18+
  1. Кипрские казино не поставят на «русского рейдера»?

Кипрские казино не поставят на «русского рейдера»?

Кипрские казино не поставят на «русского рейдера»?
Власти Республики Кипр создают первое казино. В тендере на получение единственной лицензии на создание игорно-развлекательного курорта мирового класса участвуют и российские компании «Абсолют» Александра Светакова и Gleden Invest Александра Клячина. Репутация второго бизнесмена, однако, может помешать грандиозным планам россиян.

Два российских бизнесмена – Александр Светаков и Александр Клячин несколько месяцев назад вступили в борьбу за вожделенную лицензию на открытие первого игорного заведения на Кипре и сейчас ждут итогов конкурса. Как сообщил гендиректор «Абсолюта» Андрей Косолапов, их компания готова взять ответственность за девелопмент, Gleden Invest - за управление гостиничным комплексом, а американский партнер Warner Gaming – за игорную индустрию. Российская сторона планирует построить игорно-развлекательный комплекс стоимостью минимум €300 млн.: пятизвездочную гостиницу на 500 номеров, театр, развлекательный комплекс, торговый центр и казино.

Власти Кипра оценивают стоимость комплекса Cyprus Integrated Casino Resort в €500 млн. ($540 млн.) и рассчитывают за счет этого увеличить турпоток минимум на 500 тыс. человек ежегодно при нынешнем показателе в 2,4 млн. человек. Победитель конкурса получит право на создание единого игорно-развлекательного курорта мирового класса и его эксплуатацию в течение 30 ближайших лет. Причем в первые 15 лет эта лицензия будет оставаться монопольной, так что, по сути, бизнесменам, вложившимся в этот бизнес, останется только успевать «стричь купоны».

Учитывая то, что предыдущий президент Республики Кипр, а также влиятельная Кипрская православная церковь долгое время выступали против создания казино курортного типа – к этому вопросу нынче подошли основательно. Кризис 2013 года заставил местные власти пересмотреть свои взгляды на игорный бизнес. В итоге в 2015 году кипрский парламент одобрил-таки закон о работе казино, после чего был создан национальный орган по надзору за азартными играми и казино и начался прием заявок на участие в тендере.

Проект для Кипра серьезнейший, поэтому тендерной комиссии предстоит чуть ли не через микроскоп рассмотреть профессиональную компетентность участников, оценить их финансовое положение, а также понимание кипрского рынка и концепцию проектов. И если за Александра Светакова в этом смысле можно быть спокойным – в игорном бизнесе он не новичок: в начале 2000-х был совладельцем московского казино «Мираж» на новом Арбате в Москве и имеет вполне серьезную репутацию, то его партнер Александр Клячин отметился в России не самыми лучшими методами ведения бизнеса. И дела давно минувших дней могут поставить крест на грандиозных планах россиян.

Напомним, в 90-х годах бывший скромный научный сотрудник НИИ Труда Госкомитета по труду и соцвопросам Александр Клячин и его партнер Сергей Михеев создали одного из крупнейших игроков московского рынка слияний и поглощений - ЗАО «Нерль». По данным СМИ, компания быстро завоевала репутацию агрессивного и жесткого захватчика, не готового ни к каким компромиссам. «Специализировался» новый игрок на колхозах и совхозах Московской области, НИИ, строительных организациях и даже замахивался на оборонные предприятия. Но, видимо, не умел господин Клячин просчитывать ситуацию и тяжеловесность тех, на кого он пытался «наехать» – его бизнес-проекты частенько заканчивались расследованиями правоохранительных органов.

Так, например, произошло после попытки захвата «Нерлью» одного из крупнейших столичных строительных предприятий «Центрдорстрой» или оборонного института – разработчика радаров - «Фазотрон-НИИР». И в истории с ЗАО «Моспромстрой» рейдеры потерпели неудачу. После того, как некое «Межотраслевое консультационно-правовое бюро» (по слухам, за ним и стояла компания Клячина) незаконно получило доступ к реестру акционеров столичной стройкомпании, прошли фиктивные сделки дарения ценных бумаг и началась массовая скупка акций – руководство ЗАО забило тревогу и обратилось в милицию и прокуратуру. Однако и на сей раз Александру Клячину и компании удалось выйти сухими из воды.

Но самая яркая глава в биографии бизнесмена, надо полагать, касается захвата земель в Подмосковье. «Нерль» весьма жесткими способами скупала паи в регионе и тогда же столкнулась с «коллегами» - такими же рейдерами из компании «Вашъ финансовый попечитель», принадлежащей известному лендлорду Василию Бойко. Кстати, впоследствии сам Бойко рассказывал следователям, какими методами пользовалась группа силовой поддержки Клячина – ЧОП «Родон»: колхозников, владеющих вожделенной землей, вывозили за десятки километров от дома и угрожали там и оставить, если «Нерль» не получит свои паи. Возникали драки, отключалось электричество – на крестьян давили буквально со всех фронтов, а самому Бойко в одной из драк сломали руку. Но и после этого Александр Клячин благополучно избежал уголовного преследования. Что и говорить, если даже после официального обвинения в незаконном выкупе почти 830 га земли ЗАО «Бужарово» в Истринском районе и возбуждения уголовного дела следственный комитет при прокуратуре «не нашел нарушений» и дело закрыл. Не исключено, что у господина Клячина имелся свой человечек в соответствующих структурах.

В 2003 году бизнесмен, видимо, решил «сменить вывеску» - он продал «Нерль» и приобрел австрийскую компанию Austrian Hotel Company, управляющую 21 гостиницей в Европе. Причем покупатель «Нерли» - арабская Al Salam Trading Ltd – говорят, подходила к приобретению земельных активов российской компании (их продавали вместе с недостроями) с большой осторожностью. Наверняка изучали бумаги «до дыр», проверяя законность сделок, говорят некоторые наблюдатели. В итоге активы «Нерли» были проданы с большим дисконтом, зато господин Клячин получил кэш для развития гостиничного бизнеса и из вчерашнего рейдера превратился в «благородного отельера», который теперь стремится вступить в серьезнейший бизнес на международном уровне и наверняка попытается максимально обелиться перед кипрскими властями. Однако, судя по репутации Александра Клячина, его партнеры могут оказаться в весьма незавидном положении в финале тендера, а киприоты и вовсе получить скандалы, интриги и расследования. Как говорится, черного рейдера не отмоешь добела.

«Проводить прямые параллели между деловой репутацией (особенно в 1990-е годы) и вероятностью срыва конкретной сделки здесь и сейчас нельзя, - пояснил «Веку» источник, знакомый с ситуацией. - Определенная взаимозависимость, конечно, существует, однако если всех тех, к кому были вопросы в прошлом, исключать из современного делового оборота, может статься, что в России вообще не останется крупного бизнеса и почти не останется среднего.

В то же время очевидно, что риски взаимодействия с в прошлом недобросовестными партнерами значительно выше, чем в среднем по больнице. Новые потенциальные партнеры к этим вопросам относятся щепетильно, поэтому чаще всего альянсы создаются с теми, с кем уже доводилось - и успешно - сотрудничать в прошлом. В этом смысле показателен пример Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, которые около 20 лет вполне дружно владеют ПриватБанком, несмотря на очень противоречивый трек господина Коломойского. Менее удачный пример крупного инвестиционного проекта - ЗАО «Нафтатранс» (перевалка нефти в Краснодарском крае) Николая Буханцова, Анатолия Тернавского и Анатолия Локтионова. В 2013 году их корпоративный конфликт, закончившийся в судах Великобритании и Кипра, практически не сходил со страниц прессы. Там, как утверждала сторона Локтионова, как раз имело место де-факто мошенничество со стороны других партнеров.

В целом, гарантии от того, что что-то пойдет не так, нет вообще нигде и никогда - однако, конечно, это не повод не относиться со всем возможным вниманием к предыдущей деловой истории партнеров», - отмечает собеседник «Века».

«Игорный бизнес примечателен тем, что соревнование происходит не только между игроками и игорным домом, - рассказал «Веку» независимый аналитик Дмитрий Адамидов. - Казино – предприятие высокомаржинальное, поэтому позволяет быстро окупить вложения. Но в связи с этим возникает соблазн разного рода рейдерских захватов и передела собственности, что провоцирует как акционерные конфликты, так и конфликты с государством.

Ярким примером последнего является история с игорной зоной «Азов-Сити», которая открылась в 2010 году, а в 2015 было принято решение о ее закрытии. Правда, она все равно пока что работает. Рейдерские захваты и даже убийства - тоже не редкость. Тут можно вспомнить давнее убийство в 1996 году Пола Тейтума, который был совладельцем казино «Рэдиссон-Славянская», и менее кровавые события позднейшего времени, включая, кстати сказать, и «крышевание» подмосковными силовиками нелегальных казино… В общем, бизнес этот требует от инвесторов определенной «закалки». Поэтому не удивительно, что и в кипрский проект инвестируют бизнесмены, которые давно работают в отрасли, и, обтекаемо сформулируем, «знают толк в слияниях и поглощениях». При этом на Кипре им все равно будет непросто – риски там присутствуют, хотя для России и не вполне традиционные. Сами киприоты вряд ли будут создавать проблемы, но в этой связи можно вспомнить знаменитую «стрижку депозитов» 2012-2013 годов, когда политические риски вышли совершенно в иную плоскость», - заключает Адамидов.

«Конкуренция (на получение лицензии на создание кипрского казино – ред.) очень высокая: лицензия одна, и все хотят ее получить», - приводит Forbes слова одного из российских участников тендера. Кроме россиян заявки подавали консорциум Hard Rock (США) и Melco Crown Entertainment (Гонконг), Bouygues в консорциуме с Accor Hotels и Barriere (Франция), Naga Corp (Камбоджа), Bloomberry Resorts Corp (Филиппины), The Cordish Company (США), Sun International (Южная Африка) и Genting (Малайзия). Чтобы составить достойную конкуренцию этим гигантам индустрии, российские девелоперы и решили привлечь в партнеры компанию Warner Gaming, под управлением которой девять проектов, включая Hard Rock Hotel & Casino в Лас-Вегасе. А вот играть с ними в рейдерские игры господин Клячин вряд ли осмелится.

Последние новости