18+
  1. Как Мария Росляк обожглась «Огнями Москвы» и впала в амнезию

Как Мария Росляк обожглась «Огнями Москвы» и впала в амнезию

Как Мария Росляк обожглась «Огнями Москвы» и впала в амнезию
Напомним, что 16 мая 2014 года приказом Банка России № ОД-1046 у ООО КБ «Огни Москвы» была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности и начата процедура банкротства.

ЦитатаМарию Росляк не привлекут к уголовной ответственности за банковское мошенничество из-за чудовищной амнезииКонец цитаты Основанием для такого решения стала рискованная кредитно-финансовая политика банка, выраженная в «размещении средств в низкокачественные активы», — в принципе расхожая формулировка регулятора в сезон зачистки банковской поляны, обернувшейся прекращением деятельности нескольких десятков неблагонадежных кредитно-финансовых учреждений.

Как Мария Росляк обожглась «Огнями Москвы» и впала в амнезию

Однако за громкой операцией по декриминализации финансового сектора до сих пор не последовало главного — публичного выявления, розыска и, в конце концов, наказания лиц, ответственных за недобросовестную работу со средствами простых граждан.

Ситуация с банком «Огни Москвы», в пассивах которого обнаружилась дыра размером в миллиард рублей, казалась располагающей к появлению прецедента. При обращении 2 тысяч вкладчиков в банк-агент (Сбербанк) для получения страхового возмещения от АСВ (Агентства по страхованию вкладов) выяснилось, что их средства с расчетных и текущих счетов исчезли, а сами счета загодя были закрыты.

Долгое время временная администрация «Огней Москвы», делегированная Центробанком для аудита, а также руководство Агентства по страхованию вкладов, которое в настоящее время исполняет функции конкурсного управляющего, не могли пояснить причину такой метаморфозы. На рынке лишь появлялись слухи о некоем сбое в программном обеспечении, халатности среднего управленческого звена банка и так далее. Государство в целом старалось ситуацию излишне не будировать — временная администрация изредка сообщала о выявленных нарушениях, а АСВ раздавало обманутым вкладчикам инструкции к действию. Однако спустя два месяца после подачи заявлений АСВ признало, что банк вел двойную бухгалтерию, — и начало восстанавливать в автоматизированной банковской системе банка сведения о всех обязательствах перед вкладчиками. Так, страховые выплаты получили около 1800 человек — и масштаб нарушений вроде бы сошел на нет.

Однако 200 граждан — клиентов банка не смогли получить собственные деньги: их не оказалось даже в «черной» бухгалтерии банка, где содержались сведения о вкладах лиц, чьи средства неизвестные вывели под видом расторжения договорных отношений. И их требования до сих пор не признаны — ни временной администрацией, ни АСВ, ни столичным арбитражем и судами общей юрисдикции, ни даже МВД РФ.

Оказалось, что формально этих людей просто не существует как лиц, которым кто-то что-то должен.

В конце июня эти вкладчики обратились в территориальные органы полиции с целью производства проверки деятельности бывших руководителей банка на предмет наличия признаков состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). «Новая газета» также направила свое обращение — на имя главы МВД РФ Владимира Колокольцева с целью привлечения внимания министра к очевидному, на наш взгляд, преступлению. Однако в МВД произошедшее в банке преступлением не сочли — и по результатам проверки, проведенной УВД по ЦАО по Москве, было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Этот документ, подготовленный в лучших традициях отечественных анекдотов про современную полицию, содержит в себе всю палитру — от частичной потери памяти бывших руководителей банка до перевода стрелок на бывших партнеров и, что самое главное, сверхгуманности столичных полицейских.

30 июля 2014 года заместитель начальника полиции УВД по ЦАО по Москве Дмитрий Косоруков вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту мошеннических действий в ООО КБ «Огни Москвы». Проверка проводилась врио начальника отделения 1 ОРЧ отдела экономической безопасности и противодействия коррупции (ОЭБиПК) УВД по ЦАО по Москве майором Игорем Шевцовым по заявлениям 100 граждан, у которых в банке были открыты счета на сумму более 100 млн рублей. Все заявления однотипны: при обращении в банк-агент (Сбербанк) вкладчикам было отказано в страховых выплатах, мотивируя это тем, что их счета были закрыты.

В ходе проверки, говорится в постановлении, была опрошена временный управляющий банка Оксана Вечканова, пояснившая, что за период осуществления полномочий временной администрацией были получены более 300 жалоб о незаконных операциях с вкладами, — все они, сообщила Вечканова, были направлены в АСВ.

Кроме того, временной администрацией был установлен факт внесения рядом физических лиц в период с 12 по 15 мая 2014 года денежных средств в ООО КБ «Огни Москвы», притом что «это противоречило запрету на привлечение во вклады денежных средств физлиц, предписанного ЦБ 15.04.2014».

Сделаем небольшое отступление: примерно за полгода до краха банка, в сентябре прошлого года, Центробанк вынес в адрес ООО КБ «Огни Москвы» предписание — о создании дополнительных резервов под пассивы организации, то есть под открытые счета клиентов (общий объем вкладов по состоянию на конец 2013 года превышал 12 млрд рублей). Точный объем резервов, подлежащих доначислению, официально озвучен не был.

Тогда же, как поясняли нам некоторые участники рынка, в руководстве банка и могло быть принято негласное решение — вместо привлечения дополнительных источников фондирования, в частности, увеличения уставного капитала организации путем внесения средств учредителей, искусственно вывести часть пассивов. Для этого были обнулены вклады отдельных клиентов по «заявлениям» последних, которые будто бы планировалось вернуть в банк обратно по результатам повторного визита проверяющих. Однако по итогам февральской проверки Центробанк не только не денонсировал прежнее предписание, но и вынес новое — наложил запрет на привлечение в банк новых вкладов.

Так создатели схемы, которая могла быть ориентирована, с одной стороны, на введение регулятора в заблуждение, а с другой — на сохранение деятельности банка, соорудили себе капкан: формально «Огни Москвы» лишились возможности привлекать средства вкладчиков и в то же время не могли законно вернуть деньги своих клиентов на их счета. Однако, судя по словам временного управляющего банка Вечкановой, предписание ЦБ все же было нарушено — и часть средств впоследствии вернулась в банк. Но если так — почему вернулись не все деньги?

По словам сотрудника ЦБ, повторная проверка могла породить в голове устроителей этой схемы новую донельзя банальную идею — оставить себе выведенные за баланс средства.

Оперуполномоченным УВД по ЦАО Шевцовым в ходе доследственной проверки были опрошены лишь два человека, имевшие отношение к управлению банком, — Мария Росляк и Денис Морозов.

Мария Росляк — дочь бывшего заместителя мэра Москвы и экс-сенатора Юрия Росляка, до последнего времени являлась крупнейшей владелицей банка: по данным отчетности ООО КБ «Огни Москвы» за 2013 год, через несколько ООО ей и ее партнерам принадлежало около 26% долей в уставном капитале банка. Однако в конце прошлого года, когда ее отец покинул Совет Федерации, а в банк нагрянула комиссия ЦБ, ее доли отошли иранскому бизнесмену Ахмаду Абеди (сама же Росляк осталась в должности председателя совета директоров и президента).

В интервью порталу Banki.ru Росляк говорила, что вхождение в капитал нового инвестора позволит проводить расчеты по контрактам с контрагентами из Ирана: «Это контракты на покупку электрооборудования, древесины, продуктов нефтехимии. Эти операции не противоречат действующему законодательству, и ЦБ РФ в курсе данных сделок. Сейчас торговый оборот между Ираном и РФ составляет около 5 миллиардов долларов. Мы надеемся, что значительную часть оборота возьмем на себя. Расчеты будут проводиться в рублях. Уникальность ситуации состоит в том, что все говорят о выводе капитала, у нас, наоборот, денежная масса аккумулируется в Российской Федерации».

А вот что г-жа Росляк говорила оперуполномоченному уже после того, как этим планам не суждено было сбыться (из постановления): «С 2011 года Росляк являлась президентом-председателем совета директоров ООО КБ «Огни Москвы» (до отзыва лицензии). В ее должностные обязанности входило стратегическое планирование и долгосрочное развитие банка. В 2011 году председателем правления банка стал Алексей Николаенко. С апреля 2012 года Росляк находилась в декретном отпуске. <...> С апреля 2013 года председателем правления банка являлся Рафаил Баширов, <...> с августа — Денис Морозов (до отзыва лицензии). В марте-апреле Росляк стало известно о проблемах с ликвидностью банка. ЦБ направлял ряд предписаний в адрес ООО КБ «Огни Москвы». Однако суть данных предписаний Росляк в настоящее время не помнит. У нее не было обязанности принимать меры по устранению нарушений, указанных в предписаниях ЦБ. Для Росляк, как президента-председателя совета директоров, полученные предписания носили информационный характер. При получении предписаний она обращалась к Денису Морозову, который сообщал, какие меры принимаются. <...> Какие меры принимались, Росляк не помнит. <...> Никаких указаний о блокировке выдачи вкладов от Росляк не исходило. Вадим Халангот, Александр Башмаков, Инна Генина, Алла Вельмакина входили в правление банка. О распределении обязанностей между ними Росляк неизвестно. <...> По поводу ситуации с вкладами физических лиц (в том числе исчезновением денежных средств путем якобы их снятия со счетов) Росляк пояснить ничего не может в связи с тем, что в ее должностные обязанности операционная деятельность банка не входила».

Есть в протоколе опроса Марии Росляк и еще одна любопытная деталь: по словам экс-президента банка, при исправлении ситуации с ликвидностью в 2011—2012 годах учредители банка увеличивали его уставный капитал и будто бы планировали сделать то же и в этот раз — но данное решение было заблокировано «входящим в состав учредителей ФГУПом, сотрудники которого заявляли об указании своего руководства голосовать отрицательно по всем вопросам на собрании участников общества независимо от обсуждаемого вопроса».

Предприятие, о котором говорила Росляк, — ГУП «Московское имущество» (по данным ЕГРЮЛ, принадлежит правительству Москвы), владевшее незначительной долей в уставном капитале банка (менее 1%). И конфликт, о котором идет речь в протоколе опроса г-жи Росляк, согласно арбитражной практике, начался в 2013 году — тогда в результате очередного увеличения уставного капитала доля «Московского имущества» снизилась с 9 до 0,6%. ГУП в арбитражном суде Москвы пыталось признать незаконным решение внеочередного собрания участников от 18 февраля 2013 года, на котором и было принято решение об изменении структуры уставного капитала, мотивируя это тем, что представитель ГУП голосовал «против», — а в итоговом протоколе его голос был противоположным. В результате суд в удовлетворении требований «Московскому имуществу» отказал, признав текущие пропорции владения банком законными.

Однако представитель правительства сомневается, что этот корпоративный конфликт мог стать причиной ситуации с отзывом у банка лицензии: «Если кто-то снимал деньги вкладчиков, вряд ли к этому мог иметь отношение кто-то из ГУПа». В отличие от ГУПа, конфликт с которым у банка имел место, «конфликта между Росляк, Башировым и Морозовым не существовало» — это установил оперуполномоченный Шевцов.

Преемник г-жи Росляк на посту председателя правления банка Денис Морозов, сын совладельца банка и последний его руководитель, также оказался в делах банка не слишком осведомленным. По поводу обстоятельств, указанных в заявлениях граждан о закрытии их расчетных счетов и снятии с них денежных средств, г-н Морозов в беседе с сотрудником ОЭБиПК УВД ЦАО пояснить ничего не смог, сославшись на возможный «программный сбой» (отмечу, что сама Росляк о проблемах с программным обеспечением ничего не сообщила).

Примерно в апреле 2014 года, когда в ООО КБ «Огни Москвы» поступило предписание ЦБ о запрете приема денежных средств во вклады физлиц, Морозов дал поручение произвести соответствующую работу, но исполнителей, кому было расписано данное поручение, не вспомнил. Было ли данное поручение исполнено, Морозов также не знает.

Единственное, что Морозов знает наверняка, — что «часть физических лиц, которые изначально не попали в реестр обязательств банка, имеющих право на страховые возмещения, затем были в него включены и получили денежные средства».

Что же до других членов правления — Вадима Халангота, Александра Башмакова, Инны Гениной, Аллы Вельмакиной и Рафаила Баширова, который осуществлял операционную работу с вкладчиками, то с ними у опер-уполномоченного разговор не состоялся, поскольку «в назначенное время в ОЭБиПК УВД по ЦАО Москвы они не явились без пояснения причин».

Вкладчики считают проделанную работу полиции саботажем, а тональность разговора с фигурантами — видимостью осуществления реальных оперативно-разыскных мероприятий.

«Почему не нашли сами и не опросили членов правления?! А где опрос учредителей? Где показания главного бухгалтера банка Фархада Абдрахманова, без ведома и санкции которого такой объем расходных операций юридически не мог быть проведен? Где Ирина Ионкина — начальник управления банка по работе с физическими лицами?! Где операционисты, которые закрывали договоры в те дни?! А Росляк и Морозов — это, по-вашему, нормально, когда высшее руководство банка ничего не знает и не помнит?!» — возмущается одна из вкладчиц банка, пожелавшая остаться анонимной.

Сами же вкладчики уже нашли первые и одни из самых главных признаков состава уголовного преступления. По словам обманутого вкладчика Сергея Изюмова, в ходе разговора с сотрудником АСВ Владимиром Барчуковым ему был предъявлен расходный кассовый ордер (копия есть в редакции), якобы подтверждающий, что в декабре прошлого года он снял деньги в центральном офисе банка на Новой Басманной. «Там не моя подпись. Я сказал ему: «Давайте мы сами заплатим за экспертизу — и вы убедитесь, что все это — подделка», а в ответ: «Я не сомневаюсь. Но это не в нашей компетенции», — цитирует свой разговор с сотрудником АСВ Изюмов.

Аналогичные «расходники» (что примечательно, без указания инициалов бухгалтера и кассового работника) видели и другие опрошенные нами вкладчики — все они также уверяют, будто их подписи были подделаны, что исключает версию о сбоях в программном обеспечении банка и свидетельствует о мошенничестве. Но это — лишь наши предположения. Те же, кто может эти подозрения укрепить или развеять, назначив производство почерковедческой экспертизы, кажется, от исполнения своих обязанностей уклонились: согласно постановлению УВД по ЦАО, запрос в АСВ с целью получения документов ООО КБ «Огни Москвы» был направлен, но «до настоящего времени ответ не получен». Сергей Изюмов говорит, что сотрудники АСВ готовы к диалогу, — однако их никто не опрашивает и не производит выемку: «Мне, как частному лицу, не составило труда приехать в АСВ и получить документы, а также услышать от уполномоченных лиц о том, что меня нет в «черной» бухгалтерии, добровольно представленной кем-то из руководителей банка. Непонятно, почему не было должной инициативы от полиции». Получить комментарии в АСВ на этот счет не удалось.

Таким образом, заключил в своем постановлении майор Шевцов, «отсутствует документальное подтверждение тому, что руководители ООО КБ «Огни Москвы» осуществили незаконные операции по списанию мошенническим путем денежных средств со счетов ряда физических лиц». А значит, полученные в ходе доследственной проверки сведения «не позволяют проверить субъективные данные заинтересованных лиц, а отсутствие в распоряжении органов дознания всех необходимых документов и показаний не дает возможности сделать вывод о наличии факта хищений денежных средств вкладчиков в ООО КБ «Огни Москвы».

Ну а в финальной части этого, безусловно, издевательского постановления органы дознания пришли к выводу, что «взаимоотношения между вкладчиками и ООО КБ «Огни Москвы» носят гражданско-правовой характер и подлежат рассмотрению в судебном порядке».

В УВД по ЦАО по Москве от комментариев отказались, попросив нас направить запрос в центральный аппарат МВД. Просим МВД РФ считать данную публикацию официальным запросом «Новой газеты».

Справка "Hовой"

Согласно раскрываемой на сайте «Огней Москвы» информации, основными бенефициарами на начало 2014 года в числе прочих являлись Эльмира Хакимова (18,81%), Ахмад Абеди (17,27%), Юрий Морозов (15,13%), Вадим Халангот (11,18%), Вадим Трофимов (10,56%), Мария Росляк (8,03%), Екатерина Миронова (6,87%), Ольга Селезова (5,18%), Сергей Амбарцумян (3,59%).

Андрей Сухотин