных объёмах нефти. Геологическая служба США решила остановиться на этой цифре: не исключено, что данные могут быть серьёзно занижены. Основные региональные игроки — Израиль, Турция, Ливан, Кипр, Сирия и Египет. Богатства региона расположены на стыке трёх литосферных плит — Африканской, Аравийской и Евразийской. Израильтяне обнаружили в своих территориальных водах три крупных газовых месторождения — Далит, Левиафан и Тамар. Как часто бывает на Востоке, в вопросах энергетики мистика тесно переплетается с политикой, которую также манит магия чисел и названий.

«Арабская весна», запущенная в 2011 году, продолжила распад Османской империи, меняя энергетическую карту Ближнего и Среднего Востока. Положение дел пока складывается в пользу еврейского государства. Судите сами: Ирак и Сирия переживают упадок государственности, в этот список следует добавить и Йемен, гражданская война в котором расширяется до границ Саудовской Аравии, угрожая ей мятежом на восточных рубежах, населённых шиитами. Что касается Ливии, то она вообще утратила государственность, совершив откат к трайбализму, а война в Сирии фактически перекрыла Ирану выход к европейскому побережью, заморозив газовые мощности исламской республики. Даже Катар, выступивший спонсором войны, так и не смог воспользоваться её плодами.

В результате этих изменений Израиль и Турция остались один на один. Тель-Авив заинтересован в строительстве газопровода по дну Средиземного моря, вовлекая в проект греческую часть Кипра, однако Анкара по-прежнему блокирует данную инициативу, которая девальвирует её роль транзитёра энергоресурсов в Европу. Турция увязывает строительство газотранспортной инфраструктуры на острове с внутрикипрским урегулированием, которое стагнирует уже несколько десятилетий. 2014 год стал во многом определяющим для турецко-израильских газовых отношений, когда министр энергетики Танер Йылдыз напрямую увязал строительство «Средиземноморского потока» (Medstream) из месторождения Левиафан (расположено в 130 километрах к западу от г. Хайфа) в Турцию с прекращением боевой операции ЦАХАЛА в Газе. Операция «Несокрушимая скала», проводимая с 7 июля по 26 августа, позволила Йылдызу сослаться на «кровь невинных палестинских младенцев и их матерей». Тогда член оппозиционной Республиканской народной партии Аркан Эрдемир поддержал Тель-Авив, заявив в интервью Jerusalem Post, что газопровод из Израиля в Турцию может стать конструктивным решением проблем между странами, которое позитивно отразится на менталитете турок и израильтян.

До возобновления палестино-израильского конфликта переговорный процесс шёл активно. Как сообщает Hurriyet Daily News, в конце марта 2014 года порядка 10 компаний приняли участие в тендере на строительство, среди которых значились Zorlu Group, Turcas Petrol и немецкая RWE. Доходность проекта при контракте на 15 лет оказалась заманчивой — от $22 от $31 млрд при ежегодном объеме от 7 до 10 млрд кубометров. Левиафан с доказанными запасами в 621 млрд кубометров никого не оставляет равнодушным. Трубу планируют ввести в эксплуатацию уже в 2017 году. Американская Noble Energy с 30% долевого участия фактически руководит проектом, где присутствуют израильские Delek Group, Avner Oil Exploration, Ratio Oil Exploration и австралийская Woodside, которая в феврале 2014 года приобрела 25% акций в консорциуме. Интересная деталь — в сентябре прошлого года турецкая Turcas Petrol, членом правления которой является экс-посол США в Азербайджане Мэтью Брайза, предложила выделить $2,5 млрд за строительство морского трубопровода из Израиля в южную турецкую провинцию Мерсин. По большому счёту, объём поставок с Левиафана в Турцию сопоставим с мощностью «Трансанатолийского газопровода» (TANAP), где роль «первой скрипки» играет Азербайджан. Так что Баку конкурирует уже не с Москвой, которая готова поставить по «Турецкому потоку» свыше 60 млрд кубометров в год, а с Тель-Авивом. Аналитики из Института Брукингса ещё с октября 2014 года прогнозируют появление нового триумвирата: США — Израиль — Турция.

Американцы взяли процесс в свои руки. 18 декабря 2014 года спецпосланник Госдепартамента США по вопросам энергетики Амос Хокштейн заявил агентству Bloomberg, что Израиль «будет в состоянии поставлять природный газ в Иорданию, Египет и Турцию, преодолевая все политические трудности на своём пути». Выступая в израильском Институте национальной безопасности, Хокштейн подчеркнул, что «позиция каждой из сторон удивительным образом совпадает в энергетической сфере». «Энергетика не возглавляет политический процесс, но она может стать ключевым стимулом для позитивных геополитических изменений», — заключил дипломат. Примечательно, что за несколько недель до речи Хокштейна в Тель-Авиве Москва и Анкара объявили о создании «Турецкого потока». Тогда мало кто из экспертов решился на сопоставление усилий русских и израильтян на турецком рынке. Март 2015 года подтвердил позицию Государственного департамента, благодаря которому Израиль подписал долгосрочные газовые контракты с Иорданией и Египтом, о которых было известно уже в октябре прошлого года. Парадокс: до свержения президента Хосни Мубарака в 2011 году именно Египет был поставщиком газа в Израиль, а не наоборот. Однако за последние четыре года синайский газопровод взрывали 28 раз (последний — 3 февраля 2015 года). Теперь «газовые реки» повернулись вспять. Израильско-американский консорциум, контролирующий месторождение Тамар, договорился о поставке египетской компании «Долфинус» в течение трёх лет не менее 5 млрд кубометров газа на общую сумму $2,5 млрд, пишет агентство Newsru.co.il.

Несмотря на успехи «газовой» дипломатии Вашингтона и Тель-Авива в отношении Аммана и Каира, задача-максимум — строительство трубы в Турцию. Израильтяне и турки имеют точки соприкосновения, что в очередной раз проявилось в ходе секретной встречи дипломатов двух стран в Риме, которая состоялась 23 июня. По данным телеканала 9tv.co.il, в Италию летал гендиректор министерства Дори Голд, один из ближайших доверенных лиц премьер-министра Биньямина Нетаньяху, а Турцию представлял «куратор израильского вопроса», первый замминистра иностранных дел Феридун Синирлиоглу. Уточняется, что стороны намерены преодолеть давний инцидент с турецким судном «Мави Мармара», которое в 2010 году пыталось прорвать морскую блокаду сектора Газа, но было захвачено израильскими спецназовцами, в результате чего погибли 9 граждан Турции. Едва ли этот вопрос был единственным на повестке дня, особенно с учётом заинтересованности Анкары в диверсификации поставок природного газа (83% «голубого топлива» турки покупают у России, Ирана и Азербайджана). Ведь в марте 2013 года Нетаньяху позвонил тогдашнему премьеру Турции Реджепу Тайипу Эрдогану и принес официальные извинения за действия спецназа, а в марте 2014 года в прессу просочилась информация о готовности Израиля передать адвокатам семей погибших $1 млрд, передает 1news.az. Однако не всё проходит так гладко, как хотелось бы дипломатам. Портал Isra.com сообщает, что 26 июня ШАБАК (израильская внутренняя разведка) не впустила в страну семерых граждан Турции по подозрению в связах с ХАМАС и турецкой организацией, причастной к отправке «флотилии свободы» в Газу. Тель-Авиву и Анкаре предстоит большая работа для сглаживания всех углов.

Газопровод в Турцию с израильского Левиафана — среднесрочная перспектива. Своё участие в проекте уже подтвердили такие турецкие компании, как Turcas, Zorlu, Çalık и Enka Enerji. Газета Todays Zaman утверждает со ссылкой на главу Turcas Бату Аксоя, что поставки начнутся в 2017 году. Стоимость трубопровода составляет $2,5 млрд, а строительство СПГ-терминала обойдётся консорциуму в $15 млрд. «8 млрд кубометров пойдут в Турцию по трубе, а остальные объёмы будут экспортироваться на мировые рынки в виде СПГ», — уточнил Аксой, добавив, что Турция является самым безопасным энергетическим коридором для Израиля.

Таким образом, формируется новая «газовая панорама»: пользуясь хаосом на сухопутных артериях Ближнего и Среднего Востока, еврейское государство выходит к рубежам Турции и Европы по дню Средиземного моря. Эффективность этого энергетического манёвра покажет время. Пока всё зависит от ситуации вокруг арабо-израильского конфликта. На этом направлении израильский кабинет министров может вновь натолкнуться на «грабли»: 26 июня Палестина подала иск против Израиля в Международный уголовный суд, обвинив Тель-Авив «в преступлениях, совершенных на Западном берегу реки Иордан и в ходе конфликта в секторе Газа в 2014 году». Вопросы энергетики выходят на просторы глобального управления. Совет Безопасности ООН старается сохранить нейтралитет, отмечая, что к военным преступлениям причастны обе стороны конфликта. Но Ближневосточное агентство ООН высказывается вполне конкретно. Генеральный комиссар агентства Пьер Крэхенбюль винит Тель-Авив в блокаде, «которая в значительной степени разрушила экономику Газы».

Динамика событий впечатляет. Впереди нас ждут жаркие политические баталии, от исхода которых будет зависеть судьба ряда ближневосточных государств. Закавказье также не останется в стороне.

Последние новости