Константин Березин: силовики оскорбляют Путина, называют его «размазней»

Константин Березин: силовики оскорбляют Путина, называют его «размазней»
Фото: https://www.gazeta.ru/
«В голове не укладывается, что творят ФСБ, полиция, следствие, суды. Назвать это правовым беспределом нельзя, потому что если мы говорим «правовой», то подразумеваем, что там есть какие-то элементы права. Это просто какой-то абсурд», - заявил журналист.

В последнее время у политологов и журналистов в России появилась такая народная забава – кто сильнее ударит по Путину. Разумеется, не в физическом плане, а в плане каких-то словесных интервенций, подчас смелых, отчаянных и даже безумных. Чего стоят только неоднократные реляции доктора исторических наук Валерия Соловья о якобы болезни российского президента, которую эксперт называет «личным обстоятельством непреодолимой силы» и прочит главе государства скорый уход из власти.

Как оказалось, Валерий Дмитриевич и некоторые его коллеги не одиноки в своей риторике, более того, есть люди, готовые эту самую риторику публично ужесточить. Сколько в их словах правды, а сколько – вымысла, предугадать сложно, но один тот факт, что они все чаще и все жестче рассказывают о лидере крупнейшего государства на планете, безусловно должен вызывать тревогу. Ведь происходящее – непрямой намек на то, что позиции Владимира Путина во власти всерьез могли пошатнуться и многие в буквальном смысле пропустили тот переломный момент, когда президент перестал быть непререкаемым авторитетом и превратился в объект для критики, причем для всех, кто этого пожелает.

Сразу же всплывают в сознании недавние заявления политика и отставного полковника ФСБ Геннадия Гудкова, который «заочно» отправил главу государства и обозначил инсайдерскую информацию с первыми признаками того, что ожидаемый многими «транзит власти» в его традиционном понимании не состоится, поскольку передача власти от президента Путина уже происходит в пользу силовых кланов, а сам президент якобы утратил всякое влияние на ключевые процессы в стране и остался фактически без власти.

Реклама на веке
Как разместить

И эти слова в какой-то степени пересекаются с заявлениями российского журналиста Константина Березина, который всего пару дней тому назад как раз упомянул об озвученных Гудковым тезисах, однако не стал соглашаться с ними лишь потому, что процесс передачи власти в России силовикам считает уже свершившимся фактом. Более того, эксперт даже готов аргументировать свою позицию.

«Недавно посмотрел выступление Геннадия Гудкова. Я с большим уважением отношусь к его семье, и к Геннадию, и к его сыну. Но, к сожалению, не могу с ним согласиться. Он тоже выдал такое заявление, что якобы по каким-то инсайдерским источникам, переходит передача власти от Путина силовикам, что это сейчас происходит. Но, посмотрите, пожалуйста, мои прежние сюжеты. К сожалению, но уважаемого мной Геннадия Гудкова информация дошла позднее, чем до меня.

Это давно уже произошло, власть давно перешла силовикам. Судя по тому, что силовики творят, без оглядки на центральную власть, без оглядки на президент. Силовики оскорбляют Путина, называют его «размазней», доказательства этого я приводил, власть давно уже передана им. Давно власть сосредоточена в руках силовиков. Бандитов Бортникова, Бастрыкина, Колокольцева и всех остальных, включая их подчиненных в регионах. В голове не укладывается, что творят ФСБ, полиция, следствие, суды. Назвать это правовым беспределом нельзя, потому что если мы говорим «правовой», то подразумеваем, что там есть какие-то элементы права. Это просто какой-то абсурд. Людей нужно всех судить заново, абсолютно. 50% сидят невиновных, не совершавших преступления, а 50% преступления совершали, но материалами дела и следствием это не доказано. Это я говорю, как юрист», - заявил журналист.

Реклама на веке
Как разместить
Китай раздал 1,5 миллиона долларов в цифровой валюте в рамках одного из крупнейших публичных тестов страны Британские депутаты собираются изучить влияние стриминга на будущее музыкальной индустрии
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются