Корейский акцент на русском море

Корейский акцент на русском море
Фото: http://tass.ru
В последние годы приграничные воды России переживают настоящее нашествие северокорейских браконьеров. Решение же проблемы застряло где-то в высоких кабинетах Минприроды, Росрыболовства и правительства.

В середине октябре произошла очередная стычка с браконьерами на море. Пришлось даже применить оружие. Пограничники пробили машинное отделение, когда северокорейские рыбаки пытались скрыться с уловом. 20 членов экипажа были депортированы, а что остается делать?

А в начале сентября был настоящий наплыв. Несколько сотен северокорейских шхун укрылись от тайфуна «Линлин» в приморской бухте Ольга. Однако, переждав разгул стихии, суда не поторопились вернуться на родину, а принялись за незаконный лов в российской акватории.

12 сентября доблестные российские пограничники сообщили о задержании более 250 граждан КНДР и 16 лодок. Всего к поселку Преображение вслед за мигрирующим тихоокеанским кальмаром прибыло около 100 лодок – «жертв тайфуна».

17 сентября на горячем попались две северокорейские рыболовные шхуны, 11 мотоботов и 161 гражданин КНДР. При этом экипаж одной из шхун, как помним, оказал вооруженное сопротивление, ранив четверых пограничников. Шестеро задержанных также получили ранения, один из них позже скончался. А российско-корейский браконьерский конфликт вышел на новый уровень: к разбору инцидента подключились чиновники и дипломаты.

Но что-то пошло не так: 27 сентября сотрудники регионального погрануправления поймали еще три шхуны, пять маломерных судов и арестовали 262 человека.

Удивительно, что проблема всплыла только сейчас: северокорейские рыбаки, опустошившие собственные акватории, занимаются незаконным промыслом в исключительной экономической зоне России уже лет пятьдесят. На снимках со специального спутника «Ресурс-П», ежегодно в период с сентября по октябрь фиксируется от 3 до 5 тыс. иностранных судов.

Рыбу, креветок, ларг и краба азиатские «гости» добывают с помощью одноразовых сетей из полиэстерола, законодательно запрещенных в РФ. После однократного пользования такие сети просто бросаются за борт. В прочном пластике запутываются и травмируются все, кто проплывал мимо - от краснокнижных морских млекопитающих и эндемичных птиц до дайверов. Самые «ответственные» браконьеры топят дрифтерные сети с помощью камней - но даже в этом случае пластик будет разлагаться на дне еще 200 лет.

Ущерб от «совместного пользования» российскими морскими богатствами точно подсчитать не возьмется ни один эксперт - но он однозначно исчисляется сотнями миллиардов долларов. Для примера приведем такой факт: в феврале 2019 года в Приморье было задержано японское судно «Нишино Мару-68» с грузом незаконно выловленных сардины, кефали и краба-стригуна. Тогда ущерб оценили в 39 млн. рублей. А теперь представьте вред, наносимый ежегодными атаками тысяч судов.

Причем, прогрессия устрашает: если в 2018 году были задержаны 863 северокорейских рыбака, то за 9 месяцев этого года — уже более 3 тыс. человек. Под досмотр попали полторы тысячи судов, под конфискацию - 47, на каждом из которых в среднем находилось около 6 тонн кальмара, 1 тонна краба и несколько акул.

Ужасающую статистику и «боевые действия» в приморских водах власти комментируют с удовольствием. Но как всегда туманно – «нужны энергичные меры для того, чтобы навести порядок в этой области». Именно так выразился пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Видимо, это своеобразный волшебный пендель пограничникам и Росрыболовству.

Кстати в этом ведомстве «полагают, что меры противодействия северокорейскому браконьерству должны носить комплексный характер, основанный, прежде всего, на принятии властями КНДР эффективных мер контроля за выходом северокорейских судов из портов и соблюдением ими установленной властями КНДР в их водах запрета на пересечение т.н. «буферной зоны» с границей исключительной экономической зоны России». Одновременно, считают в Росрыболовстве, Россия должна принять ряд «международно-правовых мер, побуждающих власти КНДР к применению соответствующих решений и увязке их эффективности с предоставлением права на ведение северокорейским судам промысла в водах России». То есть кивают на правительство – мы, мол, не при чем, у нас «лапки», договаривайтесь в своих геополитических песочницах сами.

А что думают по этому поводу власти КНДР мы с вами так и не узнаем. Не в последнюю очередь из-за санкций, к которым присоединилась Россия. Возможно, из-за того, что браконьеры давно стали для северокорейских властей серьезным источником дохода. А еще потому, что правительство КНДР тоже хочет жить: закрути браконьерские гайки в условиях продовольственно-экономического кризиса внутри страны - и что тебе ответят сотни тысяч очень голодных и очень злых граждан?

Примечательно, что в конце августа в Приморье прошло закрытое совещание по «северокорейской» браконьерской проблеме. Представители пограничного управления ФСБ РФ по Приморскому краю, Росрыболовства и шишки из рыбопромышленной отрасли долго совещались между собой с выключенными мобильными телефонами. А потом объявили журналистам, что озвучивать итоги заседания никак нельзя. Можно предположить, что решение так и не было найдено. А, значит, ожесточенное противостояние на море будет продолжено. С неизбежными при этом потерями - как человеческими, так и экологическими.

Кстати, негласное одобрение северокорейской браконьерской экспансии было высказано еще в феврале прошлого года, когда на заседании 31-й сессии смешанной комиссии по рыболовству между Россией и КНДР российская сторона вновь подняла вопрос о наделении КНДР квотами на добычу кальмара, анчоуса и сайры в подзоне Приморского края.

Выдача квот ставилась под большое сомнение - уж больно много допустила проколов корейская сторона в 2016 году. «Нерегулируемый, несообщаемый и незаконный промысел в территориальном море и исключительной экономической зоне России приобрел массовый характер и имеет тенденцию к увеличению», - отмечено в протоколе комиссии.

Затем корейцам погрозили и потребовали оплатить все задолженности по штрафам (включая взыскания за воровство уловов и орудий добычи у российских рыбаков). И тут же, будто игнорируя протокол, Росрыболовство разрешило КНДР выловить 9 тыс. тонн кальмара в Японском море, 200 тонн сайры, 200 тонн анчоуса, а также 1 500 тонн минтая в Беринговом море. Правда, приехали северокорейцы не на 60 судах, как положено. И ловить стали все подряд, включая краба и прочих обитателей, на добычу которых они не имели права.

Официально за период навигации 2018 года было заведено более 60 административных дел, более 10 дел вылились в уголовные, и это только те истории, когда пограничники поймали нарушителей. Сколько единиц корейского флота остались безнаказанными - знает только море.

Кстати, в Японии северокорейцы свинячит точно так же - в прошлом году береговая охрана Страны восходящего солнца сделала 1 624 лодкам из КНДР «последнее японское предупреждение» и всерьез заговорила, о том, что квот на вылов кальмара корейцам не видать как своих ушей. Если наше доброе Росрыболовство еще раз выдаст квоты КНДР - все они придут к нам.

Между прочим, по условиям межправительственного соглашения мы тоже имеем право рыбачить у берегов КНДР. Но у северокорейских погранцов хватает решимости и воли так прессовать российских рыбаков, что отечественные компании просто отказываются выходить на промысел в корейские воды.

Реклама на веке
Как разместить
В Тюмени на мужчину обрушилась межкомнатная перегородка Налоговый режим для самозанятых распространят еще на 19 регионов
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются