18+
  1. Как украсть миллиард

Как украсть миллиард

Как украсть миллиард
В результате сращивания высшего эшелона власти с частным бизнесом бюджет Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) в период с 2005 по 2011 год не дополучил более миллиарда долларов налогов. Или по 2 000$ на каждого жителя, включая стариков и грудных младенцев.

ЦитатаКак «Шериф» обескровливает населениеКонец цитаты Об этом свидетельствуют архивные документы, оказавшиеся в распоряжении редакции. Документы указывают, что по специальному распоряжению экс-президента ПМР Игоря Смирнова компания «Шериф» получила монопольное право ввоза практически всех групп товаров и была освобождена от таможенных пошлин и акцизных платежей.

Ровно четверть века назад, 2 сентября 1990 года, в Тирасполе было объявлено о создании новой, шестнадцатой по счету, республики в составе Советского Союза. Самопровозглашение Приднестровья привело сначала к вооруженному конфликту, а затем к появлению никем не признанного государства, которое никогда не скрывало дотационной зависимости от России.

В своем бедственном положении власти ПМР традиционно винили внешние обстоятельства: экономическую блокаду, непризнание, двойной пресс со стороны Молдовы и Украины и т.д. Но, как выясняется, сотни миллионов долларов все это время текли, минуя госбюджет, в карманы клана правителей Приднестровья.

Беспошлинная зона

Удивительно, но до того момента, как в Тирасполе, на Чрезвычайном Съезде депутатов всех уровней было объявлено о создании Приднестровской Молдавской ССР, территория, подконтрольная современному Приднестровью, обеспечивала 40 процентов валового внутреннего продукта советской Молдавии, хотя занимала менее десятой части ее площади. Здесь работали металлургический завод, крупнейший текстильный комбинат, мебельная фабрика, известное на всю страну коньячное производство, а Молдавская ГРЭС, построенная на Днестре, обеспечивала 90 процентов потребностей республики в электроэнергии.

Казалось бы, с такими активами страна, чье население не превышает численности жителей среднего московского микрорайона (чуть более 500 тысяч человек), могла бы стать по уровню жизни вторым Лихтенштейном. Ну, или Монако. Однако из практики карликовых государств Приднестровье позаимствовало исключительно страсть к игорному бизнесу и беспошлинной торговле. Причем развитие последней привело отнюдь не к потоку шопинг-туристов, чьи траты обеспечили бы жителям республики безбедную жизнь. В ПМР возникла уникальная модель «монополизации» экономического пространства страны на государственном, можно сказать, уровне: в лучшем случае, лишь десятая часть товаров, ввозимых на территорию Приднестровья из-за границы, реализуется в пределах его границ. Все остальное по разным каналам переправляется в Молдавию, Украину, Россию, и даже страны Западной Европы, подрывая экономики как этих государств, так и самой ПМР. Потому что доходы от развернутых на широкую ногу «экспортно-импортных операций» оседают не в бюджете непризнанной республики, а на зарубежных счетах крайне узкого круга «хозяев Приднестровья», известного в ПМР, как бизнес-группа «Шериф».

В Тирасполе, Бендерах, Рыбнице сегодня можно купить самые дешевые на территории всего бывшего СССР сигареты, самый дешевый бензин и самый доступный по цене брендовый алкоголь – вроде виски JohnnieWalker или коньяка Hennessy. Большинство пачек сигарет продаются без акцизных марок, с надписью ForDutyFreeSaleOnly – только для магазинов беспошлинной торговли. Как в такой магазин превратилась целая республика, не знают даже производители этих сигарет: они не могут ответить на вопрос, какими путями их продукция попадает в Приднестровье.

Зато ответ на этот вопрос хорошо известен любому жителю ПМР. В обиходе эти пачки приднестровцы называют «шерифовскими»: их завозит на территорию республики единственный «специмпортер», назначенный еще в 2005 году властями Приднестровья, – группа компаний «Шериф».

О холдинге «Шериф», который буквально на трупах конкурентов построили в 90-х годах бывшие советские милиционеры-опера Виктор Гушан и Илья Казмалы, не говорят как о собственнике тех или иных предприятий и прочих активов. «Шерифу» принадлежит всё Приднестровье – это знает каждый местный школьник. И ни один товар не может быть ввезен на территорию республики или вывезен за ее пределы, минуя какую-либо структуру холдинга.

В распоряжении редакции оказались документы, из которых следует, что только в период с 2005 по 2011 год бюджет ПМР не дополучил от такого безраздельного хозяйствования более миллиарда долларов налогов. Или по 2 000 условных единиц на каждого жителя, включая стариков и грудных младенцев. К механизму возникновения несусветных преференций мы еще вернемся, но, чтобы понять, как отдельно взятый хозяйствующий субъект смог подменить собой целое государство, нужно совершить краткий экскурс в историю «Шерифа».

Что охраняю, то и имею

Точка, а точнее, затяжное многоточие в конфликте между Молдавией и Приднестровьем было поставлено 1 августа 1992 года. Россия, силами 14-й армии под командованием покойного ныне генерала Лебедя, впервые успешно продемонстрировала свои способности в принуждении к миру. В границах новоиспеченной Приднестровской Молдавской Республики остались сельскохозяйственные и промышленные активы, которые, как и всё прочее наследие советской экономики, стало возможным быстро и дешево приватизировать.

Власть в ПМР возглавил лидер народного ополчения, экс-директор тираспольского завода «Электромаш» Игорь Смирнов. Очевидно, он также имел свои виды на доставшиеся активы и, кроме того, прекрасно понимал особенности и потенциальные выгоды географического положения вновь образованной республики. Прижатая к руслу Днестра узкая полоска земли между Молдавией и Украиной стала, по сути, сплошной приграничной территорией. Это значило, что главный потенциал для бизнеса кроется в экспортно-импортных операциях,транзите а ключ к абсолютной власти – в установлении тотального контроля над всем этим .

А потому самый ключевой пост в государстве – должность председателя Государственного Таможенного комитета – был передан в сверхнадежные руки. ГТК Приднестровья возглавил старший сын президента республики Владимир Смирнов.

Основатели «Шерифа» Гушан и Казмалы на баррикадах борьбы за независимость Приднестровья замечены не были, и в соратниках Смирнова поначалу не значились. Более того, оба работали в структурах, призванных бороться с воровским беспределом, рэкетом и расхищением социалистической собственности: Гушан – старшим оперуполномоченным уголовного розыска Тираспольского ГОВД, Казмалы – его непосредственным начальником. Правда, уже в 1993 году будущие совладельцы «Шерифа» решили, что участвовать в дележе активов, на которые, едва был заключен мирный договор, набросились орды «приватизаторов», гораздо выгоднее, чем ему противостоять – и дружно уволились из «органов». В первых рядах новых капиталистов стоял, разумеется, приднестровский криминалитет. Сначала непризнанным «королем» непризнанной республики был некто Николай Дрожкин по кличке Киевский. Его конкурентом в борьбе за новую собственность выступал тираспольский авторитет Стас (Станислав Алексеенко), к команде которого, по информации порталов «enews», «open-pmr»примкнули Гушан и Казмалы. В 1993 году на Стаса было совершено вооруженное покушение, и он со своими друзьями, среди которых были бывшие-милиционеры. был вынужден ненадолго выйти из игры, покинув Приднестровье. Но уже через год бывшие опера вернулись в ПМР, с надеждой на триумф.

Впрочем, триумф этот дался непросто. Ранней весной 1994 года автомобиль, в котором ехал Гушан, был взорван. Несколько человек погибли, сам же « везучий опер» остался жив. Далее события стали разворачиваться стремительно. На День Победы киллером был застрелен Никола Киевский. Следом за ним в мир без вести пропавших ушли бандиты Ботя и Парамон, составлявшие боевой костяк группировки Киевского. Собственность, принадлежавшую Дрожкину, начинает активно переводить на себя некий Сергей Турчанинов, но– вскоре его убивают в Днепропетровске. И Гушан с Казмалы занимают места на передовой фронта «дикой приватизации».

Дальнейшие события можно изложить в стилистике сводок с этого самого фронта.

Директор фирмы «Тур-При» Константинов, контролировавший поставки сигарет в ПМР, расстрелян в собственном автомобиле.

Владелец фирмы «Техно-Инфо» Крутиус. «сидевший» на поставках спирта и алкоголя, застрелен на улице в упор. Предприниматель Чербу, попытавшийся было ввезти в республику 200 контейнеров алкоголя. застрявших в порту Ильичевска Одесской области, получил несколько недвусмысленных намеков, что делать этого не нужно. Два сотрудника компании Чербу, пытавшиеся оформить документы на вывоз «зависшего» груза из порта были убиты.

Такая же участь постигла Александра Капраленко, директора фирмы «Капрал», также посмевшего получить лицензию на ввоз спирта в Приднестровье…

Список жертв большого приднестровского передела можно продолжать очень долго. Главное, что, по счастливой случайности, на выходе осталась лишь одна компания- холдинг «Шериф», завладевшая впоследующем – внимание! – монопольным правом на ввоз сигарет и табачной продукции на территорию ПМР; монопольным правом импорта алкоголя; практически беспошлинным правом ввоза стройматериалов, автомобилей, запчастей, электроники и бытовой техники, а также бензина и дизтоплива; всеми основными розничными и оптовыми торговыми сетями; единственной в Приднестровье компанией, предоставляющей услуги мобильной связи, сетью автосалонов и АЗС; известным винно-коньячным заводом Kvint, собственным телеканалом и газетами, а также казино, футбольным клубом и стадионом.

Газета «Коммерсант», писавшая о феномене Приднестровья в 2011 году, назвала холдинг Гушан и Казмалы «государством в государстве». Думается, это определение не совсем точно. Государства ПМР на тот момент уже вовсе не существовало: осталось одно лишь государство Шериф», в котором президент Игорь Смирнов играл далеко не первую скрипку. Но это не мешало ему достойно содержать семью и обеспечить благосостояние своих детей. Так, к примеру его младший сын Олег успел, по данным Генпрокуратуры РФ, купить несколько квартир в Москве и элитный дом на «Новой Риге».

За годы правления Смирнова республика Приднестровье получила в виде налогов от своего главного экономического субъекта – холдинга «Шериф» – всего 7 миллионов долларов. И всё это время руководители ПМР исправно клянчили финансовую помощь у России, не забывая безвозмездно» изымать российский газ из проходящего по территории республики участка экспортной трубы. Российские налогоплательщики кормили «трех товарищей», которых можно сравнить с пауками, опутавшими своими сетями всю республику и выпивающими на протяжении многих лет все соки из экономики страны..

Вот как это происходило в деталях.

Приднестровский «вездеход»

Перед нами – копии шести распоряжений о предоставлении налоговых льгот ООО «Шериф», с 2006 по 2011 год включительно, подписанные председателем Государственного Таможенного комитета ПМР Владимиром Смирновым во исполнение Распоряжений президента ПМР Игоря Смирнова - то есть своего родного папы. Нарочно не придумаешь.

В народе такого типа документы называются «вездеходами»: они дают право их обладателям проходить куда угодно и делать всё, что заблагорассудится.

Этими распоряжениями, «в соответствии со статусом “специмпортера”, определенным для ООО «Шериф», всем остальным хозяйствующим субъектам просто-напросто запрещен ввоз табачных изделий и этилового спирта. Это раз.

Далее, «специмпортер», объявленный абсолютным монополистом, ПОЛНОСТЬЮ освобождается от оплаты акцизного сбора, таможенных сборов и прочих налогов при ввозе товаров указанных групп, а также:

* стройматериалов;

* товаров народного потребления, включая продукты;

* пива и алкогольной продукции;

* автотранспортных средств, запчастей и оборудования;

* лома черных и цветных металлов;

* ну, и «других товаров» – видимо, на тот случай, если господа Гушан и Казмалы решат открыть легальную торговлю кокаином в принадлежащих им ночных клубах, борделях и казино.

На сигареты и спирт минимальный налог все-таки остается, но в размере, что называется, «для приличия». Так, за короб (500 пачек) сигарет, ввезенных. скажем, с территории Украины, где многие западные табачные компании давно наладили лицензионное производство известных марок, «Шериф» должен заплатить государству всего 2 доллара налогов. 0,004 доллара за пачку. 28 российских копеек по нынешнему зверскому курсу. При этом ставка никак не зависит от стоимости товара: ввози хоть Marlboro, хоть «Дукат», – 28 коппек! Неудивительно, что казна Приднестровья не лопнула от таких щедрых вливаний…

Но и это еще не все.

Высочайшим распоряжением холдинг«Шериф» полностью освобожден об обязанности сертифицировать при ввозе какие-либо товары, кроме продовольственных, наделено эксклюзивным правом торговли на территории республики за наличную иностранную валюту и при этом – внимание! – освобожден также от обязанности продавать эту наличную валюту, что под страхом тюрьмы должны делать все остальные предприниматели ПМР. Получается, руководящий Приднестровьем клан не только создал для себя идеальные, условия ведения бизнеса, но и построил надежную «стиральную машину», позволяющую оперативно переводить нажитые средства в свободно конвертируемой валюте на зарубежные счета.

Распоряжения Смирнова-старшего и его отпрыска из ГТК открыли перед «Шерифом» безграничные, беспрецедентные, в буквальном смысле этого слова, горизонты. В 2010-2011 годах в СМИ не раз фигурировали занимательные данные по приднестровскому экспортно-импортному трафику. Выяснилось, например, что мяса птицы, судя по ввозимым объемам, каждый житель ПМР потребляет примерно в 20 раз больше среднемировой нормы – килограммов эдак восемь курятины в день на каждого. У уж курят-то!.. 500 тысяч жителей Приднестровья, если верить статистике импорта, выкуривали в иные годы столько же сигарет, сколько всё взрослое население России.

Что это на самом деле значит, понятно каждому думающему человеку. Тонны алкоголя, курева, продовольствия, ввозимого «Шерифом» беспошлинно из дальнего зарубежья в Приднестровье, дальше по льготным тарифам «растаможки» веером разлетались по всем странам СНГ, или вовсе с помощью теневых схем возвращались в Европу – через близкую Румынию. Понятно также. что наличие таких «черных дыр», как ПМР, ставит под угрозу само существование СНГ. Дальнейшее пребывание в Содружестве становится для его участников просто опасным: кому захочется подставлять своих импортеров и производителей, своих налогоплательщиков.

А вот сухие цифры результатов деятельности приднестровского клана для самой непризнанной республики и ее жителей.

С 2006 по 2011 год в бюджет ПМР компании холдинга «Шериф», исходя из объемов импортированной продукции, должны были перечислить 928,5 млн. долларов акцизов и налогов. Это – если бы они работали как все, в соответствии с базовым налоговым и таможенным законодательством республики. Однако для «Шерифа» совокупный таможенный платеж составил всего 7 миллионов долларов США. То есть, получается, что казна не досчиталась суммы в 921,5 долларов, и это только по импорту. Если прибавить сюда многочисленные льготы, которыми пользуются производства «Шерифа» на территории ПМР, футбольный клуб, прочие компании, сумма недополученных государством налогов легко перевалит за миллиард долларов.

На минуточку – эта цифра сопоставима с официально заявленными объемами прямой финансовой помощи России Приднестровью как раз за этот период времени.

То есть, каждый из нас, 140 миллионов жителей России, включая младенцев и пенсионеров, внес свой личный вклад в благосостояние семей Гушана и Казмалы в размере семи с лишним долларов.

На фоне этих простых расчетов говорить о каких-то других аспектах приднестровской экономики – вроде тотального отсутствия конкуренции и мало-мальских условий роста – даже не хочется.

«Своих» не бросаем?

Распределив сферы высокодоходной деятельности в непризнанной стране на троих Гушан, Казмалы и Смирнов довольно быстро довели ее до банкротства. И в январе этого года уже новый президент ПМР Евгений Шевчук пришел в Москву, что называется, с протянутой рукой. Приднестровье, как водится, просило Россию помочь деньгами. На этот раз для выживания требовались всего-то 100 миллионов долларов. Добивались своего и мольбами, и шантажом: с подачи приднестровских СМИ на всю Россию распространялись слухи о стариках, которые останутся без пенсий, о школьниках, которым придется прекратить занятия, остановиться на светлом пути к знаниям, если вдруг братская Россия откажет в очередном транше.

Кремль поначалу занял жесткую позицию: не дадим, у самих кризис. Это породило в российской прессе волну конспирологических догадок. Дескать, теперь у России есть Крым, и Приднестровье она «сдает». Но, мне думается, все гораздо проще. В Москве, наконец, стало достоверно известно , что все эти годы субсидировали не государство ПМР, а государство «Шериф». И, если уж говорить о пенсиях, миллиарда долларов, который исходя из документов, «Шериф» не доплатил казне Приднестровья, хватило бы на 7 лет исправных выплат всем пенсионерам республики – при заявленной недавно средней пенсии в 122 доллара.

И все-таки к весне сжалились. В марте Евгений Шевчук лично и торжественно оповестил граждан ПМР о том, что из России получен очередной транш финансовой помощи в размере 522 миллиона рублей.

Выходит, своих снова не бросили. Хотя в ситуации, когда экономика Приднестровья остается все также подконтрольной одному холдингу , а бывший президент, доведший страну до преддефолтногосостояния, спокойно гуляет по Москве и даже рассуждает о перспективах возврата во властные структуры ПМР; когда ущерб исчисляется миллиардами, и никто за это не наказан, – кого в этой ситуации следует считать «своим»?

Последние новости